Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
таги—дни дгиѵлхАшлВДТ бужденій къ исполненію нравственнаго закона. Напротивъ, въ
отношеніи нравственнаго закона сами боги являются обыкновенно
худшими его нарушителями. О какихъ только безнравственныхъ под¬
вигахъ не разсказывается въ языческихъ миѳахъ о богахъ, и нѣтъ
недостатка даже въ примѣрахъ, что язычники, въ оправданіе своей
безнравственной жизни, ссылались на примѣръ боговъ. Жизнь бо¬
говъ скорѣе представляла собою нѣчто соблазнительное, чѣмъ да¬
вала нравственно очищающую силу. „Если бы только я“, нѣ¬
когда воскликнулъ Антисѳенъ, другъ Сократа, „могъ поймать
Афродиту! Метательнымъ копьемъ пронзилъ бы я ее за то, что она
соблазнила у насъ столько почтенныхъ и прекрасныхъ женщинъ “!
У Теренція мы читаемъ 1,°), что одинъ прелюбодѣй въ свое оправданіе
выразительно ссылается на прелюбодѣянія Юпитера,—и эта черта
отнюдь не вымышлена, но взята изъ жизни: „Если такъ дѣй¬
ствуетъ богъ“, заключаетъ онъ, „то почему и мнѣ, человѣку, не
дѣйствовать такъ же“?... Если даже принять во вниманіе, что миѳологія для язычни¬
ковъ не служила правиломъ вѣры, то всетаки нужно сказать, что
отъ такихъ боговъ отнюдь не могла выйти нравственно очищающая
сила. Въ своей нравственной жизни язычникъ всецѣло долженъ
былъ полагаться на собственныя силы. Въ этомъ именно заклю¬
чается причина, почему у древняго міра меньше всего было такой
добродѣтели, какъ смиреніе. Значенія смиренія греки и римляне
положительно не понимали, такъ какъ всѣхъ тѣхъ добродѣтелей,
которыя были у нихъ, они должны были достигать собственными
силами, безъ номоіци боговъ, вслѣдствіе чего и гордились ими,
даже вопреки богамъ. Стоики считали себя столь же добродѣтель¬
ными, какъ боги. Даже Сенека, у котораго мы встрѣчаемъ столько
жалобъ на человѣческую немощность* говоритъ въ одномъ мѣстѣ:
„если человѣкъ всецѣло обратится къ философіи и на нее напра¬
витъ весь умъ свой, то онъ далеко опередитъ всѣхъ прочихъ людей
и далеко позади себя оставитъ даже боговъ ,7,)“. Еще характеристич¬
нѣе изреченіе, находящееся также у Сенеки: „благоговѣй только
предъ самимъ собою ,І2)“! Покаяніе, обновленіе чрезъ покаяніе—это
совершенно чуждыя понятія для язычниковъ. Въ этомъ заключается
глубочайшая причина, почему отъ языческой религіи могло выйти
лишь реакціонное движеніе, но отнюдь не нравственное обновленіе
и тѣмъ менѣе нравственное возрожденіе. Но быть можетъ обновленіе это могло выйти отъ государства?
Въ государствѣ безъ сомнѣнія заключалось еще все лучшее, что
только оставалось въ то время. Въ немъ находился еще добрый
остатокъ древней римской доблести и любви къ отечеству, обще¬
ственнаго смысла и самоотверженія. Въ легіонахъ, которые на