Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
116 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. Видѣвше свѣтъ вечерній, Поемъ Отца, Сына и Святаго Духа, Бога.
Достоинъ еси во вся времена
Пѣтъ быти гласы преподными; Сыне Божій, животъ даяй, Тѣмъ же міръ Тя славитъ!" 'Не меныпее вліяніе христіанство оказало й на измѣненіе отно¬
шенія между господами и рабами. „Явилась благодать Божія, спа¬
сительная для всѣхъ человѣковъ". Передъ такимъ заявленіемъ не
могло долго удержаться древнее рабство. Христіанство заявляло,
что нѣтъ уже ни іудея, ни язычника; нѣтъ раба, ни свободнаго; нѣтъ
мужскаго пола, ни женскаго: ибо всѣ" вы одно во Христѣ Іисусѣ"
(ГалаТ. іи, 28). „Христіанская праведность дѣлаетъ въ нашихъ
глазахъ равными всѣхъ, которые носятъ имя человѣка", заявляетъ
одинъ древній учитель церкви 40). Онъ Сынъ, а сыны свободны.
А такъ какъ Христосъ освободилъ насъ отъ грѣха и рабства за¬
кону, то во всѣ области водворилась свобода. „Гдѣ Духъ Госпо¬
день, тамъ и свобода" (2 Кор. іп, 17). Между тѣмъ какъ у
язычниковъ достоинство человѣка цѣнилось по его внѣшнему со¬
стоянію, это послѣднее для христіанъ не имѣло никайого значенія,
и истинное внутреннее достоинство человѣка было совершенно
независимо отъ него. Рабъ или господинъ—это есть лишь нѣчто
случайное. Рабъ можетъ быть по истинѣ, именно виутренно, сво¬
боднымъ, а господинъ можетъ быть по истинѣ, именно внутренно,
рабомъ. Есть только одно истинное рабство, и именно рабство
грѣха, и одна только истинная свобода, именно свобода во Христѣ.
Но поэтому именно христіанская церковь совершенно далека была
отъ мысли тотчасъ же освобождать рабовъ. Она даже и въ этомъ
отношеніи признаетъ существующій порядокъ и учитъ рабовъ ви¬
дѣть въ немъ Божіе устроеніе. „Каждый оставайся въ томъ,
въ чемъ онъ призванъ", гласитъ основное правило Апостола. Вну¬
тренняя свобода имѣетъ столь большое значеніе у христіанъ, что
предъ нею часто совершенно стушевывалась внѣшняя гражданская
свобода. Тертулліанъ въ своемъ сочиненіи „О вѣнцѣ" касается
также и обычая, что рабы при своемъ освобожденіи украшали
себя вѣнками, и при этомъ говоритъ христіанамъ: „увѣнчивается
и свобода людей міра сего. Ты уже искупленъ Христомъ и'при¬
томъ за высокую цѣну. Какъ міръ можетъ освободить того, ко¬
торый находится въ услуженіи у другаго? Совнѣ можетъ казаться,
какъ будто человѣкъ сдѣлался свободнымъ, а на самомъ дѣлѣ онъ
находится въ рабствѣ. Все въ мірѣ семъ призракъ, нѣтъ ничего
истиннаго. Уже и раньше этого ты былъ свободнымъ отъ власти
человѣка, такъ какъ искупленъ Христомъ, и, теперь ты рабъ Христа,