Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ФИЛОНЪ И УЧЕНІЕ' О ЛОГОСѢ. 225 считать божественное существо непознаваемымъ, презирать тѣло
какъ источникъ всякаго зла,—то не видѣли другаго средства
выпутаться изъ своихъ логическихъ затрудненій, какъ именно
изобрѣтеніемъ Логоса какъ некоего первосвященника міра, и под¬
чиненіемъ ему всякаго рода силъ и духовъ, пока они не взяли
окончательно кормила внѣшней природы изъ рукъ Бога и не пере¬
несли его въ вѣденіе посредствующихъ существъ 52). Чтобы сдѣ¬
лать понятнымъ тотъ методъ, въ силу котораго эта іудейская фило¬
софія получала самое право на свое существованіе, мы предста¬
вимъ два—три образчика аллегорическихъ выводовъ, которые да¬
вали александрійцамъ возможность заставлять Моисея выражать *
мысли Платона и обращать „религіозную философію“ въ нѣчто
такое, что они принимали за „философскую религію". Но эти при¬
мѣры мы представляемъ въ особомъ приложеніи, подъ заглавіемъ:
„образцы Филоновой аллегоріи*,—въ концѣ книги. Наиболѣе тѣсно связано съ именемъ Филона ученіе о Логосѣ,
и нѣкоторые изслѣдователи даже утверждаютъ, что евангелистъ
Іоаннъ и до нѣкоторой степени ап. Павелъ въ посланіи къ
Евреямъ (хотя онъ, невидимому, и избѣгалъ употребленія этого
именно слова) заимствовали это ученіе у него. Нетрудно однако¬
же показать, что въ дѣйствительности это совершенно не такъ. Слово Логосъ имѣетъ два значенія—разумъ и слово или рѣчь.
Филонъ употребляетъ его то въ одномъ, то въ другомъ изъ этихъ
значеній, но преимущественно въ первомъ. Когда онъ хочетъ
дѣлать различіе между ними, онъ называетъ слово „изреченнымъ
разумомъ* (Хбуое тгро^орг/бд и разумъ „имманентнымъ словомъ"
(Хоуо? еѵою&т]тос). Разумъ, говоритъ онъ, подобенъ источнику, а
слово или рѣчь есть то, что истекаетъ изъ него. Сѣдалище разума
есть правящая и духовная область человѣческой природы; сѣда¬
лище слова или рѣчи находится въ голосовыхъ органахъ 63). Отсюда
„божественный Логосъ" есть проявленіе Бога, и выраженіе—„свя¬
щенный Логосъ" употребляется въ отношеніи св.-Писанія; „истин¬
ный Логосъ" есть правило жизни, именно правило жить согласно
съ высочайшею природою. Множественное число: „божественные
Логосы" Филонъ употребляетъ вмѣсто „силъ природы". Нужно
только сдѣлать еще одинъ шагъ впередъ, чтобы олицетворить эти
Логосы и отождествить ихъ съ ангелами. Съ другой стороны ангелы
иногда превращаются въ идеи. Отсюда, взятая съ слабѣйшей изъ
своихъ сторонъ, философія Филона можетъ быть характеризована
какъ одна' изъ системъ, въ которыхъ „нѣчто есть все и все
есть нѣчто" г’4). Но помимо всего этого, самъ Логосъ у него то и дѣло оли¬
цетворяется. 1