Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
РАСПРОСТРАНЕНІЕ ХРИСТІАНСТВА, ЖИЗНЬ И БОГОСЛУЖЕНІЕ ХРИСТІАНЪ. ТШ- нашего военачальника; молясь, будемъ ожидать трубы ангель¬
ской" 2І). Сюда же относился и постъ. Первенствующіе христіане
постились часто и строго. Постъ считался особенно важнымъ
средствомъ доказать серьезность христіанской жизни и укрѣпиться
въ ней. Но онъ еще не былъ возведенъ въ общее постановленіе,
а оставался свободнымъ подвигомъ. Только постъ предъ Пасхаль¬
ною недѣлею сдѣлался уже рано обязательнымъ, и постомъ при¬
готовлялись также къ крещенію **). Христіанская жизнь была изумительно цѣльною жизнью. „Ни¬
когда, говоритъ только что названный Тертулліанъ, христіанинъ
не былъ чѣмъ либо другимъ, какъ именно христіаниномъ" 28). Не
только въ церкви, но и въ домѣ, въ должности, на улицѣ хри¬
стіане старались показать себя христіанами. Съ необычайною
заботливостью остерегались они всякаго соприкосновенія съ язы¬
чествомъ; съ нѣжнѣйшею совѣстливостью избѣгали они всего, что
могло бы показаться отрицаніемъ ихъ- христіанской вѣры. Легко
себѣ представить, какъ трудно было это въ то время, когда вся-
жизнь была опутана сѣтью языческихъ обычаевъ, которую хри¬
стіанинъ, для того чтобы остаться вѣрнымъ своему Богу, долженъ
былъ разрывать на каждомъ шагу. Каждый моментъ требовалъ
отъ него исповѣданія и каждое исповѣданіе навлекало опасность.
Повсюду были не только символы, но и еще болѣе: духъ язы¬
чества. Выходилъ ли христіанинъ на улицу,—тамъ стояли язы¬
ческіе идолы, встрѣчались ему процессіи, въ которыхъ торжествен¬
но носились эти идолы, и всѣ проходящіе оказывали имъ свое
почтеніе, чего, конечно, не могъ сдѣлать христіанинъ. Отправ¬
лялся ли онъ въ сенатъ, въ курію,—тамъ также стояли жертвен¬
ники съ куреніемъ и виномъ. Обычай требовалъ, чтобы при про¬
хожденіи ихъ приносились возліянія и дѣлалось куреніе. Захо¬
дилъ ли онъ въ таверну, въ лавку, въ мастерскую что нибудь
купить или заказать,—повсюду онъ встрѣчалъ жертвенники и кро¬
хотныя, часто не болѣе большаго пальца, статуетки боговъ. Его
приглашали языческіе друзья, языческіе родственники на какой
нибудь семейный праздникъ. Если онъ не ходилъ, то вызывалъ
неудовольствіе, а если ходилъ, то опять не могъ избѣгнуть того,
чтобы не вызвать неудовольствія тѣмъ, что онъ въ высшей степени
безучастно относился къ тѣмъ праздничнымъ жертвамъ и возлія¬
ніямъ, которыя приносились въ началѣ и концѣ пиршества, именно
какому нибудь богу—императору, и отказывался ѣсть то или
другое. Часто случалось и такъ, что язычники при такихъ
обстоятельствахъ намѣренно вводили христіанъ въ искушеніе, пред¬
лагая имъ приготовленное съ кровью кушанье, котораго христіа¬
не, по апостольскому постановленію, не могли ѣсть (Дѣян, хѵ,