Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел преображенского приказа и тайной розыскных дел канцелярии Г. Есиповым. Том 2

Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел преображенского приказа и тайной розыскных дел канцелярии Г. Есиповым. Т.2. — СПб.: Типография товарищества "Общественная польза", 1863

OCR
чихъ вельможъ, за исключеніемъ только двухъ, боярина
Тихона Никитича Стрешнева и князя Михайла Алегукови-
ча Черкасскаго: перваго пощадилъ за испытанную предан¬
ности, втораго за преклонную старость». Вотъ первое брадобрнтіе. «Дней черезъ пять на пиру у Шеина, по случаю празд¬
нованія новолѣтія, безъ обычнаго впрочемъ торжѳотва,
повторилась тажѳ шутка. Гостей было множество. Бояре,
царедворцы, оеицеры, даже матросы наполняли обширныя
палаты радушнаго хозяина. Многіе явились безъ бороды;
но еще не мало и бородачей! Царь ласково разговаривалъ
со всѣми, жаловалъ по старому обычаю изъ собственныхъ
рукъ яблоками, шутилъ, смѣялся и предлагалъ тостъ за
тостомъ при залпахъ 25 орудій. Среди всеобщаго веселія,
царскій шутъ (вѣроятно Тургеневъ), съ ножницами въ ру¬
кахъ, хваталъ за бороду, то того, то другагб и мигомъ ее
обрѣзывалъ, при громкомъ хохотѣ пирующихъ, которые
утѣшали себя чужимъ горемъ. (Устр. т. III стр. 192). Черезъ три дня на вечерѣ у Лееорта всѣ были уже безъ
бородъ: «бояре, царедворцы, люди ближніе смотрѣли нѣм¬
цами въ русокихъ кафтанахъ, (тамъже). Смѣялись люди ближніе, когда стригли имъ бороды—
но народу было не до смѣха, оъ нимъ не шутили, ему за
бороду указана была денежная пеня. Въ минцъ-кабинетѣ
Императорской академіи наукъ сохранился мѣдный знакъ,
величиною въ двугривенный, съ изображеніемъ на лицевой
сторонѣ усовъ и бороды, подъ словами деныи взяты, съ
подписью на оборотѣ 207 году (1699). Кто именно пла¬
тилъ ее и какъ была велика она, неизвѣстно, потому-что
первоначальный указъ о бородовой пошлинѣ не найденъ:
вѣроятно онъ касался не до всѣхъ и былъ повторенъ въ
видѣ общаго распоряженія въ началѣ 1701 г. и потомъ,
какъ мы увидимъ, 16 января 1705 года. Рідііігесі Ьу ѵ^лоодіе