Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
праздниковъ, сотнями тысячъ паломниковъ, изъ которыхъ многіе были
христіане -8Э), то это положеніе сразу же придало брату Господню
необычайный, авторитетъ. Онъ сдѣлался столпомъ церкви (Гал. п, 9),
и если бы было во власти кого нибудь, даже въ послѣдній часъ,
оказать вліяніе на народъ древняго завѣта, то эту задачу могъ
совершить только онъ. Онъ окруженъ былъ тѣнью страшной тайны
въ качествѣ земнаго брата Того, истинная божественность котораго,
какъ превѣчнаго Сына Божія, все болѣе и болѣе, по мѣрѣ того,
какъ проходилъ годъ за годъ, прояснялась Святымъ Духомъ въ
сердцахъ учениковъ. И это окружающее его личность благоговѣніе,
возвышавшееся среди іудеевъ его Давидовымъ происхожденіемъ,
еще болѣе увеличивалось вслѣдствіе суровой святости его харак¬
тера. Это былъ человѣкъ (какъ носились въ народѣ слухи, отго¬
лосокъ которыхъ мы можемъ замѣтить и въ послѣдующихъ столѣ¬
тіяхъ), „ который одинъ входилъ во святилище и найденъ былъ простер¬
тымъ въ молитвѣ, такъ что колѣна его сдѣлались столь жесткими
и изможденными, какъ у верблюда, потому что онъ всегда колѣ¬
нопреклоненно молился Богу и просилъ о прощеніи своему на¬
роду “ ео). „Это праведникъ". „Это обліамъ, оплотъ народа". „Ему
даже позволялось, какъ говорили въ народѣ, подобно первосвя¬
щеннику носить на своемъ челѣ петалонъ—золотую дощечку, на
которой написано было: „святыня Господу" 6І). Послѣднее мнѣніе
есть вѣроятно символическое выраженіе, преобразованное въ
фактъ Сі), потому что мы не имѣемъ ни малѣйшаго свидѣтельства,
чтобы такое преимущество давалось кому нибудь, если 'бы даже
онъ происходилъ, какъ могъ происходить и Іаковъ, не только изъ
Давидова, но и Ааронова рода ез). Но не невѣроятно, что Іаковъ,
какъ назорей, могъ быть допущенъ къ участію въ нѣкоторыхъ изъ
священническихъ преимуществъ е4). Во всякомъ случаѣ, эти раз¬
сказы показываютъ, что къ нему относились съ исключительнымъ
почтеніемъ, такъ какъ сказанія обыкновенно сосредоточиваются
вокругъ именно величайшихъ людей, подобно тому, какъ только
высочайшія горныя вершины окутываются горною мглой. Всѣ, имѣю¬
щіяся у насъ данныя, показываютъ, что онъ самымъ Промысломъ
приспособленъ былъ къ тому, чтобы предоставить послѣднюю воз¬
можность всякому, кто только хотѣлъ, принять спасеніе, будетъ ли
это въ іудейской столицѣ или среди двѣнадцати колѣнъ разсѣянія.
Вслѣдствіе всего характера своихъ взглядовъ, онъ могъ говорить
имъ голосомъ болѣе воспріемлемымъ, чѣмъ всякій другой человѣкъ. Въ разсказѣ о томъ негодованіи, которое возникло въ Іеру¬
салимѣ, когда прибыло извѣстіе, что Петръ, не довольствуясь
крещеніемъ языческихъ пришельцевъ, даже жилъ въ ихъ домахъ-
и ѣлъ съ ними, имени Іакова не упоминается. Намъ не сооб-