Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
Г6ТЗ ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. ' былъ въ своихъ глубочайшихъ симпатіяхъ съ св. Іаковомъ, сильно
чувствовалъ вліяніе фарисейскихъ христіанъ въ Іерусалимѣ, въ зна¬
чительной степени пользовался теократическими символами (1 Петр.
і, 2, 18—25; и, 9,, 10; Исх. хіх, 5, 6),—не смотря на все это,
онъ въ этомъ посланіи своемъ лишь только намекаетъ на Моисеевъ
законъ. Даже если бы каждую изъ этихъ особенностей, взятую
отдѣльно^ можно бы считать какъ случайность, то взятыя всѣ
вмѣстѣ онѣ получаютъ весьма значительный вѣсъ; да и нѣтъ ни¬
какой возможности предполагать, чтобы поддѣлыцихъ (даже если бы
поддѣлыцикъ вообще могъ произвести такое посланіе) могъ въ од¬
номъ короткомъ сочиненіи собрать столь много примѣровъ тонкой
правдоподобности 156). 6. Весьма замѣчательною чертою посланія, и именно такою,
которая должна имѣть большое значеніе въ отношеніи заключенія
касательно времени его происхожденія, особенностей и цѣлей, слу¬
житъ та степень, до которой писатель чувствовалъ на себѣ вліяніе
какъ св. Іакова, такъ и ап. Павла “6). Едва ли кто, сравнивая
количество и особенность тождественныхъ выраженій, приведенныхъ
нами въ примѣчаніи, можетъ не придти къ убѣжденію, что они
могутъ быть объяснены только вліяніемъ болѣе раннихъ писателей
на позднѣйшихъ. Въ эту эпоху, какъ среди іудеевъ, такъ и хри¬
стіанъ, свободно усвоивалась фразеологія, которую начали считать
общимъ достояніемъ. Что ап. Петръ, сознательно или несознательно,
здѣсь заимствовалъ, это можно считать несомнѣннымъ, какъ по
хронологическимъ, такъ и по психологическимъ соображеніямъ.
Если это посланіе было написано изъ Рима, то мы видимъ самое
сильное основаніе къ заключенію, что оно написано было позднѣе,
чѣмъ посланіе къЕфесянамъ и слѣдовательно послѣ смерти св. Іакова.
Самый способъ, какимъ пишетъ ап. Петръ, показываетъ, что онъ
часто принималъ фразеологію другихъ, но придавалъ ихъ языку
нѣсколько отличный оттѣнокъ въ значеніи. Когда мы примемъ во
вниманіе чрезвычайную пластичность натуры ап. Петра, чувстви¬
тельную впечатлительность и порывистую воспріимчивость, кото¬
рыми отличаются всѣ его извѣстныя намъ дѣйствія; когда мы
вспомнимъ также, что въ его духѣ было подходить ко всякому
предмету съ практической, а не съ умозрительной стороны, и менѣе
всего обращать вниманіе на различія въ формѣ содержанія общей
вѣры, потому что его умъ былъ поглощенъ созерцаніемъ той
славной надежды, которой онъ по преимуществу былъ апостоломъ,
то мы найдемъ новыя основанія для признанія подлинности этого
посланія. Мы видимъ въ немъ простой, не систематическій, практи¬
ческій .синтезъ дополнительныхъ, а не противорѣчивыхъ истинъ,
которыя - преподавались какъ. ап. Павломъ, такъ и св. Іаковомъ.