Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ІУДЕЙСТВО', ПЕРЕВ. СЕМИДЕСЯТИ ТОЛКОВНИКОВЪ И АЛЕКС. ФИЛОСОФІЯ. 215 считали переводъ св. Писанія на вульгарный языкъ непоправи¬
мымъ несчастіемъ. Уже давно запрещено было писать слова закона
на шкурѣ нечистыхъ животныхъ; еще бблыпимъ нечестіемъ, по ихъ
мнѣнію, былъ переводъ закона на языкъ языческаго міра. Развѣ
возможно было на вульгарномъ языкѣ выразить всѣ великія истины
этого закона? Развѣ возможно было воплотить этотъ законъ въ
грубыя формы неосвященнаго языка безъ того, чтобы не улету¬
чились нѣкоторые изъ самыхъ возвышенныхъ элементовъ истины?
Какъ Богъ Сима могъ говорить неблагословенными звуками Іафета?
Но и помимо невозможности на одномъ языкѣ выразить въ точ¬
ности чувства и мысли другаго, развѣ не очевидно, что при этомъ
по необходимости должны были быть допущены нѣкоторыя уступки
греческимъ и вообще языческимъ предубѣжденіямъ со стороны
переводчиковъ? Въ -противовѣсъ восторженнымъ ликованіямъ але¬
ксандрійскихъ -іудеевъ м), они проводили день опубликованія гре¬
ческой Библіи въ постѣ и считали его столь же злополучнымъ
днемъ, какъ и тотъ день, въ который Израиль поклонился золо¬
тому тельцу и ликовалъ вокругъ него 15). Съ своей точки зрѣнія раввины Іерусалима были болѣе, чѣмъ
наполовину правы. Они имѣли добрыя основанія подозрительно
относиться къ тому, что они называли „мудростью іонійцевъ“ 1в).
Изданіе Библіи на греческомъ языкѣ несомнѣнно содѣйствовало
видоизмѣненію міросозерцанія іудеевъ и способно было расширить
ихъ международный взглядъ, подготовить путь къ христіанству,
разрушить средостѣніе раздѣленія между ними и другими наро,-
дами, показать нелѣпость многихъ изъ легендъ, древнихъ обычаевъ
и установившихся системъ, основывавшихся на своеобразномъ по¬
ниманіи ими своихъ излюбленныхъ „ текстовъ “. Но кромѣ этого,
не можетъ быть сомнѣнія, что іудейство, будучи лишено формы,
въ которой заключалась самая сущность его исключительности,
вслѣдствіе этого самаго много теряло въ своемъ отличительномъ харак¬
терѣ. Когда іудеи начали сознавать, что они не исключительные
обладатели истины, то у нихъ явилось стремленіе умалять драго¬
цѣнность истины, которая была ихъ особымъ наслѣдіемъ. Желаніе
ученаго раввина Іоханана Бенъ Напуха, который желалъ объеди¬
нить палліумъ Іафета съ таллиѳомъ Сима, отнюдь не было легко
Когда во время смутъ и бѣдствій, разразившихся надъ александ¬
рійскими іудеями въ проконсульство Фланка, многіе изъ нихъ ку¬
пили себѣ свободу отъ пытокъ и избіенія вѣроотступничествомъ,
то строгіе законники Палестины лишь укрѣпились въ своемъ убѣж¬
деніи, что іудеямъ нельзя было изучать литературу язычниковъ,
не- подвергаясь опасности. Когда одного древняго раввина спро¬
сили, въ какой часъ можно изучать греческую литературу,—то