Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ПЕРВЫЕ ДНИ -ХРИСТІАНСТВА. ТШ гутъ бытъ приведены болѣе или менѣе сильные доводы, есть второе
посланіе ай; Петра. Оно по крайней мѣрѣ не находитъ себѣ достаточ¬
наго5 подтвержденія въ свидѣтельствахъ преданія,и). Касательно нѣ¬
которыхъ изъ нихъ многіе сомнѣвались какъ въ древнія, такъ
и въ новѣйшія времена. Діонисій Александрійскій и Евсевій Ке¬
сарійскій, Гаій и Іеронимъ, Еразмъ и кардиналъ Каэтанъ, Сикстъ,
Сенензій и Лютеръ "4), Гроцій и многіе другіе считали нѣкоторые
изъ нихъ по меньшей мѣрѣ второканоническими, подлинными (если
только подлинными вообще) въ нисшемъ смыслѣ этого слова и
имѣющими ниспгій авторитетъ; но вообще мы имѣемъ всѣ осно¬
ванія радоваться, что они общимъ согласіемъ преданія допущены
въ каконъ новозавѣтныхъ христіанскихъ книгъ. Изъ сказаннаго съ достаточностью, намъ думается, обнаружи¬
вается разнообразное и высокое значеніе писаній, которыя мы
намѣрены изслѣдовать теперь. Ан. Павелъ, какъ уже сказано было
нами, останавливается, не исключительно конечно, но главнымъ
образомъ, на христіанскомъ ученіи, св. Іаковъ — на христіан¬
ской жизни, ап. Петръ—на христіанскихъ испытаніяхъ, и ап.
Іоаннъ—на христіанскомъ опытѣ. Ап. Павелъ настаиваетъ, глав¬
нымъ образомъ, на значеніи вѣры, св. Іаковъ—на значеніи дѣлъ,
ап. Петръ—на надеждѣ, а ап. Іоаннъ—на любви; ап. Павелъ представ¬
ляетъ “8) духъ христіанской свободы, ап. Петръ — духъ вселен-
скости, ап. Іаковъ говоритъ голосомъ церкви прошлаго и ап. Іоаннъ
говоритъ голосомъ церкви будущаго; ап. Петръ есть основатель,
ап. Павелъ—распространитель, ап. Іоаннъ—завершитель; ап. Петръ
представляетъ намъ образецъ ревности и дѣятельности, ап. Павелъ—
верхъ мысли и мудрости, св. Іаковъ—добродѣтели и вѣрности, ап.
Іоаннъ—чувства и святости “*). Затѣмъ св. Іакову христіанство
представляется какъ исполненіе Ветхаго Закона, ап. Петру—какъ
завершеніе ветхой теократіи, ап. Павлу—какъ завершеніе Ветхаго
Завѣта, а ап. Іоанну—какъ завершеніе всѣхъ- истинъ, которыми
обладаетъ міръ “5). Такія обобщенія конечно могутъ оказаться не
совсѣмъ точными, такъ какъ даютъ поводъ къ выставленію только
какой либо одной особенности каждаго писателя, причемъ дру¬
гія стороны могутъ на время остаться безъ вниманія. Тѣмъ не
менѣе они не безполезны и содѣйствуютъ уясненію болѣе выдаю¬
щихся особенностей каждаго изъ нихъ. Двѣ вещи во всякомъ слу¬
чаѣ несомнѣнны: одна состоитъ въ томъ, что во всѣхъ существен¬
ныхъ чертахъ каждый изъ священныхъ писателей содержалъ ка¬
ѳолическую вѣру одну и нераздѣльную, которая не болѣе измѣ¬
няется ихъ различнымъ личнымъ характеромъ, чѣмъ свѣтъ измѣ¬
няется въ своемъ существѣ вслѣдствіе того, что мы видимъ его
то блистающимъ на небесахъ, то отражающимся на поверхности