Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ЛЮБОВЬ КЪ БЛИЖНИМЪ И САМООТВЕРЖЕНІЕ ПЕРВЕНСТВУЮЩ. ХРИСТІАНЪ. 125 праздновали память жертвователя. Попеченія о бѣдныхъ въ соб¬
ственномъ смыслѣ совершенно не было, больницы существовали
только для воиновъ, гладіаторовъ и рабовъ.-Ремесленникъ, не имѣв¬
шій состоянія, бѣднякъ не бывшій рабомъ, не находилъ себѣ ни¬
какого пріюта. Безъ опоры, безъ надежды на будущее, онъ былъ
въ тоже время и безъ всякой матеріальной помощи на случай бо¬
лѣзни. Во всей своей жестокой наготѣ древній эгоизмъ выступалъ
особенно при эпидеміяхъ. Всѣ страшно боялись смерти и не при¬
нимали участія даже въ собственныхъ больныхъ, изгоняли ихъ изъ
дома и предоставляли своей собственной участи. Древній міръ былъ
міръ безъ любви. Ему можно во многомъ удивляться, онъ произ¬
велъ великихъ мужей и героевъ, но у него не было этой связи
совершенства. Да откуда было и выйти любви? Религія не учила
ей и не пробуждала ее. Она учила любви къ отечеству, повино¬
венію законамъ, храбрости въ войнѣ, самопожертвованію за вели-,
яіе и честь государства,-—но не учила человѣколюбію. Въ языче¬
скомъ культѣ не заключалось никакихъ побужденій для благотво¬
рительности. Общины, какъ носительницы благотворенія, не су¬
ществовало. Античный человѣкъ былъ естественный человѣкъ въ
своемъ полнѣйшемъ развитіи. Но естественный человѣкъ есть
эгоистъ и остается таковымъ, пока не возродитъ его любовь свыше. И эта любовь возродила его. Жизнь христіанской общины слу¬
житъ фактическимъ доказательствомъ: тамъ царствуетъ любовь.
Ничто такъ не изумляло язычниковъ, ничто не было такъ не по¬
нятно для нихъ, какъ эта именно любовь среди христіанъ. ,Смо¬
трите*, кричали они, „какъ они любятъ другъ друга" "). Между
собою христіане называли себя братьями, и это братское имя было
не словомъ только: они и въ дѣйствительности жили какъ братья.
Цѣлованіе, которымъ они привѣтствовали другъ друга при совер¬
шеніи евхаристіи, не было простою формою; христіанская община
дѣйствительно была однимъ семействомъ, всѣ ея члены — чадами
единаго Отца небеснаго. Всякій служилъ другому, всякій молился
за другихъ. Все у нихъ было общее. Даже незнакомецъ, прихо¬
дившій издалека, если только онъ приносилъ одобрительное письмо
своей общины, доказывавшее, что онъ христіанинъ, былъ прини¬
маемъ какъ братъ, и всѣ относились къ нему какъ къ брату. „Они
любятъ, не зная другъ друга!" изумленно говоритъ одинъ языч¬
никъ. Это, конечно, представляло полнѣйшую противополож¬
ность языческому изреченію: „человѣкъ человѣку — волкъ".
Эта братская любовь затѣмъ расширилась до всеобщей любви къ
людямъ. Родившаяся изъ любви и живущая въ любви община была
истиннымъ органомъ для осуществленія любви. Она прежде всего
обняла тѣхъ ея членовъ, которые какимъ бы то ни было обра¬