Звериный стиль

Эренбург Б.А. Звериный стиль. -Пермь:Сенатор, 2014. -212 с., ил.

Содержание

Предисловие

Бьярмы

Космос

Космограмма

Галерея звериного стиля

Великое переселение народов

Книга богинь

Великий хромой

Трое в лодке

История единорога

Из манси в персы

Звериный стиль мира

Люди-лоси, двойники зверей

Имя Альви

Близнецы

Пантеон

Женщины бьярмов

Происхождение людей

Бог-художник

Золотой лось

Путешествие в Нижний мир за луной и солнцем

Путешествие в страну птиц .

Птицы

Медведь — сын божий, убитый и вознесенный

Танец богов и схватки зверей

Души бьярмов

Круговорот душ

Священные числа: 3, 5, 7

Перевертыши

Мосты

Гибриды

Философия жизни

Военные обычаи

Лук, посох и сабля

Танец с саблями

Погребальный обряд

Реинкарнация

Шаманы

Человеческие жертвоприношения

Железо и бронза

Походный алтарь

Из варяг в бьярмы: пояса силы .

История огня и волшебные кресала

Сур

Сказители

Волшебная сказка

Баба-яга

Змея, конь, всадник, девушка .

Сказки для детей в зверином стиле

Лягушка

Страна

Загадка венгров

Страны Вису и Йура

Биармия

Семь котлов

Духи

Расцвет и закат

Послесловие

Словарь языка пермского звериного стиля

Предисловие к альбому

Альбом

OCR
Камская богиня, Ками-эва, наряду с образом лосихи, зайца или сестерзайчих, принимает образы утки, лебедя. Подвески для женских костюмов
с изображением птиц — любимое украшение женщины. Знак великой богини в виде подвесок — утиных лапок был на любом женском костюме.
Образ героя Альви — золотой гусь, лебедь, журавль. Журавль занимает особое место в иерархии птиц, начиная с эпохи сарматских богинь. Это
птица, соединяющая Нижний и Верхний мир: журавль гнездится на болотах,
но поднимается в небо, улетая каждую осень в Южную страну дорогой птиц.
Орел — шаманская птица, помощник богинь и шаманов. Орел принес
огонь, это верный слуга Камской богини. Трехглавый орел — помощник богини огня Найки-эвы. Чудовищная птица Карс, сидящая на Мировом древе,
тоже огромный орел с человеческим лицом.

МЕДВЕДЬ — СЫН БОЖИЙ,
УБИТЫЙ И ВОЗНЕСЕННЫЙ

Рис. 59
Медведь в ритуальной позе

Медведь — важное существо пантеона бьярмов. Медведь — сын бога, хозяин леса. При этом он еще вечный жених, первый охотник, хозяин праздника, посол людей к великому богу Верхнего мира. Нет, не зря пермяки,
ожидая благ, натирают нос бронзовой скульптуре медведя.
У бога Верхнего мира помимо семи сыновей был сын, «одетый в шубу» —
медведь. Нарушив запрет отца, медведь в серебряной люльке с помощью
братьев и отца спустился в леса Среднего мира. Ради вкусных ягод и меда
медведь бросил божественный мир и остался на Земле. К тому же он был
прекрасным охотником, знал от братьев привычки лосей и других тварей.
Однажды девушка, заблудившись в лесу, попала в берлогу зверя. Медведю понравилась красавица, и он стал жить с ней как с женой. У них появились медвежата и сын-человек. Но девушка тосковала о людях и уговорила «мужа» посетить свой дом. Ей хотелось показать сына людям своего
рода. Братья женщины убили медведя, птица Карс унесла его душу к небесному отцу.
Медвежата убежали в лес, а сын остался среди людей и стал великим
охотником. От отца медведя он унаследовал умение охотиться и знание повадок зверей. Женщин он обучил разбираться в лесных дарах: ягодах и меде.
К тому же именно он научил людей «медвежьему празднику».
Как сыну бога и предку человека, бьярмы приносили духу медведя дары.
И охота на медведя, и праздник после охоты проводились со множеством
ритуалов и различных охотничьих табу. Отправляясь за медведем, охотники проходили обрядовое очищение с произнесением заговорных текстов.
Для всего, что связано с медведем, у бьярмов был разработан тайный язык.
Медведя называли «зверь», шкуру — «изготовленная матерью мягкая
одежда», снег — «белая пыль», медвежью голову именовали городом,
грудь — лодкой. Медведя не убивают, а низводят из леса в селение. По
подсчетам специалистов, у хантов в XIX веке в подобный язык входило около 500 слов. У бьярмов слов в этом особом языке было не меньше. Гостя
надо было «расстегнуть и раздеть, снять шубу», то есть отделить мясо от
шкуры. Иногда шкуру с медвежьей головой возили по рекам, озерам, возвышенностям — показывали медведю достопримечательности края. Потом
шкуру вносили в дом, голову клали на передние лапы, как изображено на
пластинах, одевали шапку, закрывали медведю глаза, а на стол перед ним
ставили миску с дымящейся чагой. В ритуальной позе медведь из жертвы
становился божеством, нижняя часть шкуры (невидимая нам на пластинах)
натягивалась на каркас из черемуховых прутьев, именуемый по-мансийски

р. Кын, Лысьвенский район Пермского края

Говорит старик, богатырь города:
— Если правда, что убил я
священного зверя,
Если правда, что убил я
хранителя клятвы,
То попробуй перекусить
Железный обух моего топора.
Перекусишь — признаю свою вину.
Перекусывает старший брат
(медведь)
Железный обух топора,
Перетирает железо
В крупинки мелкие, как песок,
В крупинки мелкие, как пыль;
Со страшным ревом,
Готовый пожрать город,
Со страшным ревом,
Готовый пожрать деревню,
Набрасывается на богатыря
И разрывает его в клочья
Величиной в шкурки туфельные,
Разрывает его в клочья
Величиной в шкурки рукавичные.
Кай-яй-ю-их!
«Медвежья песня о городском
богатыре»
Мифы, предания, сказки хантов и манси

м и ф о л о г ия

37