Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ТХТІГ (На неизмѣримомъ разстояніи отъ этого жалкаго и алчнаго на¬
селенія свободныхъ гражданъ, проводя свою жизнь главнымъ обра¬
зомъ, среди толпы развращенныхъ - и до приторности раболѣпныхъ
рабовъ,, стоялъ; постоянно .уменьшавшійся классъ богатыхъ и знат¬
ныхъ *?). ..Каждый вѣкъ, при-- своемъ упадкѣ представлялъ- зрѣлище
самолюбивой роскоши рядомъ съ униженною бѣдностью, зрѣлище
богатства* какъ пресыщеннаго :чудовища, среди голодающаго насе¬
ленія;, но нигдѣ и ни въ какой періодъ эти контрасты не были
столь. поразительны, какъ именно въ ; императорскомъ Римѣ. Тамъ
цѣлое населеніе: могло трепетать отъ опасенія умереть съ голоду,
вслѣдствіе неприбытія, во-время' александрійскаго хлѣбнаго корабля,
между .тѣмъ какъ высшіе классы растрачивали цѣлыя состоянія
въ одинъ пиръ *°),. пили изъ миртовыхъ и украшенныхъ драгоцѣн¬
ными камнями чашъ, стоившихъ тысячи рублей 5|), и услаждались
мозгами. павлиновъ и языками соловьевъ ,?). Естественнымъ слѣд¬
ствіемъ этого было то, что въ населеніи страшно свирѣпствовали
болѣзни,- люди были недолговѣчны и даже женщины становились
подверженными подагрѣ 53). Въ большей части Италіи большинство
свободнаго населенія принуждено было довольствоваться даже зи¬
мою простой туникой, и роскошь тоги приберегалась только въ
видѣ особенной чести для погребенія трупа *4). И однако же, въ
это самое время одежда римскихъ дамъ отличалась неслыханнымъ
блескомъ. Плиній старшій разсказываетъ, что онъ самъ видѣлъ,
какъ • Лоллія Павлина была одѣта для брачнаго пира въ платье,
все покрытое жемчугомъ и изумрудами, стоившими 40 милліоновъ
цистерцій -“)* а между тѣмъ это было еще не самое дорогое изъ
ея платьевъ **). Обжорство, капризъ, всевозможныя излишества,
выставка на показъ, распущенность господствовали въ средѣ об¬
щества, не знавшаго никакихъ другихъ средствъ, которыми можно
бы было нарушить однообразіе своей истомленности или облегчить
тоску своего* отчаянія.- Надъ языческимъ міромъ тяготѣло какое-то
непостижимое и- страшное бремя; глубокое утомленіе и пресыщенная
похоть дѣлали человѣческую жизнь адомъ. Римскіе нобили съ мут¬
ными ; глазами безсмысленно лежали въ своихъ прохладныхъ хоро¬
махъ; чтобы хоть чѣмъ нибудь разогнать удручающую тоску, они
предпринимали, безумныя скачки по Аппіевой дорогѣ, устрояли
пиры; на которыхъ напивались до безумія, увѣнчивая свои головы
цвѣтами. Но время шло отъ этого не быстрѣе и тоска не умень¬
шалась; • , На самой вершинѣ всей этой разлагающейся системы—необхо¬
димый для нея и однако же ненавидимый всѣми, безконечно воз¬
вышенный надъ всѣмъ самымъ высокимъ въ обществѣ и однако¬
же живя въ постоянномъ страхѣ предъ самыми низкими, угнетая