Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
АСПРоства неще христіанства, жизнь и шлѵѵлуікыніи хвистгань. и а~ днѣ услаждаются тѣмъ, чтобы завивать ихъ въ локоны, другія съ
‘казною, но не болѣе похвальною, красотою распускаютъ ихъ
‘ладко. Вы кромѣ того прибавляете, я уже и не знаю, какое чу-
овище фальшивыхъ косъ, которыя убираются то какъ шапка или
ЧйЛемъ, покрывающій голову, то массами ниспадаютъ на спину,
‘то было бы чудовищнымъ, если бы даже и не было противно
^заповѣди Господа, который сказалъ, что никто не можетъ приба¬ вить себѣ роста. Если васъ не стыдитъ и эта чудовищность, то вы должны бы по крайней мѣрѣ устыдиться оскверненія, такъ какъ
,;вы возлагаете на священную христіанскую голову волоса, отрѣзан¬ ные, быть можетъ, у какого нибудь негодяя, быть можетъ преступ¬ ника, быть можетъ обреченнаго въ адъ. Низвергнете же съ вашей
«свободной головы все это рабство убранства! Въ великій день хри-
. стіанской радости я увижу, воскреснете іи вы съ бѣлилами и ру¬
мянами и со всѣмъ громаднымъ головнымъ уборомъ, и понесутъ
ли ангелы столь раскрашенныхъ и убранныхъ по воздуху въ срѣтеніе
Господу. Удалитесь же теперь отъ того, что тогда будетъ отвергнуто.
Пусть и теперь Богъ видитъ васъ такъ, какъ Онъ увидитъ васъ
тогда “. Украшеніе лица и головы Тертулліанъ выразительно объ-
. являетъ грѣхомъ, потому что тѣ, которые украшаютъ себя, хотятъ
; сдѣлать себя прекраснѣе,, чѣмъ какими создалъ ихъ Богъ, и та-
1 кимъ образомъ порицаютъ Бога, Создателя всего. Онъ отвергаетъ
' пурпурное одѣяніе, потому что если бы Богу была угоднѣе пур¬
пурная одежда, то Онъ и овецъ сотворилъ бы съ красною шерстью.
Даже вѣнки не находятъ у него признанія. Если бы Богу угодно
« ібыло, то Онъ повелѣлъ бы произрастать не только цвѣтамъ, но
и вѣнкамъ. Такія воззрѣнія, конечно, односторонни. Но мы не
і.. !” должны забывать, что въ нихъ заключается здоровая реакція про-
і' і'тивъ неестественности тогдашней роскоши. Тертулліанъ ратуетъ за
простоту и естественность противъ всего неестественнаго и дѣлан¬
наго: „Что растетъ—то Божіе, что сдѣлано искусственно—то отъ
діавола14, гласитъ изреченіе, котораго онъ не переставалъ пропо-
• вѣдывать. Мы не должны забывать также и того, до какой степени
у язычниковъ все было связано съ этимъ искусствомъ внѣшнихъ
украшеній и какой безднѣ безнравственности служили онѣ! Не¬
обходима была сильная реакція, чтобы возстановить простоту и
скромность жизни женщины. Приэтомъ мы должны наконецъ имѣть въ виду и то, каковы были эти времена и чего они требовали
отъ христіанской женщины. Это были именно трудныя времена
борьбы, мало дававшія досуга для того, чтобы заботиться о кра¬
сотѣ, даже въ тѣхъ предѣлахъ, въ какихъ она была законна и,
естественна. Тогда скорѣе приходилось заботиться о мужествѣ и
отвагѣ; приходилось отказываться отъ удовольствій, разслабляющая ѴдѴм А