Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
именно посланія ап. Іоанна, представляютъ ту фазу богословской
мысли, въ которой главные споры, волновавшіе первое десятилѣтіе
исторіи церкви, уже улеглись или навсегда разрѣшены были паде¬
ніемъ Іерусалима. Къ этому времени истина Христовой вѣры начала
подвергаться нападеніямъ совнѣ отъ новыхъ невиданныхъ дотолѣ
противниковъ, или подрываться внутри новыми видами заблужденія. Такъ какъ мы предполагаемъ подробно изслѣдовать эти по¬
сланія, то здѣсь можемъ ограничиться только немногими общими
замѣчаніями касательно ихъ. В. Посланіе св. Іуды есть твореніе не апостола-писателя, но
того, кто извѣстенъ какъ „братъ Іакова“, епископа іерусалим¬
скаго, и который очевидно строгостью характера и силою своего
убѣжденія походилъ на своего болѣе извѣстнаго брата. Его краткое
посланіе интересно по самымъ своимъ особенностямъ. Оно изоби¬
луетъ своеобразными и, живописными выраженіями и пользуется
какъ іудейскими гагадоеами, такъ и апокрифической литературой,
съ которыми писатель очевидно познакомился еще во время своего
прежняго воспитанія. Благодаря заключающимся въ немъ пылкимъ
обличеніямъ гностическаго вольнодумства и распущенности, оно
читается подобно страницѣ изъ пророка Амоса или Исаіи, и есть
очевидно твореніе человѣка, который, подобно столь многимъ изъ
раннихъ іудейскихъ христіанъ, считалъ какъ національнымъ, такъ
и религіознымъ долгомъ, при вступленіи въ церковь, сохранять
вѣрность Моисееву закону. Оно представляетъ собою отчасти нѣчто
въ родѣ предварительнаго Апокалипсиса, но вмѣсто постоянныхъ
символовъ ограничивается отдѣльными иносказаніями. 4. Такимъ же суровымъ іудейскимъ характеромъ, дѣлающимся
еще болѣе непреклоннымъ отъ аскетизма писателя, отличается
каждая страница посланія св. Іакова. Живя исключительно въ Іеру¬
салимѣ, точный, подобно самимъ фарисеямъ, въ исполненіи Моисеева
закона (вслѣдствіе чего получилъ названіе „праведнаго “), онъ при¬
званъ былъ только „быть іудеемъ для іудеевъ", и онъ былъ имъ
по своей натурѣ, по темпераменту и но воспитанію. На соборѣ
Іерусалимскомъ, гдѣ ап. Петръ предлагалъ провозгласить свободу
христіанъ изъ язычниковъ отъ ига Моисеева закона, св., Іаковъ
даже въ своемъ согласіи на эту свободу предлагаетъ ограниченія;
и въ то время какъ ап. Петръ, почти языкомъ ап. Павла, объ¬
являетъ, что ни іудей, ни язычникъ не могутъ спастись, кромѣ какъ
„благодатію Господа Іисуса Христа" (Дѣян, хѵ, 11)), св. Іаковъ,
содержа туже самую вѣру, настаиваетъ однакоже. на важности
постановленій Моисея и слѣдуетъ указаніямъ пророковъ. Ап. Петръ
'никогда не упоминаетъ закона; св. Іаковъ никогда не упоминаетъ
о Евангеліи .Онъ, правда, принимаетъ его отъ всего своего сердца,