Первые дни христианства. Часть 1-я

Фаррар Ф.В. Первые дни христианства. Часть 1. - С.Петербург, 1888

Содержание
OCR
ложница императора •“*)■ Іудеи находились въ сношеніи съэтйми
'Могущественными любимцами и даже обѣщали Неріэну, что' если бы
его враги когда либо восторжествовали въ Римѣ—за нимъ йсетакй
останется царство іерусалимское І57). Не невозможно даже, что
была еще и третья мрачная и злая сила, подкапывавшаяся подъ
христіанъ. Около этого самаго времени беззастѣнчивый фарисей
Іосифъ Флавій воспользовался интригами дворца для того, чтобы
добиться освобожденія нѣсколькихъ іудейскихъ священниковъ ,88).
Есіли, какъ кажется вѣроятнымъ, іудеи въ теченіе царствованія
Нерона въ состояніи были до нѣкоторой степени простирай свое
вліяніе до самаго трона, то не даетъ ли намъ право историческая
' индукція заключать съ нѣкоторою увѣренностью, что мысль сдѣлать
изъ христіанъ козловъ отпущенія и жертву Народнаго мщенія вышла
именно отъ нихъ? Св. Климентъ говоритъ въ своемъ посланіи,
ито христіане пострадали отъ ‘ревности. Чьей же именно ревности?
Кто можетъ сказать, какая мрачная тайна скрыта подъ этимъ
многозначительнымъ словомъ? Не была ли Акта христіанка и не
ревновала ли ее Поппея? Эта мысль невидимому сразу представ¬
ляется несообразною и невѣроятною, • именно въ виду того, чтО
Акта во время гоненія не потерпѣла никакого вреда. Но можно
^считать за несомнѣнное, что іудеевъ сжигала смертельная завистли¬
вая ревность противъ новой религіи. Для язычниковъ христіанство
было лишь религіознымъ сумасбродствомъ,—презрѣннымъ правда,
йо вообще не имѣвшимъ никакого значенія. Для іудеевъ съ другой
стороны оно было предметомъ ненависти, Которая никогда не
останавливалась даже предъ кровопролитіемъ, лишь только была
возможность къ тому 139), и эта ненависть, долго подавлявшаяся
^обстоятельствами, проявилась тѣмъ съ большею силою и яростью
~ьо время кратковременнаго диктаторства Баръ-Кохбы. Христіан¬
ство было ненавистно іудеямъ во всѣхъ отношеніяхъ. Оно уничто¬
жало ихъ законъ. Оно освобождало всѣхъ язычниковъ отъ тяжкаго
'ига этого закона, не ставя ихъ вслѣдствіе этого на нисшую сту¬
пень Оно стремилось сдѣлать и тѣхъ, котОры'е были рождены
-іудеями, равнодушными къ установленіямъ Моисеева закона. Оно
ало какбы роковымъ возмущеніемъ и расколомъ, который’ какъ
внутреннее движеніе было болѣе опаснымъ, чѣмъ всякія нападенія
совнѣ. И, что хуже всего этого, оно было смѣшиваемо язычниками
съ іудействомъ, которое было его ожесточеннѣйшимъ противникомъ.
Жѳгда оно прикрывало свое существованіе подъ мантіей іудейства
*вѣ качествѣ геіщіо Іісііа (религіи дозволенной), то этимъ навлекало
чіа религію, изъ которой оно само возникло, все презрѣніе и всю
Шнависть, которыя языческій міръ питалъ къ его своеобразному
"чеішо. Какъ греки и римляне ни презирали іудеевъ, они еще