Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
"СГѵЛЗГ и ;. -іріі'выЕ дни христіанства. образными вліяніями и такими знаніями. Вся его жизнь внушала
ему, и .притомъ,путемъ совершенно отличнымъ отъ пути теорети¬
ческаго, - согласія, убѣжденіе въ томъ, что Богъ есть отецъ всего
рода, человѣческаго. Въ свѣтѣ Христова повелѣнія собрать все
человѣчество въ стадо Ёго церкви, обѣтованія и пророчества, про¬
ходящія чрезъ весь ветхій завѣтъ, получили новое значеніе. Воспи¬
таніе, полученное ап. Павломъ отъ св. Духа Божія, чтобы онъ
могъ стать „истиннымъ сосудомъ избранія" для привлеченія языч¬
никовъ ко Христу, сдвинуло, такъ сказать, центръ тяжести всей
его богословской системы. Какъ въ богословскомъ, такъ и въ гео¬
графическомъ отношеніи онъ теперь зналъ, что считать Іерусалимъ
центромъ всей земли было лишь фикціей раввинства. Единственная
вещь, которая угрожала опасностью дѣлу обращенія міра, была по¬
пытка взвалить на шею язычниковъ иго обрядности, котораго они
не въ силахъ были носить. Для ап. Павла невозможно было оста¬
навливаться на символизмѣ, который придавалъ закону его истинный
блескъ. Для его цѣли необходимо было выяснить для сознанія всѣхъ
наиболѣе страшную сторону закона, именно его значеніе въ смыслѣ
закона проклятія и рабства. Въ. пылу спора онъ принужденъ былъ'
употреблять о законѣ такія выраженія, какъ „бѣдныя немощныя
начала*, каковаго выраженія, какъ мы можемъ естественно пред¬
полагать, св. Іаковъ не могъ бы употребить самъ ни при какихъ
обстоятельствахъ. Едва ли можно удивляться, если столь безпо¬
щадная полемика способна была возбудить самыя яростныя чув¬
ства. Раввины, еъ подтвержденіе своей ограды левитскихъ іала-
хоѳъ, ссылались на выраженіе книги Екклезіастъ (х, 8): „кто раз¬
рушаетъ ограду, того ужалитъ змѣй", а Павелъ разрушалъ эту
ограду во всѣхъ ея направленіяхъ. Это было обязанностью и цѣлью
его жизни, и вслѣдствіе этого онъ былъ укушенъ „порожденіемъ
ехиднинымъ*. Тѣ, дѣломъ которыхъ было обращеніе народныхъ
массъ къ вѣрѣ во Христа, показывать религію во всей ея широтѣ
и привлекательности, давать ей привлекательный видъ еъ глазахъ
всѣхъ, любящихъ милосердіе и образованіе, всегда возбуждали тре¬
вожный антагонизмъ болѣе боязливыхъ натуръ" 71). Но жизнь и
воспитаніе св. Іакова, а впослѣдствіи до значительной степени и
колоритъ его мнѣній, были какъ разъ противоположны космополи¬
тизму. Насколько мы знаемъ, онъ никогда не оставлялъ Іеруса¬
лима послѣ Вознесенія. Все, что онъ зналъ о внѣшнемъ мірѣ, это
тотъ взглядъ на него, который составлялся у него отъ сношенія съ
пасхальными паломниками, приходившими отъ „разсѣянія" со
всѣми своими мыслями, всецѣло занятыми Іерусалимомъ и однимъ
только Іерусалимомъ. Въ такомъ сношеніи .ничто не могло осла¬
бить, а скорѣе все- могло усилить чувство іудея касательно величія