Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ИСКАНІЕ ИСТИННАГО БОГА Й‘ ЖАЖДА ВЫСШАГО ОТКРОВЕНІЯ. 27 дались сокровищами завоеваннаго ,ими міра, быстро прибкижалось
къ' концу. При такихъ императорахъ, какъ Калигула й Неронъ,
ціогйбла увѣренность во всякомъ владѣніи, во всякомъ наслажде¬
ніи р даже въ самой жизни. 'И въ то время, какъ нѣкоторые
стремились возможно полнѣе и быстрѣе насладиться такою неувѣ¬
ренною жизнью, и замѣны того - высшаго' блага, котораго уже не
давала больше жизнь, искали въ утонченнѣйшихъ наслажденіяхъ, изъ
устъ Другихъ все громче- раздавались жалобы на испорченность
міра и ничтожество всего земнаго. Общее воззрѣніе на жизнь
становилось все болѣе и болѣе пессимистическимъ. !'і!' * Греческому духу не чужда - пессимистическая склонность даже
и въ цвѣтущее' время его развитія. При всемъ блескѣ окружаю¬
щихъ обстоятельствъ, у Гомера слышится легкая и однакоже ■ внят¬
ная жалоба, показывающая, что у людей уже было -предчувствіе
томительнаго сознанія недостаточности разума для разрѣшенія міро¬
вой загадки. Гомеръ тяжко вздыхаетъ<*о бренности людей. Они
увядаютъ, подобно листьямъ, и нѣтъ1 ничего жалче ихъ. „Какъ
тѣни", говоритъ Пиндаръ, „подобно сновидѣнію", говоритъ Эсхилъ;
„исчезаютъ они". -Съ теченіемъ времени все чаще встрѣчается
грустная мысль; что лучше бы совсѣмъ не родиться или
какъ моашо * скорѣе' умереть, и Софоклѣ въ своемъ Удинѣ Колонѣ
съ глубокою скорбію выражаетъ эту мысль такиііъ образомъ:
„какое счастье никогда бы не родиться!- Но-для живущаго-лучшимъ
изъ' благъ-несомнѣнно было бы-скорѣе возвратиться туда,' откуда’"-
пришелъ- онъ*Ч" И -эти мрачные тоны постепенно* становятся •звуч¬
нѣе и звучнѣе; • жалобы раздаются все громче. Отчаяніе' усилива-’1
лосы. По> Гомеруѵ въ палатѣ Зевса стоятъ два " сосуда; Ъіданъ'съ
худыми, а-Другой СЪ добрыми дарами для человѣка. Но позднѣе1
мы уже встрѣчаемъ сказаніеу что тамъ находятся два 'сосуда съ
худыми дарами й только ('оДЙйъ съ добрыми. А еще позднѣе Си¬
монидъ говорилъ: "„скорбь такъ быстро слѣдуетъ за скорбью, что
между ними нельзя; перёвесть дыханія*. Цѣлью философіи 'даже1
перестало1 служйть счастье, такъ» какъ всѣ* стали сомнѣваться въ
немъ. „Цѣлъ: всякой философіи*, говоритъ Сенека*, „научать1 пре¬
зирать- жизнь*. Язычество очевидно нршПло къ'полному' бтчаяййо *
и наконецъ1 утѣшалось* лишь -тѣмъ, ‘‘что человѣку Предоставлена
свобода находить* исходъ изъ этого жалкаго міра ’ЧреЗъ-Самоубійство'.
Раіеі ехііпз!—„исходъ изъ этой жизни'Остъ и именно—смерть":1
вотъ въ чемъ» заключалось* послѣднее' утѣшеніе-’умиравШаго 'язы--
чества.:';Вйдйшь-лй''ты, восклицаетъ' Сенека, Тѣ’крутЫя высоты?1
Оттуда. внизъ идетъ дорога1-къ свободѣ. Видать ли1 ты тб морёу
ту рѣку; тотъ--колодезь? Тамъ, въ -ихъ Глубинѣ живетъ1 •свобода*:*
Видишь* ли ты то-низкое сухое дерево? Тамъ'^ 'На немъ вйСйтъГ