Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПОСЛАНІЕ КЪ ЕВРЕЯМЪ. 291 і вѣтъ, а новый завѣтъ былъ отмѣною Ветхаго, потому что онъ
: былъ какбы сущностью для тѣни, какбы картиной для эскиза. ,, Онъ основанъ былъ на лучшихъ обѣтованіяхъ, имѣлъ вѣчнаго
к Первосвященника^ не нуждался въ возобновленіи, съ увѣренностью
і взиралъ на исполненіе безграничныхъ надеждъ, ликовалъ вслѣд-
I ствіе доступа къ соприсутствію съ Богомъ, въ силу именно за¬
конченнаго жертвоприношенія и безконечнаго заступничества сво-
■ его Царя и Первосвященника, Божественнаго Спасителя и Пре-
:• вѣчнаго Господа. Къ этому заключенію сводилось все посланіе. Въ первыхъ шести
главахъ, съ ихъ многочисленными увѣщательными и пояснитель¬
ными отступленіями, писатель оправдалъ свои вступительныя сло¬
ва, что Богъ „въ послѣдніе дни сіи говорилъ намъ въ Сынѣ“.
г Этого онъ достигъ доказательствомъ превосходства Христа надъ ан-
(>, гелами, надъ посредниками ветхаго завѣта (і, 5; п, 18) и надъ Моисеемъ богопризваннымъ законодателемъ (ш, 1; іѵ, 16). Затѣмъ, | показавъ какимъ образомъ Христосъ осуществлялъ требующіяся для * первосвященства качества, именно какъ Первосвященникъ по : чину Мелхиседека (ѵ, 1—10), апостолъ переходитъ къ тор- 5 жественной нотѣ, которою онъ намѣревается подготовить мысли своихъ читателей для должнаго вниманія къ его главной аргумен-
5 тацш (т, 11—ѵі, 20). Эта аргументація распадается на три части, именно: а) Превосходство Мелхиседекова первосвященства, а слѣдова- • тельно и первосвященства Христова, надъ первосвященствомъ Аарона
во многихъ отношеніяхъ (ѵп, 1—28). б) Превосходство установленій Христова новаго завѣта надъ
установленіями ветхаго (ѵш, 1—іх, 28) съ особеннымъ указаніемъ
на обряды дня очищенія. в) Заключительное обобщеніе изложенныхъ уже выводовъ
(х, 1-18). ѵп. Третье торжественное предостереженіе. Главный трудъ апостола теперь законченъ. Онъ изложилъ предъ
недавними обращенцами изъ іудейства неопровержимыя основанія
для твердаго содержанія того, что они приняли, и для неоставле-
нія лучшаго ради худшаго, совершеннаго для несовершенннаго,
дѣйствительнаго для недѣйствительнаго, первообраза ради копіи,
вѣчнаго ради преходящаго. Теперь ему остается только дополнить
значеніе своихъ доказательствъ торжественнымъ предостереженіемъ
и увѣщаніемъ, и это онъ дѣлаетъ прежде всего увѣщаніемъ къ
вѣрѣ, частью въ формѣ ободренія (х, 19—25), частью въ формѣ