Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
это было, напримѣръ, въ церкви Коринѳской) каждый въ своемъ
фанатическомъ эгоизмѣ старается заглушить истины, открытыя
другимъ, такъ чтобы общее вниманіе обратятъ лишь на свои соб¬
ственныя откровенія, какъ бы онѣ ни были окрашены его лич¬
нымъ духомъ,—гдѣ не принимается во вниманіе, что среди разно¬
образія даровъ и служеній просвѣчиваетъ дѣйствіе одного и того
же Духа Святаго,—тамъ наступаетъ смѣшеніе, взаимное издѣва¬
тельство и чуждая духу истинной религіозности борьба. И съ
другой стороны, гдѣ всѣ механически повторяютъ въ теченіе
цѣлыхъ столѣтій одинъ и тотъ же шибболетъ, гдѣ всякое изслѣ¬
дованіе сокрушается подъ пятою власти, гдѣ въ дѣйствительности
не можетъ быть никакого независимаго изслѣдованія, потому что
всѣ выводы напередъ продиктованы тиранніей самозванной непо¬
грѣшимости,—тамъ дѣйствительно водворяется однообразіе, но
вмѣстѣ съ нимъ порча и разрушеніе. Это двѣ крайности, укло¬
ненія въ которыя составляютъ существенный признакъ заблуж¬
денія въ богословіи, такъ какъ истина вселенскаго христіанства
заключается лишь въ гармоническомъ сочетаніи этихъ двухъ сто¬
ронъ. По своей сущности истина эта едина, но въ практическомъ
примѣненіи она по необходимости должна разнообразиться, какъ
разнообразится солнечный свѣтъ, проходя чрезъ извѣстную среду.
Свѣтъ небесный, подобно свѣту солнечному, можетъ достигать насъ
лишь чрезъ земное досредство. Солнечный свѣтъ, чтобы не ослѣпить
насъ своею яркостью, долженъ проходить чрезъ атмосферу съ ея
слоями паровъ видимыхъ и невидимыхъ; онъ долженъ сверкать съ
тысячи поверхностей; долженъ пламенѣть на горныхъ вершинахъ,
блистать на поверхности моря и окрашиваться заревомъ вечернихъ
облаковъ. И однакоже, когда онъ достигаетъ насъ, не смотря навсѣ
свои видоизмѣненія, онъ всетаки благодѣтеленъ и даже болѣе благодѣ¬
теленъ вслѣдствіе этихъ именно видоизмѣненій,—потому что онъ все¬
таки солнечный свѣтъ. Такимъ же именно образомъ и свѣтъ небесный,
чтобы быть пригоднымъ для воспріятія нашихъ ограниченныхъ
способностей, долженъ также проходить чрезъ среду человѣческой
субъективности. Онъ долженъ обнаружить благословенное разно¬
образіе въ силѣ и постепенности напряженія, смотря потому,
проходитъ ли онъ чрезъ душу Моисея, или Исаіи, или Іакова,
или ап. Павла. Но самъ по себѣ онъ никогда не можетъ вести
къ заблужденію, потому что онъ есть именно свѣтъ съ небесъ.
Таинственный свѣтъ, который, какъ свидѣтельствуетъ іудейское
сказаніе,, сіялъ изъ драгоцѣнныхъ камней нагрудника Ааронова,
неперемѣнно блестѣлъ то лазурью сапфира, то темнозеленымъ цвѣ¬
томъ. изумруда, то болѣе мягкимъ сіяніемъ аметиста. Такъ именно
неперемѣнно сіяетъ и свѣтъ боговдохновенности въ пламенномъ