Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ЦАРСТВОВАНІЕ НЕРОНА И ПЕРВОЕ ГОНЕНІЕ НА ХРИСТІАНЪ. 81 пролитіемъ ,м). Когда на сцену была поставлена драма Афранія
подъ заглавіемъ .пожаръ*, то по требованію реализма представ¬
ляемый домъ дѣйствительно былъ сожженъ и- его обстановка раз¬
граблена въ дѣйствительности Въ пантомимѣ, называемой „ Лавреолъ “, актеръ дѣйствительно подвергался распятію и пожирался
медвѣдемъ, дѣйствительно бросался на землю и обагрялъ сцену
кровью , “е). Когда представлялось геройство Муція Сцевольг,
то какой нибудь. преступникъ долженъ былъ дѣйствительно
безъ малѣйшаго стона класть свою руку въ пламя и недвижно
стоять, когда она горѣла тамъ. При представленіи .Прометея*
актеръ долженъ былъ дѣйствительно приковываться къ скалѣ и
Дирцея въ дѣйствительности должна была подвергаться ярости
дикаго вола “8); Орфей въ дѣйствительности разрывался на куски
настоящимъ живымъ медвѣдемъ; Икаръ долженъ былъ дѣйстви¬
тельно летать, хотя бы ему пришлось упасть и даже убиться до
смерти; .Геркулесъ" долженъ былъ восходить на погребальный
костеръ и тамъ дѣйствительно сжигался живымъ; рабы и преступ¬
ники должны были героически играть свои роли въ золотѣ и пур¬
пурѣ, пока ихъ не поглощало пламя. Это были высшія удоволь¬
ствія развращеннаго и одичавшаго общества! Римскій народъ,
нѣкогда славный побѣдитель, а теперь низкій и порочный рабъ,
могъ наслаждаться только кровожадной мелодрамой. Басни должны
были стать дѣйствительностью, и преступникъ долженъ граціозно
превращать свои ужаснѣйшія страданія въ наслажденіе для толпы,
дѣлаясь гладіаторомъ или трагикомъ. Таковы были зрѣлища, кото¬
рыми любилъ услаждаться Неронъ, смотря на нихъ въ свои укра¬
шенныя изумрудами очки “в). Но были еще дѣла и хуже этихъ,—
дѣла неописуемыя, невыразимыя. Разыгрывались гнусныя миѳологіи,
въ которыхъ женщины должны были играть свою роль въ ужасахъ
позора, болѣе невыносимаго, чѣмъ смерть. Какой нибудь христіа¬
нинъ долженъ былъ висѣть на крестѣ въ царскихъ садахъ, какъ
дѣйствительно Лавреолъ висѣлъ на сценѣ; христіанскій мальчикъ
долженъ былъ изображалъ собою Икара, простой христіанинъ—
Сцеволу, Геркулеса или Орфея въ амфитеатрѣ; христіанскія
л женщины, скромныя дѣвы, благочестивыя матроны должны были
изображать собою Данаидѣ ,6°), или Прозерпину, или еще
■ хуже того—играть свои роли въ качествѣ жрицъ Сатурна и Це¬
реры и въ кровожадныхъ драмахъ—мертвыхъ. Неудивительно, что
въ воображеніи древнихъ христіанъ Неронъ сдѣлался самымъ во¬
площеніемъ зла, антихристомъ, звѣремъ, выходящимъ изъ бездны,
'посланникомъ великаго дракона съ діадимами на рогахъ и богохуль¬
ными именами на головахъ (2 Ѳ.ес. п, В; Откр. хі, 7; хп, 3;
;ш, 1, б;. хѵх, 13; хтп, 8, 11). Неудивительно, что онъ