Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ЦАРСТВОВАНІЕ НЕРОНА И ПЕРВОЕ ГОНЕНІЕ НА ХРИСТІАНЪ. 85 кончины—быть можетъ самой презрѣнной и отвратительной, о
какой только свидѣтельствуетъ исторія. Жалкое чудовище, которое
безъ малѣйшаго содраганія приказывало умерщвлять столь мно¬
гихъ мужественныхъ римлянъ и столь многихъ невинныхъ хри¬
стіанъ, Неронъ не въ силахъ былъ рѣшиться на свою собствен¬
ную смерть. Онъ придумывалъ всевозможныя опереточныя сцены,
какія только могли придти ему въ голову. Когда даже самые низ¬
кіе изъ его рабовъ убѣждали его показать хоть сколько нибудь
мужества для спасенія себя отъ ужаснаго позора, который иначе
ожидалъ его, онъ приказалъ вырыть себѣ могилу, набрать кусковъ
мрамора для ея украшенія, принести воду и дровъ для своего погре¬
бальнаго костра, и стоя надъ могилою серьезно приговаривалъ:
„о, какой артистъ погибнуть долженъ*! Между тѣмъ за Фаономъ
прибылъ курьеръ. Неронъ вырвалъ изъ его рукъ депешу и прочиталъ
постановленное сенатомъ рѣшеніе, что онъ долженъ быть наказанъ
по обычаю предковъ, какъ общественный врагъ. На вопросъ, въ
чемъ состоитъ этотъ обычай предковъ, ему сказали, что его раз¬
дѣнутъ до нага, будутъ бичевать до смерти розгами и голова
его будетъ поднята на колъ. Устрашенный этимъ, онъ схватилъ
два меча и, съ театральнымъ эффектомъ попробовавъ ихъ лезвія,
опять вложилъ ихъ въ ножны, извиняясь тѣмъ, что роковой мо¬
ментъ еще не насталъ! Затѣмъ онъ велѣлъ Спору начать пѣть
его погребальную пѣснь и просилъ кого нибудь показать ему,
какъ умирать. Даже его собственный неодолимый стыдъ отъ этой
низкой трусости не въ состояніи былъ побудить его въ рѣшимости,
и онъ все еще медлилъ, теряя время въ нелѣпыхъ эпиграммахъ
и пышныхъ цитатахъ. Но вотъ до его слуха донесся топотъ кон¬
скихъ копытъ; тогда онъ, приведя еще одну цитату изъ греческихъ
поэтовъ, приставилъ въ своему горлу кинжалъ, который и былъ
воиженъ ему Эпафродитомъ, однимъ изъ его рабовь-литераторовъ.
Въ этотъ самый моментъ вошелъ сотникъ съ цѣлію арестовать
его. Неронъ не былъ еще мертвъ, и сотникъ, подъ предлогомъ
помочь ему, началъ останавливать ему кровь, прикрывая рану его
плащемъ. „Слишкомъ поздно!—прохрипѣлъ онъ—это ли твоя пре¬
данность"? Такъ умеръ Неронъ, и присутствующіе въ ужасѣ ви¬
дѣли, какъ его глаза вакбы хотѣли выскочить изъ своихъ орбитъ
въ ужасающемъ напряженіи. Онъ просилъ, чтобы его тѣло было
похоронено безъ посмертныхъ оскорбленій, и это сдѣлано было
для него Ицеломъ, отпущенникомъ Гальбы. Такъ умеръ послѣдній изъ Цезарей! И. какъ Робеспьеръ былъ
оплакиваемъ лишь своей квартирной хозяйкой, такъ и Неронъ былъ
нѣжно похороненъ лишь двумя своими няньками, которыя знали
его въ нѣжной красотѣ его многообѣщавшаго дѣтства, и Актой,