Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ИСКАНІЕ-ЙСТШНШГ“ВОГА И ЖАЖДА ВЫСШАГО ОТКРОВЕНІЯ. 2 5 мудреца было лишь отдаленнымъ предвѣстникомъ: „покайтесь!- ибо
'приблизилось, царство небесное Съ этого времени получаетъ свое
значеніе человѣкъ, какъ именно человѣкъ. На первый планъ вы¬
ступаетъ его личность;, главное значеніе пріобрѣтаетъ его внутрен¬
ній духовный міръ. Хотя еще и въ языческомъ смыслѣ и большею
частью въ отношеніи къ земной жизни, но уже возникаетъ спе¬
ціальный вопросъ: какъ мнѣ быть счастливымъ? какъ мнѣ достиг¬
нуть, мира? Этотъ, великій вопросъ теперь сталъ занимать. мудре¬
цовъ, которые трудились надъ нимъ цѣлыя столѣтія, чтобы нако¬
нецъ придти къ печальному убѣжденію въ безплодности этихъ,
трудовъ. Но разъ древній, міръ достигъ наконецъ такого пункта,
онъ, очевидно, становился уже способнымъ воспринять великую
вѣсть о спасеніи свыше. Кто хочетъ быть счастливымъ, тотъ долженъ стремиться къ
знанію. Мудрецъ, знающій человѣкъ—и есть именно счастливецъ,
Ещ открыта внутренняя природа вещей, и для него, знающаго,
зло теряетъ всякое, значеніе. Но можемъ ли мы знать что нибудь?і
Можемъ ли мы знать съ несомнѣнностью? Въ области этихъ ве¬
ликихъ вопросовъ одна философская школа опровергала другую и
что, одна признавала за истину, то отрицалось другою, и все это
наконецъ завершилось полнѣйшимъ скептицизмомъ, сомнѣніемъ и
отчаяніемъ добиться истины. „Что есть истина?*—спрашивалъ
Пилатъ, а вмѣстѣ съ ,ним,ъ и безчисленное множество его совре¬
менниковъ. Въ длинномъ рядѣ Цицеронъ приводитъ ученія раз¬
личныхъ. философовъ о человѣческой душѣ, и затѣмъ прибавляетъ:
„какое изъ этихъ мнѣній истинно, знаетъ лишь Богъ; даже какое,
только вѣроятнѣе; изъ нихъ—и это трудный вопросъ*. „О, если,
бы. у насъ былъ руководитель къ истинѣ!" со вздохомъ замѣчаетъ
Сенека. И вотъ лучшіе, мыслители съ тоскою начинаютъ искать
талеръ, руководителей, видятъ ихъ въ Платовѣ, Биѳагорѣ .и. дру¬
гихъ мудрецахъ сѣдой -древности. Въ поискахъ за ними не- удовлег
твррящгря и греками^ египетская, даже-индійская МУДРОСТЬ, повидиг
мрму, дредставляется. имъ болѣе ,многообѣщающею; въ этомъ отно¬
шеніи. Нѣчто, таинственное, нѣчто далекое еще продолжаетъ, внут
щатъ нѣкоторое довѣріе. Но & тамъ , скоро замѣчается разочаро¬
ваніе-. «Мы будемъ, ждать*, уже Платонъ говорилъ, :„того, будь,
этЦі.Богъ или Цогомъ вдохновенный, человѣкъ,, который научитъ
насъ; .нашимъ религіознымъ обязанностямъ и, какъ говоритъ у
Гом.ера Дойна Діомеду, сниметъ повязку съ нашихъ глазъ*. Въ
друк,омъ. мѣстѣ онъ же, замѣчаетъ: „мы должны по. крайней,.мѣрѣі
стремиться, къ лучшему человѣческому знанію у чтобы,, съиомощью его:,
какбы нѣкрего парома, проплыть, исполненное опасности ,м.оре-
жизни, если уже нѣтъ намъ возможности для болѣе безопаснаго, и