Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
82 ПЕРВЫЕ ДНИ ХРИСТІАНСТВА. оставилъ глубокій слѣдъ ужаса въ сердцахъ людей, и что десять
столѣтій спустя послѣ его смерти, папа Паскалій II долженъ былъ і
построить церковь св. Маріи-дель - Попу ло для того, чтобы изгнать
изъ христіанскаго Рима его блуждающее и жалкое привидѣніе! Особенно глубокимъ ужасомъ поражены были христіане при
видѣ того, что на этого противника Христа народъ не только не )
смотрѣлъ съ ужасомъ и отвращеніемъ, но даже надѣлялъ его '
вообще популярностью. Неронъ былъ популяренъ потому, что
представлялъ развращенному населенію его собственный образъ и
подобіе. Нечистые духи, подобно жабамъ исходившіе изъ его
устъ (Откр. хѵі, 1 В), имѣли сильное обаяніе на этотъ, жившій въ
зачумленной атмосферѣ, народъ. Римляне потеряли всякую любовь
къ свободѣ и благородству; они -заботились только о подачкахъ и
возбужденіи. Даже когда за гнусностями Петронія послѣдовали
кровожадныя оргіи Тигеллина, Неронъ все еще повсюду былъ при¬
вѣтствуемъ народными кликами, какъ земной богъ, и величаемъ
на монетахъ какъ Аполлонъ, какъ Геркулесъ, какъ „спаситель
міра“ ,6‘). Поэты все еще увѣряли его, что на небѣ не было бо¬
жества, которое не считало бы за честь уступить ему свои пре¬
рогативы; что если бы онъ не нашелъ себѣ надлежащаго мѣста
въ центрѣ Олимпа, то поколебались бы самые устои вселенной 1е2).
Вдоль аллей его* сада убивались жертвы и ему воздвигались
алтари,—алтари тому нечестивому чудовищу, котораго ни одинъ !
честный рабъ не могъ не презирать, именно алтари, какъ будто
бы онъ былъ слишкомъ великъ для простыхъ человѣческихъ по¬
честей 168). Мало того, онъ находилъ почитателей и подражателей
своего безобразнаго примѣра—въ лицѣ такихъ чудовищъ, какъ
Отонъ, Вителлій, Домиціанъ, Коммодъ, Каракалла, Геліогобалъ.—
примѣра въ отравленіи атмосферы міра. Похоти, голодъ и всѣ
фуріи міра оплакивали его кончину, лелѣяли его память и жаждали
его возвращенія. Несмотря однакоже на то, что всѣ худые люди (а они составляли
большинство) благоговѣли передъ нимъ и даже любили его, онъ
умеръ смертью собаки. Какъ ни грандіозно и ни велико было мо¬
гущество императорской власти, римляне часто относились къ
своимъ отдѣльнымъ императорамъ такъ же, какъ самъ Неронъ
отнесся къ сирійской богинѣ, образъ которой онъ сначала бого¬
творилъ, съ трепетнымъ благоговѣніемъ, а затѣмъ подвергъ самымъ
грубымъ оскорбленіямъ. Возмездіе для- него не замедлило и мще¬
ніе сразу пало какъ на преступнаго императора, такъ и на его
преступную столицу.* Въ это время самый воздухъ былъ полонъ зловѣщихъ пред¬
знаменованій; происходили страшныя бури; чума производила