Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
120 * ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. христіанъ, напротивъ, раздается увѣщаніе: „молись и трудись“!
Отсюда сама собою становится понятною та рѣшительность, съ
которою древняя церковь осуждала игры въ театрѣ, циркѣ и на
аренѣ. Картина, представлявшаяся циркомъ и амфитеатромъ, ко¬
нечно представляла полную противоположность тому скромному
и тихому труду, къ которому убѣждалъ апостолъ. Тамъ не было
тишины, но господствовало страшное возбужденіе. „Богъ повелѣлъ,
говоритъ Тертулліанъ 82), съ спокойствіемъ и кротостью относиться
къ св. Духу, который чистъ и нѣженъ по своему существу, а не
безпокоить его яростнымъ, гнѣвнымъ , и мятущимся образомъ.
Какъ же можно согласить это съ зрѣлищемъ, такъ какъ ни одно
зрѣлище не проходитъ безъ страшнаго возбужденія духа“? „Бъ
циркѣ, говоритъ онъ затѣмъ, господствуетъ фуроръ. Смотри
только, какъ народъ стремится къ зрѣлищу, уже въ слезахъ, уже
ослѣпленный, уже возбужденный спорами. Преторъ для нихъ слиш¬
комъ медлителенъ; глаза ихъ устремлены на урну съ жребіями.
Они съ напряженіемъ ожидаютъ знака. И вотъ раздается голосъ
изступленія: «онъ бросилъ платокъ»!—кричатъ они другъ другу,
какъ будто бы они (въ чемъ я и признаю изступленіе) никогда
не видѣли его! Но всетаки я принимаю это за доказательство
слѣпоты. Они несомнѣнно не видѣли, что упало тамъ. Они думаютъ,
что это платокъ, а между тѣмъ это образъ самого р діавола, кото¬
рый низвергается съ высоты. Затѣмъ дѣло переходитъ къ высшей
страсти и распри, какъ ко всему тому, что непозволительно свя¬
щенникамъ міра, къ проклятіямъ безъ основанія, къ благосклон¬
ности безъ заслуги1'. „Будетъ ли кто, спрашиваетъ онъ въ дру¬
гомъ мѣстѣ, думать въ это время о Богѣ? Будетъ ли имѣть въ
своей душѣ миръ тотъ, кто весь поглощенъ успѣхомъ скачущихъ на
призъ? Притомъ все это, какъ разъ въ противоположность серьоз-
ному труду, безцѣльно: безцѣльны эти бѣги, еще безцѣльнѣе
метанія и скачки Въ глазахъ Тертулліана совершенно безпо¬
лезно язычники употребляютъ столько усилій для того, чтобы
подготовить свое тѣло къ змѣиной изворотливости и ко всѣмъ
искусствамъ арены. Еще рѣшительнѣе, конечно, должны были под¬
вергаться осужденію гладіаторскія игры, травли звѣрей, казни въ
амфитеатрѣ. „Тамъ они убійствами утѣшали себя въ безсиліи
предъ смертью“. Однимъ словомъ, амфитеатръ, по воззрѣнію хри¬
стіанъ, былъ капищемъ всѣхъ злыхъ духовъ. Всѣхъ такихъ зрѣ¬
лищъ избѣгалъ христіанинъ. „У него были, какъ прекрасно
говоритъ св. Кипріанъ, другія лучшія зрѣлища. У него была
красота міра, на которую можно смотрѣть съ наслажденіемъ,
восходъ солнца, безконечное море, земля, воздухъ и всѣ ихъ оби-
татели^і/прст-рдаяая;«смѣна солнечнаго сіянія и дождя. У него .были