Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
своихъ взрослыхъ мужей, какъ діакониссы въ служеніи милосердію.,
какъ мученицы, которыя боролись вмѣстѣ съ мужчинами изъ за.
вѣчнаго не увядаемаго вѣнца, служа повсюду, молясь, трудясь и
терпя. На всѣхъ этихъ поприщахъ онѣ, вмѣстѣ съ мужчинами, вели
великую борьбу, и поистинѣ не малая часть побѣды, одержанной
христіанствомъ надъ язычествомъ, принадлежала именно имъ. Если призваніемъ христіанской женщины было служить, если
она считала своею высшею честью быть служанкой Христа, то
само собою понятно, что она отнюдь не предавалась неестествен¬
ной роскоши туалета, какъ это было съ знатными дамами того
времени. Дѣлаясь христіанкою, она все эго оставляла, являясь, но
апостольскому увѣщанію, въ простой приличной одеждѣ, и не сму¬
щалась, когда о ней говорили: „она ходитъ гораздо бѣднѣе послѣ
того, какъ сдѣлалась христіанкой “. Вполнѣ сознавая, что она сдѣ¬
лалась богаче въ истинѣ и что цѣломудріе, скромность, простая
и естественная жизнь есть лучшее украшеніе женщины, она не
нуждалась уже болѣе въ прежнемъ великолѣпіи. Она не ходила въ
храмъ, не ходила въ театръ, не участвовала при праздникахъ языч¬
никовъ. Она жила въ тишинѣ своего дома, собственноручно рабо¬
тала, заботилась о мужѣ и дѣтяхъ и охотно исполняла долгъ го¬
степріимства зг). Если она выходила, то выходила для посѣщенія
больныхъ, ходила въ церковь слушать слово Божіе, причащаться
тѣла и крови Христовой; какое же значеніе при этомъ могли
имѣть внѣшнія украшенія? Но если даже она и ходила посѣщать
своихъ языческихъ подругъ или принимала приглашеніе отъ язы¬
ческихъ родственниковъ, то и тогда она не смущалась являться
совершенно просто. Она выходила, выражаясь словами Тертулліана,
облеченная въ свое собственное всеоружіе, показывала, что „есть
различіе между служительницами Бога и служительницами діавола,
была примѣромъ для другихъ, которыя могли назидаться ири видѣ
ея и, по апостольскому слову, Богъ прославлялся въ ея тѣлѣ“ м).
Въ первенствующей церкви мы видимъ сильное противодѣйствіе
господствовавшей въ то время чудовищной роскоши женщинъ. Мы
знаемъ, какъ вооружался Тертулліанъ (да и не онъ только, но и
другіе учители церкви) противъ крашенія волосъ и всякаго искусствен¬
наго головнаго убора 84). „Господь сказалъ: вы не можете сдѣлать
волоса чернымъ или бѣлымъ, а онѣ противятся Богу. Смотри, го¬
ворятъ онѣ, мы красимъ черные или бѣлые волосы въ красные (чтб
тогда было любимымъ и моднымъ цвѣтомъ), что гораздо красивѣе.
Далеки да будутъ дочери мудрости отъ такой глупости!—какая польза
для души въ такой заботливости объ украшеніи волосъ? Почему вы
не можете оставить вашихъ волосъ въ покоѣ, которые вы то свя¬
зываете, то распускаете, то зачесываете вверхъ, то развиваете?