Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ЦАРСТВОВАНІЕ НЕРОНА И ПЕРВОЕ ГОНЕНІЕ НА ХРИСТІАНЪ. 87 хуже того, какъ и въ другія подобныя времена, и въ подтверж¬
деніе этого мнѣнія приводились примѣры изъ позднѣйшихъ сто¬
лѣтій. Конечно, можно указать такіе примѣры. Дворъ Людовика ХГѴ'
и княжескіе дворы его времени представляютъ нѣкоторое подобіе
СЪ'императорскимъ дворомъ древняго Рима. Но при этомъ нельзя
упускать изъ вида двухъ соображеній. Во-первыхъ, что ни въ какое
время нравственная испорченность не была столь всеобщею, какъ
именно во время римской имперіи. При Версальскомъ дворѣ не¬
сомнѣнно царствовала ужасающая безнравственность; но въ тоже
время мы видимъ, какъ проста и строга была жизнь простыхъ
гражданскихъ сословій этого же самаго вѣка. Въ Римѣ же совер¬
шенно не было такого недоступнаго порчѣ сословія въ населеніи.
Только провинціи были менѣе заражены ею; но даже и тамъ по¬
всюду, особенно въ большихъ подражавшихъ Риму городахъ, какъ
Антіохія и Александрія, въ той же степени чувствовалось нрав¬
ственное разложеніе и пустота жизни. Недостатокъ высшихъ нрав¬
ственныхъ цѣлей одинаково замѣтенъ былъ во всѣхъ странахъ,
какъ въ Греціи и Египтѣ, такъ въ Галліи и Сиріи. Приэтомъ
нужно принять во вниманіе, и это главное, что у христіанскихъ
народовъ въ самой ихъ вѣрѣ заключается сила обновленія, изъ
которой всегда даже изъ глубочайшаго паденія опять можетъ возро¬
диться нравственная жизнь. У древняго же міра не было такой
силы. Разъ прошло время равцвѣта, время относительно здоровой
жизни, разъ наступила испорченность,—и міръ впадалъ въ не-
изцѣлимое разложеніе. Язычество не имѣло въ себѣ никакой нрав¬
ственно обновляющей силы. Да и въ чемъ могла заключаться эта сила? Бъ религіи? Мы
знаемъ, что позднѣе, къ концу втораго столѣтія, со стороны язы¬
чества началась сильная реакція. На мѣсто царствовавшаго въ
первомъ столѣтіи невѣрія, получаетъ господство суевѣріе, и эта
перемѣна отражается также и на нравственной жизни. Но реакція
не есть возрожденіе. Хотя язычество повидимому показывало при¬
знаки возрожденія и оно даже стремилось выступить въ противо¬
вѣсъ христіанству въ качествѣ немаловажнаго Противника, но
нравственно возрождающаго значенія оно не могло имѣть уже по¬
тому, что между языческой вѣрой и нравственностью находится
совсѣмъ другое отношеніе, чѣмъ между христіанской вѣрой и хри¬
стіанской жизнью. Связь правда находилась и между ними. Боги
и для язычниковъ были хранителями нравственнаго закона: они
наказывали за зло и награждали за добро. Но великое различіе
заключается въ томъ, что они не являются ни виновниками уста¬
новленія нравственнаго закона, ни образцовыми представителями
его исполненія. Столь же мало давали они и нравственныхъ по¬