Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
іудейство, перев. семидесяти толковниковъ И АЛЕЖ). философія. 2Г1 сердцѣ апостола народовъ, въ любящей нѣжности св. Іоанна;
Богослова, въ суровой и возвышенной нравственности св. Іакова,
брата Господня. Тоже самое бываетъ съ истиной и при воспріятіи ея различ¬
ными общинами. Каждая изъ церквей также имѣетъ 'свою, такъ
сказать, отдѣльную, личную субъективность. Духъ Божій, гово¬
рившій въ древности въ пророкахъ, есть тотъ же самый Духъ
Христовъ, который говоритъ въ церкви теперь. Голосовъ много,
но изреченіе одно. Церкви различаются между собою такъ же,
какъ различаются и отдѣльныя личности. Отсюда и въ самомъ
воспріятіи христіанства всегда замѣтно было разнообразіе, какъ оно
проявлялось въ церквахъ Африки и Палестины, въ школахъ
Александріи и Антіохіи, въ церквахъ востока и запада. Хри¬
стіанство по своей сущности едино, но эта сущность проявлялась
въ разнообразіи сообразно національнымъ или культурнымъ осо¬
бенностямъ тѣхъ народовъ, которые его воспринимали. -Христіане
Египта не были безусловно тождественны въ своемъ вѣровоззрѣніи
съ христіанами Ефеса, или христіане Ефеса съ христіанами Рима. Въ высшей степени важное значеніе имѣла дѣятельность церкви
Александрійской. Христіанская школа Александріи находилась
подъ сильнымъ вліяніемъ взглядовъ и преданій тѣхъ іудейскихъ
школъ, изъ которыхъ она возникла. Съ этими школами она была
связана неразрывнымъ теченіемъ историческихъ событій. Мы по¬
стараемся поэтому представить здѣсь бѣглый и общій взглядъ на
происхожденіе и характеръ христіанства въ Александріи, особенно
въ виду того, что это можетъ послужить къ болѣе полному
уясненію характеристическихъ особенностей подлежащаго нашему
разсмотрѣнію посланія къ Евреямъ. Іудещ не смотря на все упорство, съ которымъ они держались
своихъ національныхъ воззрѣній и обычаевъ, всетаки выказывали
въ извѣстныхъ предѣлахъ замѣчательную приспособительность къ
цивилизаціи и тону мысли того вѣка и той страны, въ которые
поставила ихъ судьба. Но іудейство нигдѣ еще не терпѣло столь
замѣтнаго видоизмѣненія, какъ именно въ Александріи, особенно
въ то время, когда іудейская религія впервые пришла въ сопри¬
косновеніе съ греческой философіей. Такимъ образомъ страна
рабства ихъ отцевъ сдѣлалась для позднѣйшихъ іудеевъ школою
мудрости 1). Если приведеніе востока и запада въ болѣе тѣсное между
собою соприкосновеніе было однимъ изъ главныхъ дѣлъ Александра
Великаго, то величайшимъ слѣдомъ, который онъ оставилъ въ
исторіи міра,было основаніе имъ Александріи. Іудейскій еллинизмъ,
какъ выраженіе восточной мысли на греческомъ языкѣ и сліяніе