Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
десять дней извѣстны были подъ названіемъ „страшныхъ дней* и
„десяти покаянныхъ дней". День очищенія былъ столь страшенъ,
что по свидѣтельству одной іудейской книги „объ обрядахъ“ са¬
мые ангелы бѣгали взадъ и впередъ въ страхѣ и трепетѣ, говоря:
„вотъ, насталъ день суда!* Полное прощеніе, достигнутое покая¬
ніемъ, не давалось раньше этого дня 888). Въ этотъ день провоз¬
глашалось наступленіе юбилейнаго года. Въ этотъ только день
народъ рано приходилъ въ синагоги и оставлялъ ихъ поздно 888).
Въ этотъ только день, какъ говорили іудеи, сатана не имѣлъ силы
обвинять, потому что Га-Сатанъ по исчисленію (гематріи) есть
364, чтд значитъ, что въ теченіе одного остающагося дня въ
году онъ принужденъ хранить молчаніе 8э0). Умереть наканунѣ этого
дня считалось добрымъ предзнаменованіемъ 8ЭІ). По предположе¬
нію преданія это былъ день, въ который Адамъ согрѣшилъ и покаялся;
въ который былъ обрѣзанъ Авраамъ; въ который даны были
Моисею вторыя скрижали 892). Въ теченіе его давалось прощеніе
за большинство грѣховъ даже безъ покаянія, а по толкованію рав -
вина Іуды Гаккодеша даже за всѣ грѣхи, исключая богоотступни¬
чества 88а). Язычники, по мнѣнію раввиновъ, совершили роковую
и самоубійственную ошибку, разрушая этотъ жертвенникъ, потому
что онъ давалъ искупленіе даже за нихг, что теперь было невоз¬ можно 884). Три книги, говорили они, открыты были въ день но¬ ваго года—одна для совершенно нечестивыхъ, другая для совер¬
шенно праведныхъ и третья для промежуточнаго класса. Первые
запечатлѣны къ смерти, вторые къ жизни, а рѣшеніе судьбы
третьихъ откладывалось до дня очищенія ). Первосвященникъ готовился къ священному служенію этого
дня съ необычайною тщательностью. За семь дней до него онъ
удалялся изъ своего собственнаго жилища въ помѣщеніе предсѣ¬
дателя синедріона и назначалъ сагана или уполномоченнаго, ко¬
торый бы могъ дѣйствовать вмѣсто него въ случаѣ, если бы онъ
самъ оказался неспособнымъ къ великому служенію вслѣдствіе
какой либо обрядовой нечистоты. Когда старѣйшины синедріона
читали ему объ обязанностяхъ этого дня, то они говорили: „господинъ
нашъ первосвященникъ, читай самъ, читай самъ; быть можетъ ты
забылъ или никогда не изучалъ этого*. Наканунѣ его брали къ
восточнымъ воротамъ и въ виду тельцовъ, барановъ и ягнятъ'
давали ему наставленіе, что онъ долженъ дѣлать. Къ сумеркамъ
послѣдняго вечера ему позволялось немножко ѣсть, чтобы онъ
не уснулъ. Затѣмъ его передавали старѣйшимъ священникамъ,
которые брали съ него клятву и говорили: „господинъ нашъ
первосвященникъ, мы посланники синедріона, а ты нашъ послан¬
никъ, й мы заклинаемъ тебя Тѣмъ, который живетъ въ этомъ