Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
РЕЛИГІОЗНОЕ СОСТОЯНІЕ ЯЗЫЧЕСКАГО МІРА. 9 историкъ, который еще рѣшительно жилъ убѣжденіемъ, что боги
занимаются міроуправленіемъ, вмѣшиваются въ ходъ вещей, и раз¬
личными предзнаменованіями, о которыхъ такъ любитъ разсказы¬
вать Тацитъ, предвозвѣщаютъ будущее. Діонисій Галикарнасскій 8),
который не задолго до Рождества Христова писалъ „Римскую
Исторію*, удивляется въ Ромулѣ болѣе всего тому, что онъ счи¬
талъ основой государственной жизни нѣчто такое, о чемъ гово¬
рятъ многіе государственные мужи, но о достиженіи котораго ста¬
раются лишь немногіе, именно благоволеніе боговъ, которые, гдѣ
только они существуютъ, все направляютъ къ лучшему для лю¬
дей. Не смотря на то, что многіе смѣялись надъ нимъ, онъ
твердо вѣрилъ, что боги заботятся о людяхъ, и въ подтвержде¬
ніе этого съ полною вѣрой разсказываетъ случай, какъ чрезъ вмѣ¬
шательство боговъ обнаружилась невинность одной ложно обви¬
ненной весталки. Особенно вѣрующимъ и благочестивымъ въ язы¬
ческомъ смыслѣ является Плутархъ; но именно при чтеніи его не¬
вольно выносится впечатлѣніе, что эта вѣра, — съ ея какбы насиль¬
ственнымъ характеромъ, съ ея постоянными жалобами на невѣріе вре¬
мени и съ ея ссылками на прошедшія лучшія времена,—заключаетъ
въ себѣ нѣчто искусственное, между тѣмъ какъ у Тацита, какъ пока¬
зываетъ его презрѣніе къ христіанству и ко всѣмъ чужимъ культамъ,
не малое значеніе, безъ сомнѣнія, имѣли и политическіе мотивы. Большинство однако же, какъ и всегда, держалось сере¬
дины. Не отвергая вполнѣ народной вѣры и не порывая связи
съ нею открыто, они обыкновенно довольствовались тѣмъ міро¬
созерцаніемъ, содержаніе которому давалось образованіемъ. Сами
уже не вѣря больше въ боговъ, они тѣмъ не менѣе считали
полезнымъ и въ государственныхъ видахъ выгоднымъ, чтобы на¬
родъ всетаки вѣрилъ въ нихъ. Вслѣдствіе этого они остере¬
гались открыто разглашать о своемъ невѣріи и лицемѣрно уча¬
ствовали даже въ религіозныхъ церемоніяхъ, внутренно считая
себя однакоже стоящими выше всѣхъ этихъ остатковъ древняго
суевѣрія. Неразумная толпа, по мнѣнію Страбона *), подобно дѣ¬
тямъ прельщается сказками о богахъ. „Для философа невозможно
научить уму-разуму массу рабочихъ и нисшихъ классовъ на¬
рода и при помощи философскихъ ученій приводить ихъ въ бла¬
гочестію, богобоязненности и совѣстливости. Этого можно до¬
стигнуть только при помощи суевѣрія, а оно не можетъ быть безъ
басней и чудесныхъ исторій. Громовой перунъ, трезубецъ, драконы
боговъ—все это такія же басни, какъ и все старое ученіе о бо¬
гахъ. Все это, въ качествѣ пугала, установили основатели госу¬
дарствъ для дѣтски мыслящихъ массъ народа".—-„Всю эту толпу
боговъ, которую собрало въ продолженіе долгаго времени разнообраз-