Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
это. свидѣтельство проповѣдывалось отъ живой вѣры съ доказа¬
тельствомъ. духа и. силы. Оно, поддерживалось вмѣстѣ съ тѣмъ и
свидѣтельствомъ жизни и дѣятельности, какъ фактическимъ для
всѣхъ доказательствомъ того, какая обновляющая и возрождающая
сила заключается въ этомъ словѣ. Проповѣдь о любви Божіей во
Христѣ подтверждалась любвеобильнымъ отношеніемъ къ собратьямъ,
и то, что, проповѣдывали христіане, они запечатлѣвали въ стра¬
даніяхъ своею кровью. „Вы должны свидѣтельствовать обо Мнѣ* —
таково было порученіе Спасителя своимъ ученикамъ, которымъ
Онъ указалъ и путь къ покоренію міра. И первые христіане
дѣйствительно были такими свидѣтелями о Немъ и, свидѣтельствуя
о Христѣ словомъ и жизнью, любовью и страданіями, достигли
побѣды, или скорѣе Онъ Самъ побѣдилъ міръ чрезъ этихъ своихъ
свидѣтелей. Въ римскихъ катакомбахъ, между древнѣйшими изо¬
браженіями, вѣроятно относящимися ко второму столѣтію, нахо¬
дится изображеніе того, какъ Моисей, ударяя своимъ жезломъ въ
скалу, источаетъ воду въ пустынѣ, и какъ народъ тѣснится съ
своими сосудами къ заструившемуся источнику 2). Это изображе¬
ніе, безъ сомнѣнія, есть отраженіе того впечатлѣнія, какое тогда
производила проповѣдь Евангелія. Въ сухой пустынѣ язычества,
гдѣ народы столь долго искали воды, откапывали и наконецъ
уже отчаялись найти ее, теперь опять струился свѣжій источникъ
воды живой, текущей въ жизнь вѣчную, и столь многіе, вопро¬
шавшіе объ истинѣ въ школахъ философовъ, въ храмахъ разно¬
образнѣйшихъ боговъ или въ молитвенныхъ домахъ іудеевъ, нахо¬
дили здѣсь удовлетвореніе своей глубочайшей духовной жажды. У насъ имѣется нѣсколько разсказовъ объ обращеніи язычни¬
ковъ; хотя они относятся не въ самому раннему времени, но все-
таки могутъ показать, какое впечатлѣніе христіанская истина
производила на воспріимчивыя души, и какимъ путемъ онѣ при¬
ходили въ этой истинѣ. Одинъ разсказъ находится въ имѣющемъ
характеръ повѣсти сочиненіи изъ средины втораго столѣтія, въ
такъ называемыхъ „Климентинскихъ Бесѣдахъ*, въ которыхъ мни¬
мый Климентъ римскій разсказываетъ исторію своей жизни. „Съ
самаго дѣтства, повѣствуетъ онъ, я много думалъ о смерти и о
томъ, что- будетъ по смерти. Меня занимали также вопросы: со¬
творенъ ли міръ и что было прежде его сотворенія? Я посѣщалъ
школы философовъ, чтобы добиться тамъ отвѣта на эти вопросы.
Но тамъ я не нашелъ ничего кромѣ того, что они свои системы
ученія построяли и опять ниспровергали, не слышалъ ничего кромѣ
раздоровъ и споровъ, искусственныхъ заключеній н доводовъ. То
побѣждало мнѣніе, что душа безсмертна, то торжествовало противо¬
положное мнѣніе, что она смертна. Въ первомъ случаѣ я радо-