Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
334 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. его личностью*, и. характеромъ благоговѣнія, съ своими длинными
назорейскиші волосами, спускавшимися по его бѣлому одѣянію,
всталъ-..съ своего сѣдалища для того, чтобы закончить разсужде¬
ніе, .возбуждавшее столь много ожесточенной страстности. Фари¬
сеи настаивали на исполненіи закона, закона Моисеева, какъ
священнаго, неотмѣняемаго, огненнаго, закона синайскаго, ради
котораго., по ихъ мнѣнію, сотворенъ былъ самый -міръ,—закона,
о .:крторомъ Самъ Спаситель сказалъ, что Онъ пришелъ не разру¬
шить, но исполнить его, мало того, который Онъ даже лично испол¬
нилъ и относительно котораго Онъ открыто заявилъ, что ни одна
іота или черта не должна исчезнуть изъ него. Кто же имѣлъ
власть сказать, что этотъ законъ, который изреченъ былъ среди
пламенѣющаго огня, при звукѣ трубъ, среди миріады ангеловъ,—
кто могъ бы осмѣлиться сказать, что какая либо часть его была
временною и что какое либо изреченіе его подлежало отмѣнѣ?
Кто могъ бы осмѣлиться доказывать, что онъ предназначался
только для іудеевъ и что прозелитамъ не было надобности при¬
нимать его, и что вообще онъ не предназначался для всего міра?
Могъ ли бы даже самый Бат-Колъ, голосъ съ неба йе), стать вы¬
ше его всеобщей священности или отмѣнить, хотя бы даже для
одного язычника, постановленіе касательно положенія филоктеріи
или цвѣта узаконенной кисти? Не свидѣтельствуетъ ли преданіе,
что. всѣ души даже народовъ еще не рожденныхъ были собраны
въ страшной горѣ для выслушанія провозглашавшагося тамъ за¬
кона? И нужно помнить, что эти доводы были произносимы въ
Іерусалимѣ среди и съ вѣдома до безумства фанатичнаго
населенія, произносимы, такъ сказать, въ аудиторіи тѣхъ длин¬
ныхъ вѣковъ священной исторіи, свидѣтелемъ которыхъ была
каждая башня и каждая вышка святаго города, — произносимы
людьми, которые были не только фарисеи, но и христіане. Нужно
помнить также далѣе, что всякій доводъ, который они приводили,
приходилось дѣлать, такъ сказать, скороговоркой въ виду возбуж¬
деннаго и предубѣжденнаго настроенія большинства слушателей,
такъ какъ онъ почти предвосхищался живою и возбужденною чув¬
ствительностью, почти до своего произнесенія выразительно взвѣ¬
шивался въ теченіе всей жизни лелѣявшимися убѣжденіями, ко¬
торыя отождествлялись съ самою сущностью религіи. Противъ
этого могущественнаго теченія упорнаго іудейства напрасно бо¬
ролся бы Павелъ, нѣкогда яростный инквизиторъ и гонитель; Па¬
велъ, ненавистный отступникъ синедріона, Павелъ, который при¬
нималъ участіе въ смерти первомученика; Павелъ, подозрѣваемый
учитель языческихъ обычаевъ, подкапывавшійся подъ законниче-
скую праведность-, и не только Павелъ, но даже и Варнава,