Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
РАСПРОСТРАНЕНІЕ ХРИСТІАНСТВА, ЖИЗНЬ И БОГОСЛУЖЕНІЕ ХРИСТІАНЕ. 119 »• Въ основѣ такого отношенія къ рабамъ лежало то, что хри¬
стіане совершенно иначе относились къ труду. Онъ не считался
у нихъ, какъ у язычниковъ, позоромъ для свободнаго человѣка,
но честью; христіане видѣли въ немъ не унизительное рабство,
но божественное установленіе, обязательное для всѣхъ людей. Вѣдь
и самъ Господь былъ труженикомъ, былъ сыномъ плотника, и
апостолы были также тружениками: Петръ—рыбакомъ, Павелъ—
дѣлателемъ палатокъ. Отцы церкви часто говорятъ, что рабочіе
люди лучше знаютъ Бога, чѣмъ языческіе мудрецы 4Я). „Вы най¬
дете у насъ рабочихъ, говоритъ Аѳинагоръ *э), которые, если и
не могутъ словами доказать преимущества нашего ученія, дока¬
зываютъ его дѣлами". Если для христіанъ.закрыты были нѣкото¬
рыя положенія въ жизни, какъ напр. военная служба, чиновни¬
ческія должности, должности при храмахъ, на которыхъ язычники
зарабатывали себѣ хлѣбъ, то тѣмъ большій почетъ и значеніе
пріобрѣталъ у нихъ собственный ремесленный трудъ. Уже упоми¬
навшееся выше ученіе апостоловъ повелѣваетъ общинамъ прини-
' мать всякаго, кто приходитъ во имя Господне, но съ испытаніемъ.
Если онъ странствующій, то по возможности должно оказывать
ему пособіе; но всетаки онъ не можетъ оставаться болѣе двухъ
или трехъ дней. „Но если онъ остался у васъ и знаетъ ре¬
месло, то долженъ трудиться и ѣсть. Если онъ не знаетъ
ремесла, то по своему разумѣнію заботьтесь, чтобы у васъ не
проживалъ какой нибудь празднолюбецъ подъ именемъ христіанина.
Если онъ не хочетъ работать, то это человѣкъ который дѣлаетъ
изъ христіанства промыселъ:—удаляйтесь отъ общенія съ таковы¬
ми"1. Такъ называемыя „апостольскія постановленія" также выра¬
зительно увѣщаваютъ всѣхъ членовъ общины къ усердному труду,
„ибо праздныхъ ненавидитъ Господь Богъ нашъ" 50). Епископу
вмѣняется даже въ обязанность помогать ремесленникамъ въ пріи¬
сканіи работы *‘). Величайшіе мудрецы древности, Платонъ и
Аристотель, объявляли трудъ за нѣчто такое, чѣмъ не могъ зани¬
маться свободный человѣкъ, не унижая себя; апостолъ убѣждаетъ,
чтобы каждый спокойно трудился и ѣлъ - собственный хлѣбъ, и
категорически поставляетъ правило: кто не работаетъ, тотъ не
долженъ и ѣсть. И мы видимъ, что общины руководились этимъ
именно правиломъ, изъ котораго затѣмъ и создался новый міръ,
представившій болѣе величественнаго, чѣмъ сколько видѣли Пла¬
тонъ и Аристотель. Рядомъ съ презрѣніемъ къ труду, у язычниковъ шла страсть,
къ зрѣлищамъ. „Хлѣба и зрѣлищъ"—такими криками часто огла¬
шались улицы Рима. Народъ хотѣлъ безъ труда жить на счетъ
государства и на общественный счетъ наслаждаться играми. У