Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ТЗГХ^Г “лттгтшіл дни—ііткгплп^і іэл. который, неотступно держась непримиримыхъ формулъ, ведетъ къ
разъединенію и партійности... . Не безинтересно замѣтить, что тѣ же самыя отличительныя
особенности проявляются и въ дальнѣйшихъ писателяхъ перваго
и втораго' столѣтій. Въ посланіи псевдо-Варнавы мы видимъ пре¬
увеличенный духъ богословія ан. Павла; въ лже-Климептинахъ—
преувеличенное іудейство, дѣлающее особеннымъ героемъ св. Іакова.
Св. Петръ, стоя между двумя крайностями, признавался вождемъ
обѣими этими партіями. Василидъ, противоіудейскій египетскій
гностикъ, заявлялъ, что онъ получилъ свое ученіе отъ Главція,
толкователя ап. Петра; а одно апокрифическое сочиненіе, выра¬
жавшее сильное предостереженіе противъ іудейскаго богослуженія,
называлось „проповѣдью ПетраСъ другой стороны ал. Петръ
раздѣляетъ, хотя и въ меньшей сравнительно съ св. Іаковомъ сте¬
пени, почтеніе въ строгимъ законникамъ, которые написали „Лже-
Климентовы Бесѣды“ и „ПризнаніяВъ менѣе рѣзвой формѣ, но
все-таки еще съ нѣкоторымъ преувеличеніемъ, Ерма, авторъ знаме¬
нитаго „Пастыря “, отражаетъ въ своей книгѣ ученіе св. Іакова; между
тѣмъ какъ св. Климентъ Римскій, по своему духу каѳолпчвый
подобно ап. Петру, во всѣхъ своихъ симпатіяхъ „сочетаетъ отли¬
чительныя черты всѣхъ апостольскихъ посланій“ и, „не принад¬
лежа ни въ одной партіи, невидимому принадлежалъ во всѣмъ “ 6. Остаются три посланія св. ап. Іоанна 11°), которыя можно
считать всѣ вмѣстѣ какъ послѣднее выраженіе христіанскаго откро¬
венія въ Новомъ Завѣтѣ. Они тѣмъ болѣе интересны и важны не
только вслѣдствіе этого, но и потому, что составляютъ произведеніе
апостола, который былъ особенно близокъ къ сердцу Христа и въ
теченіе многихъ лѣтъ жилъ лицемъ въ лицу съ великимъ языче¬
скимъ міромъ. Посланія эти также составляютъ прозведеція чело¬
вѣка, который въ своей жизни видѣлъ громадныя перемѣны въ
ростѣ и судьбахъ христіанской церкви. Онъ быть можетъ былъ
единственнымъ апостоломъ, который видѣлъ, какъ умеръ Іисусъ
Христосъ; послѣднимъ онъ оставался у креста и первымъ явился
у пустой гробницы. Какъ человѣкъ, который присутствовалъ при
смертномъ одрѣ пресв. Матери Господа, онъ былъ однимъ изъ очень
немногихъ свидѣтелей страшныхъ тайнъ, которыя дано было отчасти
открыть св. Лукѣ, послѣ того какъ онѣ въ теченіе многихъ лѣтъ
въ святомъ безмолвіи сохранялись въ сердцѣ Присно-Дѣвы. Онъ
былъ однимъ изъ разсѣявшагося въ отчаяніи общества, учениковъ,
которые провели въ тоскливомъ ужасѣ тотъ страшный день, когда
они узнали, что Іисусъ бездыханно лежалъ во гробѣ, и не пони¬
мали еще, что Ему надлежало воскреснуть опять. Въ теченіе
четверти столѣтія онъ былъ единственнымъ живымъ человѣкомъ не М І1І с-