Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
308 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. Равнымъ образомъ Іаковъ, „братъ Господень* (№ 3), есть безъ
сомнѣнія первый епископъ Іерусалима (№ 5) и братъ Іуды (№ 6). Оба они новидимому были братьями между собою и двоюрод¬
ными по отношенію къ третьему Іакову, сыну Зеведея. Затѣмъ
возникаетъ вопросъ: кто изъ этихъ трехъ Іакововъ есть авторъ
посланія? А этотъ вопросъ, въ свою очередь, тѣсно связанъ съ
дальнѣйшимъ вопросомъ: не есть ли этотъ сынъ Алфея тоже самое
лицо, что и первый „епископъ Іерусалима?* Въ свою очередь
этотъ послѣдній вопросъ въ дѣйствительности зависитъ въ своемъ
рѣшеніи отъ вопроса: кто были „братья Господниили, другими
словами, можемъ ли мы подъ названіемъ „братьевъ* Спасителя
разумѣть Его двоюродныхъ братьевъ? Что касается Іакова, сына Зеведеева, то вопросъ объ ав¬
торствѣ его самъ собою разрѣшается отрицательно, въ виду не¬
сомнѣнныхъ и очевидныхъ данныхъ, а) Никто изъ древнихъ авто¬
ровъ никогда не думалъ приписывать ему это посланіе; б) онъ
былъ первый мученикъ изъ двѣнадцати апостоловъ, и такъ
какъ его мученичество совершилось въ царствованіе Ирода
Агриппы I, въ 44 г. по Р. Хр., четырнадцать лѣтъ спустя послѣ
Вознесенія (Дѣян, хп, 2), то посланіе это, будь оно написано имъ,
было бы самой ранней книгой во всемъ новозавѣтномъ канонѣ.
Указанія самаго посланія и .описываемыя въ немъ обстоятельства
церкви несовмѣстимы съ такимъ предположеніемъ. Минуя теперь
вопросъ, имѣетъ ли оно въ виду полемическую цѣль отвѣчать
тѣмъ, которые извращали или преувеличивали воззрѣнія св. ап.
Павла, мы всетаки ясно видимъ, на основаніи другихъ данныхъ,
что оно не могло быть нанисайо въ такую раннюю пору какъ
44 годъ послѣ Р. Хр. Авторъ его обращается къ двѣнадцати ко¬
лѣнамъ разсѣянія, а до миссіонерскихъ трудовъ ап. Павла хри¬
стіанство не успѣло еще распространиться среди іудеевъ по всему
міру. Даже іудеи Малой Азіи, равно какъ и іудеи въ Греціи,
услышали имя Господа Іисуса въ первый разъ изъ его именно
устъ. Ученіе объ оправданіи вѣрою въ той выразительной формѣ,
которая только одна и могла подлежать извращенію (2 Петр.
ш, 15), раньше его не проповѣдывалось никѣмъ изъ христіан¬
скихъ миссіонеровъ и проповѣдниковъ. Оно нашло своего вели¬
каго провозвѣстника въ лицѣ апостола язычниковъ и свое полнѣй¬
шее развитіе въ посланіяхъ къ Галатамъ и Римлянамъ. Помимо
другихъ пунктовъ, весь тонъ этого посланія показываетъ, что оно
обращено было къ церквамъ, которыя подлежали опасности впасть'
въ состояніе усыпленности и безжизненности, а не къ тѣмъ цер¬
квамъ, которыя чувствовали въ себѣ пылъ первой любви. Въ этихъ
христіанскихъ общинахъ изъ іудеевъ напр. уже возникало лице¬