Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
которая своею 'искреннею привязанностью вдохновляла его въ
юности. Но, какъ увидимъ впослѣдствіи, исторія Нерона не заканчи¬
вается егѳ могилой. Ему пришлось жить и послѣ, въ ожиданіи
какъ іудеевъ, такъ и христіанъ. Пятая глава звѣря въ Апокалип¬
сисѣ должна была нѣкоторымъ образомъ вновь явиться въ немъ
въ видѣ восьмой главы; голова съ діадимами и богохульными име¬
нами была ранена смертельно, но въ апокалипсическомъ смыслѣ
смертельная рана должна была исцѣлиться (Откр. ш, 3; хѵи,
11). Римскій міръ не могъ примириться съ мыслью, чтобы наслѣди
никъ обоготвореннаго Юліева рода могъ погибнутъ такъ безславно
и внезапно могъ исчезнуть подобно пѣнѣ на водѣ (Ос. х, 7). Въ
христіанахъ жила увѣренность, что требовался болѣе чѣмъ обыкно¬
венный смертельный ударъ для того, чтобы убить антихриста и
истребить жизненность въ томъ звѣрѣ изъ бездны, который первый
выступилъ въ Смертельномъ противодѣйствіи Искупителю и под¬
нялъ брань на святыхъ Божіихъ. Предъ нами развернулась мрачная картина. Но мы не должны
забывать, что среди этого страшнаго нравственнаго паденія еще
оставались нѣкоторые болѣе здоровые элементы; иначе римское
государство не могло бы устоять, какъ оно стояло въ дѣйстви¬
тельности. Все, что мы знаемъ о нравственной жизни этого вре¬
мени, по преимуществу исходитъ изъ самаго Рима, а несомнѣнно
здѣсь, въ центрѣ, испорченность была особенно велика, между тѣмъ
какъ въ провинціяхъ и въ полевыхъ лагеряхъ легіоновъ продол¬
жали сохраняться лучшіе элементы прежней здоровой жизни.
Оттуда выходитъ и реакція противъ испорченности, и послѣ пре¬
кращенія Юліева дома при благородныхъ императорахъ втораго
столѣтія даже водворяется нѣкоторый блескъ возрожденія. Нужно
помнить затѣмъ, чтобъ извѣстіяхъ объ этомъ времени, какъ и о всѣхъ
временахъ, совершенно естественно темныя стороны выступаютъ
сильнѣе, чѣмъ свѣтлыя, по пословицѣ, что „добрая слава лежитъ,
а худая по дорожкѣ бѣжитъ1'. Мы не ошибемся, если примемъ,
что и тогда еще были мирные, почтенные дома, въ которые не
проникъ тлѣнъ времени, гдѣ еще честные люди жили трудами
своихъ собственныхъ рукъ и благородная хозяйка, какъ добрая
мать, воспитывала своихъ дѣтей. Но при всемъ томъ общій вы¬
водъ не можетъ быть инымъ, какъ слѣдующій: языческій міръ какъ
въ религіозномъ, такъ и въ нравственномъ отношеніи, находился
въ процессѣ разложенія; какъ языческая вѣра, такъ и языческая
нравственность потерпѣли полное крушеніе, и не было уже такой
силы, изъ которой могло бы выйти обновленіе. Въ недавнее время
высказано было мнѣніе, что тогдашнее паденіе нравовъ было не