Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
■ ПОСЛАНІЕ КЪ ЕВРЕЯМЪ. І69 номъ въ томъ смыслѣ, что онъ преподавалъ Аврааму правило
первосвященства,, причемъ хлѣбъ былъ прообразомъ хлѣба' пред¬
ложенія, а вино прообразомъ вина возліянія. Другіе раввины, ссы¬
лаясь на Притч. іх, 5: „идите, ѣшьте хлѣбъ мой и пейте вино
мною растворенное", говорятъ, что Мелхиседекъ объяснялъ Аврааму
законъ. Это очевидно лишь простые вымыслы фантастическаго тол¬
кованія, старающагося воспользоваться всякимъ случаемъ для про¬
возглашенія вѣчности левйтской обрядности. Тѣмъ не менѣе мно¬
гіе христіанскіе писатели, проникнутые тѣмъ духомъ, который
видитъ въ св. Писаніи больше, чѣмъ даетъ оно, дѣлаютъ изъ этогО-
простаго акта гостепріимства священническое возношеніе и дока¬
зываютъ (вмѣстѣ съ Беллярминомъ), что оно было одною ‘изъ
особенностей его первосвященства 2‘7). Но что хлѣбъ и вино
тутъ не имѣли преобразовательнаго значенія, это ясно изъ молча¬
нія о нихъ въ этомъ посланіи. Если бы такое объясненіе было
законнымъ, то этотъ пунктъ, столь соотвѣтствующій цѣли писателя,
не пройденъ былъ бы имъ безъ вниманія, особенно въ виду того,
что Филонъ, держащійся совершенно подобныхъ взглядовъ ка¬
сательно Мелхиседека, говоритъ даже, что при этомъ случаѣ онъ
принесъ жертвоприношеніе за побѣду — ётаѵ&іа ё<Ье 2ВЯ). Но о
подобномъ жертвоприношеніи апостолъ не говоритъ ни слова. Въ
чемъ бы ни состояло первосвященство Мелхиседека, апостолъ- во
всякомъ случаѣ не упоминаетъ о жертвоприношеніи. Онъ едва,
только даже намекаетъ на хлѣбъ и вино, и отнюдь не выводитъ
изъ нихъ заключенія, что они представляли собою евхаристи¬
ческую жертву. Но апостолъ касается другихъ пунктовъ, которые повидимому
возвышаютъ достоинство или таинственность М,елхиседека, говоря.,
что онъ былъ „безъ отца, безъ матери, безъ родословія, не имѣющій
ни начала дней, ни конца жизни*. Характеръ толкованія св. Пи¬
санія здѣсь совершенно таковъ же, какъ и въ другихъ посланіяхъ
ап. Павла. Но онъ принимаетъ библейскій фактъ такъ, какъ онъ
стоитъ, и просто указываетъ его прообразовательное значеніе.
Однакоже это именно мѣсто дало поводъ къ многимъ несостоя¬
тельнымъ соображеніямъ касательно Мелхиседека, которыми оправ¬
дывались многія странныя гипотезы. Такія разсужденія не воз¬
никли бы никогда, если бы мы болѣе знакомы были съ тѣмъ
способомъ отношенія къ св. Писанію, который преобладалъ въ
Александріи и въ теченіе цѣлыхъ столѣтій существовалъ въ позднѣй¬
шихъ школахъ Тиверіады и Вавилона. Конечно, если слова эти принимать въ буквальномъ смыслѣ,
то они могутъ имѣть лишь одно значеніе. Тотъ, кто не имѣлъ ни
отца, ни матери, ни предковъ, ни начала дней, ни конца жизни,-