Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ГО ПЕРВЫЕ ДНЯ^ХРЙСТІХНСТЕА ное суевѣріе, мы должны боготворить, говоритъ Сенека, постоянно
имѣя въ виду, что почтеніе относится скорѣе къ нравственности,
чѣмъ къ самой боготворимой вещи. На все это мудрецъ смотритъ
какъ на нѣчто установленное законами, а не какъ благоугодное
богамъ*. Барронъ возвелъ это воззрѣніе въ формальную систему,
когда сталъ различать три рода религіи: миѳическую для поэтовъ,
физическую (естественную религію) для философовъ и народную
религію для народной массы. Подобнымъ же образомъ большинство
дѣлало различіе между эсотерическимъ знаніемъ образованныхъ и
эксотерической религіей невѣжественной толпы. Секстъ эмпирикъ
' былъ полный скептикъ. Все его ученіе' исходитъ изъ основнаго
положенія, что ничего нельзя знать, что все недостовѣрно, даже и
существованіе боговъ, и однако же онъ прибавляетъ къ этому:
„слѣдуя привычкѣ, мы принимаемъ, что боги есть и что они за¬
нимаются промышленіемъ, и мы почитаемъ ихъ“. Эпикурейцы
также не всѣ раздѣляли ненависть Лукреція къ вѣрѣ, но большею
частью стояли на точкѣ безразличія. Они не отрицали существо¬
ванія боговъ самихъ по себѣ, но только утверждали, что они не
заботятся о мірѣ. Такъ представлялась возможность оставить тем¬
ный народъ въ покоѣ съ своими богами, между тѣмъ какъ всякій
образованный человѣкъ считалъ своимъ правомъ свысока отно¬
ситься къ этимъ самымъ, потерявшимъ для него значеніе, боже¬
ствамъ. Но собственно посредническое вѣроученіе мы находимъ
Только въ стоической, тогда наиболѣе распространенной школѣ.
Она стремилась къ примиренію между собою вѣры и философіи,
причемъ, рядомъ съ высочайшимъ Богомъ, котораго она считаетъ
пантеистическимъ всебогомъ, ею признается и множество нисшихъ
боговъ. Это именно боги народныхъ религій. При такомъ воззрѣніи
стоикъ, держась своего собственнаго эсотерическаго представленія
о Богѣ, въ тоже время находилъ возможнымъ принимать и эти
религіи съ ихъ безчисленными богами и жертвоприношеніями, ора¬
кулами и чудесами, предзнаменованіями и посвященіями, и даже
не прочь былъ участвовать въ нихъ. Что касается образованныхъ классовъ, то мы несомнѣнно
должны признать, что вѣра въ боговъ древней религіи у нихъ
исчезла. На мѣсто ея у нѣкоторыхъ водворился полный атеизмъ
и нигилизмъ, у большинства же — извѣстный, большею частью
пантеистически окрашенный монотеизмъ. Они признавали особое
божество, стоящее надъ обыденными богами, нѣкое божественное
вѣчное существо, которое,, хотя и смутно, но всетаки съ извѣстною
опредѣленностью отличалось отъ міра. Разлагающійся политеизмъ
естественно приводилъ къ пантеизму. Если многіе боги язычни¬
ковъ суть боги нрироды, то и единый Богъ, въ которомъ соче¬