Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
346 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. исчезла; но въ ученіи св. Іакова еще оставался отголосокъ того
нѣжнаго патріотизма, съ которымъ Христосъ оплакивалъ упорство
преступнаго Іерусалима. Однако даже этого человѣческаго голоса
своего согражданина, котораго они почитали и который не вос¬
пламенялъ ихъ горючей ненависти поношеніемъ того, на что они
возлагали всѣ свои упованія,—они не хотѣли слушать. Когда
они умертвили праведнаго блюстителя закона, то переполнили
чашу своего беззаконія. Это было около того самаго времени,
какъ одинъ странный фанатикъ, носившій ходячее имя Іисуса,
явился въ Іерусалимъ на праздникъ кущей и началъ оглашать
улицы печальнымъ крикомъ: „Горе городу! Горе храму! Голосъ отъ востока! Голосъ отъ
запада! Голосъ отъ четырехъ вѣтровъ! Голосъ противъ Іеруса¬
лима и храма! Голосъ противъ жениха и невѣсты! Голосъ противъ
всего народа!" Встревоженный и раздраженный его криками, народъ жало¬
вался на него. Безпомощный виновникъ былъ схваченъ и приве¬
денъ къ прокуратору Альбину, но и тамъ не хотѣлъ отвѣчать ни
на одинъ изъ предложенныхъ ему вопросовъ; даже страшное биче¬
ваніе, которому онъ былъ подвергнутъ до обнаженія его костей,
не вырвало изъ его устъ никакого другаго звука, кромѣ воскли¬
цанія: „горе, горе Іерусалиму!" Будучи не въ состояніи добиться
отъ него отвѣта, іудеи отпустили его какъ сумасшедшаго; и каж¬
дый годъ въ теченіе семи лѣтъ, по великимъ годичнымъ праздни¬
камъ, онъ ходилъ по городу съ своимъ завывающимъ крикомъ,
не отвѣчая никакому человѣку, ни доброму, ни худому, но всегда,
били-ли его, или относились съ ласкою, постоянно твердилъ одно и
тоже: „горе!" Наконецъ во время осады онъ вдругъ воскликнулъ:
„горе, горе и мнѣ также!" и камень изъ римской катапульты
поразилъ его на смерть. Кровь св. Іакова, пролитая священниками и зилотами, обагрила
храмовой дворъ въ Іерусалимѣ въ 63 году по Р. Хр. Не прошло
еще и трехъ лѣтъ, какъ мраморный полъ храма залитъ былъ
кровью болѣе чѣмъ восьми тысячъ зилотовъ, которые рѣзали другъ
друга въ междоусобномъ побоищѣ. Бананъ, первый и главный ви¬
новникъ этого мученичества, погибъ самымъ жалкимъ образомъ.
Онъ- былъ схваченъ идумеянами и умерщвленъ, и его тѣло было
выброшено обнаженнымъ на съѣденіе собакамъ и дикимъ звѣ¬
рямъ 8В). Не прошло еще шести лѣтъ, какъ священники, опухшіе
отъ голода, въ отчаяніи бросались въ жертвенное пламя ва). Едва
прошло семь лѣтъ, какъ городъ и храмъ превратились въ обго¬
рѣлыя и -окровавленныя груды развалинъ, и самое мѣсто, народъ
и обрцда^тв. мудейства уничтожены были навсегда. ■ ■ ■ашиииадямііва