Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ВРАТЪ ГОСПОДЕНЬ. жгег пріятіе. Все это сознавалось такъ ясно и повсюду, что ни одинъ
изъ отцевъ и учителей церкви никогда не высказывалъ мнѣнія,
чтобы посланіе это было написано сыномъ Зеведеевымъ, первымъ
мученикомъ изъ апостоловъ. Единственное свидѣтельство (если только
названіе свидѣтельства можно придавать очевидной ошибкѣ) можно
найти въ единственномъ латинскомъ манускриптѣ девятаго столѣ¬
тія. Манускрипты перевода Пешито, правда, приписываютъ его
Іакову „апостолу0; но напрасно было бы истолковывать это, вы¬
раженіе въ' томъ смыслѣ, будто оно разумѣетъ Іакова сына Зе-
ведеева, когда гораздо вѣроятнѣе, что подъ этимъ терминомъ ра¬
зумѣется Іаковъ сынъ Алфея; или что терминъ „апостолъ" (согласно
съ менѣе специфическимъ употребленіемъ его въ апостольскомъ
вѣкѣ) 2) указываетъ здѣсь лишь на общее достоинство Іакова, брата
Господня. Поэтому можно только сожалѣть, что такая безосновательная
теорія поддерживается даже новѣйшими комментаторами этого по¬
сланія 8). Приводимые въ подтвержденіе ея доводы совершенно
несостоятельны. Предполагаемая невѣроятность того, чтобы кто-либо
изъ круга двѣнадцати апостоловъ, прожилъ, ничего не написавъ
въ подтвержденіе своего ученія, не имѣла бы значенія аргумента
даже въ томъ случаѣ, если бы смерть сына Зеведеева не случи¬
лась такъ неожиданно и въ столь раннюю пору. Предполагаемыя
Сходства съ ученіемъ Іоанна Крестителя имѣютъ лишь крайне об¬
щій характеръ; они могли случиться одинаково у всякаго
христіанскаго писателя 4), и въ подтвержденіе этого можно
бы привести много другихъ примѣровъ. Кромѣ того, болѣе чѣмъ
сомнительно, былъ ли Іаковъ, сынъ Зеведеевъ, когда нибудь уче¬
никомъ Іоанна Крестителя. Есть данныя для заключенія, что онъ
не состоялъ въ той маленькой группѣ учениковъ, которые были
съ Іоанномъ Крестителемъ на Іорданѣ, когда они внервые услы¬
шали призывъ Христа. Представляемыя этимъ посланіемъ черты сход¬
ства съ нагорною проповѣдью одинаково можно бы объяснять,
если бы авторомъ его былъ сынъ Алфея. Ими вовсе не вызывается
теорія, что писатель слышалъ эту рѣчь, такъ какъ заимствованія
изъ нея онъ могъ сдѣлать вслѣдствіе взаимообщенія съ св. Матѳеемъ,
или вслѣдствіе личнаго чтенія тѣхъ документовъ, которые быть
можетъ послужили первоисточниками при составленіи Евангелій *).
Но даже если бы они давали право на заключеніе, что авторъ
посланія лично слышалъ благодатныя слова Христа, всетаки
отнюдь нѣтъ ничего невѣроятнаго въ томъ, чтобы Іаковъ „братъ
Господень", равно какъ и сынъ Зеведеевъ, находились въ то
время среди толпы слушателей. Мнѣніе, будто выраженіе „Го¬
сподь славы" дѣлаетъ вѣроятнымъ, что писатель видѣлъ Преобра¬