Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ОСОБЕННОСТИ ПОСЛАНІЯ СВ. АП. ІАКОВА. выраженія могутъ быть объяснены параллельными мѣстами въ сочи¬
неніяхъ пиѳагорейцевъ "*). Несомнѣнныя однакоже особенности пѳт
сланія можно видѣть въ чрезвычайномъ множествѣ параллелей,
представляемыхъ его языкомъ съ языкомъ другихъ писателей. Онѣ
столь многочисленны, что мы не имѣемъ достаточно мѣста для
того, чтобы выписать ихъ вполнѣ, но ни одинъ тщательный чита¬
тель не можетъ совершенно упустить ихъ изъ виду,'”). Онѣ по¬
казываютъ, какъ сильна была его самобытность, которая могла
поглощать вліяніе многихъ различныхъ источниковъ, однакоже
вполнѣ сохраняя свою собственную независимость. Въ этомъ
отношеніи посланіе св. Іакова замѣтно отличается отъ посланія
св. Климента римскаго. Св. Іаковъ, даже когда онъ заимствуетъ
какъ изъ іудейскихъ пророковъ, такъ и изъ александрійскихъ
теософистовъ, переплавляетъ ихъ языкъ въ манифестъ іудейскаго
христіанства огнемъ и силой своей собственной индивидуальности.
Онъ высѣкаетъ огонь изъ всего, что только заимствуетъ. Кли¬
ментъ воспринимаетъ гораздо болѣе пассивнымъ образомъ. Онъ
отличается дружелюбною и примирительною каѳоличностыо, кото¬
рая заставляетъ его усвоятъ нравственное ученіе всѣхъ школъ;
но у него нѣтъ той индивидуальной силы, которая могла бы
дать ему возможность влить въ то, что онъ заимствовалъ, индиви¬
дуальную силу. ш. Слогъ св. Іакова въ сравненіи съ его тономъ мысли пред¬
ставляетъ своеобразное сочетаніе чистаго краснорѣчиваго и даже
ритмическаго греческаго языка съ пророческою бурностью и пла¬
менною суровостью израильскаго пророка. Чистота греческаго языка
принималась нѣкоторыми за основаніе для сомнѣнія въ подлин¬
ности посланія 118). Но возраженіе это не имѣетъ вѣса. Палестина,
даже Галилея, была въ то время двуязычною. Св. Іаковъ вѣроятно
говорилъ погречески отъ самого своего дѣтства. Поэтому для
него не могло встрѣтиться затрудненія въ писаніи на этомъ языкѣ,
а его природныя дарованія могли дать ему лучшій слогъ, чѣмъ
какимъ обладали многіе изъ его соотечественниковъ ”9). Но даже
если и не такъ, то что препятствуетъ предположить, что св. Іаковъ,
подобно ап. Петру, пользовался „толковникомъ" іго), или прибѣгалъ
къ самому обыкновенному способу, подвергая свою рукопись
просмотру какого нибудь образованнаго еллиниста? Мысли, поря¬
докъ ихъ и тонъ, въ которомъ онѣ выражены, совершенно таковы,
какъ мы должны были бы ожидать изъ всего, что мы знаемъ о
писателѣ; форма же выраженія легко могла быть исправлена
какимъ нибудь литературно-образованнымъ членомъ церкви іеру¬
салимской. Но властный тонъ, благородная строгость, требованіе
непоколебимой преданности законамъ Божіимъ, даже поэтическіе