Библиотека / Епифаний Кипрский. На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег

На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег

: [URL="http://txt.drevle.com/text/epifaniy_kiprskiy-na_80_eresei-panariy"]Епифаний Кипрский. На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег[/URL]

Содержание

Послание к Епифанию архимандритов Акакия и Павла

Ответ Епифания на послание пресвитеров Акакия и Павла

Книга первая

Отделение 1

Вступление

Стоики, в еллинстве третия, а по общему порядку пятая ересь

Платоники, в еллинстве четвертая, а по общему порядку шестая ересь

Пифагорейцы, в еллинстве пятая, а по общему порядку седьмая ересь

Епикурейцы, в еллинстве шестая, а по общему порядку осмая ересь

Самаряне, в еллинстве седьмая, а по общему порядку девятая, ересь

Об ессинах, у самарян первой, а по общему порядку десятой, ереси

О севуеях, у самарян второй, а по общему порядку одиннадцатой, ереси

О горофинах, у самарян третьей, а по общему порядку двенадцатой, ереси

О досифеях, у самарян четвертой, а по общему порядку тринадцатой, ереси

О саддукеях, в иудействе первой, а по общему порядку четырнадцатой, ереси

О книжниках, в иудействе второй, а по общему порядку пятнадцатой, ереси

О фарисеях, в иудействе третией, а по общему порядку шестнадцатой, ереси

Об имеробаптистах, в иудействе четвертой, а по общему порядку семнадцатой, ереси

О назареях, в иудействе пятой, а по общему порядку осмнадцатой, ереси

Об оссинах, в иудействе шестой, а по общему порядку девятнадцатой, ереси

Об иродианах, в иудействе седьмой, а по общему порядку двадцатой, ереси

Явление и пришествие Христово во плоти, истина Лиц, эта единая и единственная вера Божия

О назореях, или о христианах

Отделение 2

Книга вторая

Книга 3

Отделение 1

Отделение 2

Краткое истинное слово о вере вселенской и апостольской Церкви

Оглавление или краткое повторение содержащагося в Панарие

ВНИМАНИЕ! Текст представлен не полностью

Послание к Епифанию архимандритов Акакия и Павла

Послание, в девяносто вторый год от начала царствования Диоклитиана, в двенадцатый царствования Валентиниана и Валента, и в осмый Грациана, к Епифанию палестинскому, элевферополиту, бывшему отцу монастыря в округе Элевферополя, а ныне епископу города Констанции в епархии Кипрской, писанное Акакием и Павлом, пресвитерами-архимандритами, то есть отцами монастырей в Халкиде и Верии, что́ в Килисирии, о том, чтобы написал он обо всех ересях, как так и многие другие советуют, и, так сказать, понуждают его приступить к сему

* Господину нашему, по всему досточестнейшему и благоговейнейшему отцу Епифанию епископу, пресвитер Акакий и пресвитер Павел, архимандриты, желают о Господе радоваться.

* Достаточно было видеть твое, отец, богочестие, чтобы насытиться духовными глаголами, и ощутить в себе любовь, когда наслаждались твоим лицезрением. Но поелику слава, предшествующая ученику Спасителеву, провозглашает о силе благоухания словес и дел; то сильно томит желание еще насытиться и словом и разумом. Должно было, правда, придти самолично, чтобы насладиться благодатию, данною тебе от Бога, как апостолам; но как совершению пути препятствовали телесный недуг и бедственное положение, то невозможно нам стало самим придти и повергнуться к ногам твоим, чтобы внимать и поучаться исходящими из уст твоих духовными святыми глаголами. Ибо уверены, что, если были бы сего достойны, то, пришедши к тебе и послушав тебя, и в том житии, какое предположили себе, утвердились бы, если только достойны достигнуть его конца. Посему, одержимые недугом, умоляем твое столько великое богочестие, не поскупись и нам сообщить действительно дарованнаго тебе Спасителем. Ибо не мы только признаем, но признают и все слушающие тебя, что Христос в настоящем роде тебя воздвиг нам, как новаго апостола и проповедника, новаго Иоанна, провозгласить нам, что́ обязаны сохранять предположившие идти сим путем. Посему, так как Маркелл, общий наш брат, нудимый такою славою, привлекается любовию к твоему богочестию, принадлежит же нашей обители; то его, как новоначальнаго, употребив служителем к совершению такого дальняго пути, такое грешное наше дерзновение обратили к тебе, ученику Спасителеву. Просим же у тебя из сказаннаго тобою в научение некоторым братиям подарить и нам, что́ тебе, мужу праведному, не тяжело, а нам, грешным, если выслушаем, послужит в радование о Господе. Ибо, насытившись от тебя духовных глаголов, облегчимся от беззаконий своих. Слышали же мы наименования, твоею досточестностию приданныя ересям; и теперь просим твое богочестие ясно показать нам ересь каждаго вероучения. Это равный для всех дар. И еще просим тебя, как праведнаго пред Господом, сотворить молитву о всех тебя любящих и ожидающих твоего дара. В посте и молитве пребываем, чтобы общий наш брат, твоею досточестностию принятый приязненно, принес нам врученный тобою дар, и мы в таком случае вознесли обычныя молитвы Отцу и Сыну и Святому Духу. Все братия надеются, что подкреплены будут твоими о нас молитвами. Умоляем тебя, не укосни сообщить божескую благодать, которую имеешь с апостолами. Все малые в обителях возсылают молитву к Всесовершенному, чтобы от твоего богочестия приять духовный дар. Возмогая о Господе, благодушествуя о Христе, продолжай и данный тебе о Святом Духе престол и божеский дар хранить до того венца, какой ожидает тебя.

Ответ Епифания на послание пресвитеров Акакия и Павла

Ответ самаго Епифания на послание пресвитеров Акакия и Павла, в котором просили они Епифания писать против ересей

* Досточестнейшим господам братиям и сопресвитерам, Акакию и Павлу, Епифаний желает о Господе радоваться.

* Древние писатели, вступление или предисловие изложив в виде надписания, в этой загадке показывали содержание всего предлежащаго творения. Посему-то и мы вступление в написанное по вашему прошению, возлюбленные, против ересей, начинаем тем же складом речи, всю силу заключая в краткой речи. Поелику намереваемся объявить вам имена ересей, открыть дурныя их действия, как бы ядов каких и губительных веществ, приложив к тому годныя противоядия, врачевства для пораженных, и предохранительныя средства для тех, которые могут подвергнуться поражению; то добротолюбивым пишем такое заглавие: Панарий или, как мы толкуем, ковчег с цельбоносным от угрызения ядовитых животных запасом, то есть: в трех книгах восемьдесять ересей, которыя загадочно изображаются ядовитыми животными, или пресмыкающимися, а после сих осмидесяти единое основание и учение истины, спасительное делание, Христова невеста святая церковь, пребывающая от века, по пришествии же воплотившагося Христа среди сказанных пред сим осмидесяти по преемству времени открытая, и нами на основании проповеди Христовой в особом сочинении представленная, и снова после всех еретических козней к воодушевлению понесших труд при чтении книги об ересях ясно возвещенная нами в кратком изложении, согласно с учением апостолов.

1 Все же с верною оценкою читающие это вступление, следующее за тем описание ересей, защищение истины и учение истины, изложение веры святой вселенской Церкви, соблаговолите извинить нас, если, как люди, при усилии и божественной ревности принявшие на себя труд писать в защиту богочестия Исусова1 , о самом всесвятом и всечтимом имени пожелаем сказать в защиту что́-либо трудное для нас по собственной своей силе, так как и Бог снисходит к вам, доискивающимся того, что́ выше наших сил; слово у нас об истине, и дело о благочестии. И еще соблаговолите не взыскивать, если где, хотя и не в обычае у нас осуждать или осмеивать кого, найдете, что, по ревности, возбужденной ересью, или к отвращению от нея читателя, выразимся иногда в раздражении, называя иных или обманщиками, или скоморохами, или людьми жалкими. Ибо самая необходимость оспоривать сказанное еретиками готовит нам такой усильный труд для отвращения от них читателей, и для доказательства, что их обряды, таинства и учение, по нашему образу мыслей, вовсе запрещены; а сими изречениями и ощутительностию противоречия и мы докажем свою свободу, и некоторых отклоним от них словами, по-видимому, более тяжелыми.

2 И это во всем произведении изложено в сказанных выше трех книгах: первой, второй и третьей; три же книги сии подразделили мы на семь отделений; и в каждом отделении заключается некое число ересей и расколов, всех же их в совокупности восемьдесят; названия и содержания их следующия: первая — варварство, вторая — скифство, третия — еллинство, четвертая — иудейство, пятая — самарянство; от них — прочия. После варварства и скифскаго суеверия до Христа от еллинства произошли сии: шестая ересь — пифагорейцы, или перипатетики, — ересь, отделенная Аристотелем, седьмая — платоники, осмая — стоики, девятая — епикурейцы. Потом ересь самарянская, ведущая начало от иудейства, и четыре ея толки: десятая ересь — горофины, одиннадцатая — севуеи, двенадцатая — есеины, тринадцатая — досифеи. Потом само поименованное выше иудейство, отличительную черту свою приявшее от Авраама, посредством даннаго закона распространенное Моисеем, и от Иуды, сына Иаковлева или Израилева чрез Давида, от Иудина колена происшедшаго и царствовавшаго, наследовавшее прозвание иудейства. И от сего иудейства следующия семь ересей: четырнадцатая — книжников, пятнадцатая — Фарисеев, шестнадцатая — саддукеев, семнадцатая — имеробаптистов, осмнадцатая — оссеев, девятнадцатая — назареев, двадцатая — иродиан.

* За сими ересями в след их по преемству времен открылись спасительное пришествие Христа Господа нашего во плоти, евангельское учение и проповедь царствия, этот единственный источник спасения и истинная вера вселенской, апостольской и православной церкви. От нея же отторглись и отделились следующия, имя только Христово, а не веру содержащия, ереси: первая — симониане, вторая — менандриане, третия — саторнилиане, четвертая — василидиане, пятая — николаиты, шестая — гностики, они же стратиотики, и еще фивиониты, называемые у некоторых секундианами, у других сократитами, а у иных закхеями, у некоторых же коддианами, ворворитами и варвилитами; седмая ересь — карпократиты; осьмая — керинфиане, они же и миринфиане; девятая — назореи; десятая — евионеи; одиннадцатая — валентины; двенадцатая — секундиане, с которыми состоят в связи Епифан и Исидор; тринадцатая — птолемеи; четырнадцатая — маркосии; пятнадцатая — колорвасии; шестнадцатая — ираклеониты; семнадцатая — офиты; осмнадцатая — кайяне; девятнадцатая — сифияне; двадцатая — архонтики; двадцать первая — кердониане; двадцать вторая — маркиониты; двадцать третия — лукианисты; двадцать четвертая — апеллиане; двадцать пятая — севириане; двадцать шестая — татиане; двадцать седьмая — енкратиты; двадцать осмая у фригов состоящая из монтанистов и таскодругитов, таскодругиты же делились еще и сами; двадцать девятая — пепузиане, они же прискиллиане и квинтиллиане, с которыми состоят в связи артотириты; тридцатая — четыредесятники, в один и тот же день года совершающие Пасху; тридцать первая — алоги, не принимающие Иоаннова Евангелия и Апокалипсиса; тридцать вторая — адамиане; тридцать третья — сампсеи, они же елкесии; тридцать четвертая — феодотиане; тридцать пятая — мелхиседекиане; тридцать шестая — вардисианисты; тридцать седьмая — ноетиане; тридцать осмая — валисии; тридцать девятая — кафары, они же новатиане; сороковая — ангелики; сорок первая — апостолики, они же апотактики; сорок вторая — савеллиане; сорок третия — оригенисты, срамники; сорок четвертая — оригенисты, адамантики; сорок пятая — Павла самосатскаго; сорок шестая — манихеи, они же ануканиты; сорок седьмая — иеракиты; сорок осмая — мелетиане, египетский раскол; сорок девятая — ариане, они же ариоманиты; пятдесятая — раскол авдиан; пятдесят первая — фотиниане; пятдесят вторая — маркеллиане; пятдесят третия — полуариане, пятдесят четвертая — духоборцы, они же македониане и ученики Елевсия, хулящие Святаго Божия Духа; пятдесят пятая — аэриане; пятдесят шестая — аэтиане, они же аномеи, с которыми в связи Евномий, лучше же сказать, не признающий закона (ἄνομος); пятдесят седьмая — димириты, не исповедающие совершеннаго Христова вочеловечения, они же аполлинариты; пятдесят осмая — утверждающие, что Святая Приснодева Мария по рождении Спасителя имела общение с Иосифом, которых называем антидикомарианитами; пятдесят девятая — во имя той же Марии приносящие коллириды2 , почему и называются коллиридиане, шестдесятая — массалиане, с которыми состоят в связи мартириане, у еллинов называемые евфимитами и сатанианами.

* Теперь, возвращаясь назад и перечисленныя ереси разобрав по книге, в сем оглавлении моем покажу все те, какия из осмидесяти ересей в первой книге, какия потом во второй, и какия в третьей; а также и о каждом из семи отделений, помещенных в трех книгах, покажу, какия именно ереси нашли себе в нем место. Именно, в первой книге отделений три, а ересей сорок шесть с их именованиями, разумею же варварство, скифство, еллинство, иудейство и самарянство. Во второй книге отделений два, ересей двадцать три; в третьей книге отделений два, ересей одиннадцать. Посему в первом отделении первой книги двадцать ересей; оне суть следующия: варварство, скифство, еллинство, иудейство; разности у еллинов: пифагорейцы, или перипатетики, платоники, стоики, епикурейцы; самарянство, происходящее от иудейства; следующия четыре толка самарян: горофины, севуеи, ессины, досифеи; семь ересей иудейских, а именно: книжники, фарисеи, саддукеи, имеробаптисты, оссеи, назореи, иродиане. А во втором отделении первой книги также следующия тринадцать ересей: симониане, менандриане, саторнилиане, василидиане, николаиты, гностики, называемые стратиотиками и фивионитами, а у некоторых секундианами, у других сократитами, у иных закхеями, коддианами, ворворитами и варвилитами, карпократиты, керинфиане, они же и миринфиане, назореи, эвионеи, валентиниане, секундиане, с которыми состоят в связи Епифан и Исидор, птолемеи. В третьем отделении той же первой книги тринадцать ересей, именно: маркосии, колорвасии, ираклеониты, офиты, кайяне, сифияне, архонтики, кердониане, маркиониты, лукианисты, апеллиане, севириане, татиане. Вот оглавление трех отделений первой книги. Во второй же книге два отделения, и в первом отделении второй книги, в четвертом же по порядку числ от начала, осмнадцать ересей, именно: енкратиты, у фригов состоявшие из монтанистов и таскодругитов; таскодругиты же отделились от поименованных прежде; пепузиане и квинтиллиане, с которыми в связи артотириты; четыредесятники, в один и тот же день года совершающие Пасху; алоги, не принимающие Иоаннова Евангелия и Апокалипсиса; адамиане, сампсеи, они же елкесеи, феодотиане, мелхиседекиане, вардисианисты, ноетиане, валисии, кафары, ангелики, апостолики, они же апотактики, с которыми в связи называемые саккофорами, савеллиане, оригенисты срамники, оригенисты адамантовые. Во втором отделении той же второй книги, которое но сказанному выше счету есть пятое, следующия пять ересей: Павла самосатскаго, манихеи, они же акуаниты, иеракиты, мелетиане, египетский раскол, и ариане. Вот оглавление отделений и второй книги. Подобно и в третьей книге отделений два. В первом отделении третьей книги, в шестом же по счету сказанному нами выше, следующия семь ересей: авдиане, составляющие раскол, фотиниане, маркеллиане, полуариане, духоборцы, хулящие Святаго Божия Духа, аэриане, аэтиане, от Аэтия аномея, с которым вступил в связь Евномий, также аномей. А во втором отделении той же третьей книги, то есть в седьмом отделении по разделению числа отделений, какое сказано было нами (а именно, что это отделение седьмое и конец всего произведения), изложены следующия четыре ереси: димириты, вочеловечение Христово не признающие совершенным, они же аполлинариты, утверждающие, что Пресвятая Приснодева по рождении Спасителя имела общение с Иосифом, за что назвали мы их антидикомарианитами, и во имя той же Марии приносящие коллириды, которые называются коллиридианами, массалиане, а также защищение правой и истинной веры с сокращенным словом о том, какова святая вселенская и апостольская Церковь.

* Вот оглавление и описание всего сочинения об осмидесяти ересях и одного защищения истины единой, то есть, вселенской и православной Церкви, составленных в трех предлагаемых книгах, и разделенных на семь отделений.

* А вот оглавление перваго отделения первой книги, содержащаго в себе обличение двадцати ересей:

* Во-первых, всех ересей родоначальницы, первообразы и именования, от которых произошли и другия ереси; и таких первых четыре.

* 1) Первая ересь варварство; она, сама по себе, продолжалась десять родов от дней Адамовых до Ноя. Варварством же названа, потому что жившие тогда люди не имели у себя какого-либо вождя, или одного единогласнаго правила, но каждый сам распоряжался собою и в предпочтении собственной своей воли служил для себя законом.

* 2) Вторая ересь — скифство, от дней Ноевых и в последующее время до построения столпа и Вавилона, и после столпотворения не большое число лет, то есть при Фалеке и Рагаве; некоторые, уклонившись в страну Европы, селились в области скифской между тамошними племенами со времен Фираса (Бытие 10:2), от котораго произошли фракияне, и позднее.

* 3) Третия ересь — еллинство, со времен Серуха начавшееся идолопоклонством; и как тогда каждый водился каким нибудь суеверием, то при большей образованности при установившихся обычаях и законах, начали племена человеческия делать общия распоряжения и об идолах, которых тогда, прилепившись к ним, обоготворили; в начале расписывали красками и изображали подобия чтимых ими издревле властителей, чародеев, сделавших в жизни что-либо, по людскому мнению, достойное памятования, уважаемых по силе и телесной крепости; а потом, со времен Фарры, отца Авраамова ввели в идолопоклонство делание кумиров, почтили праотцев своих изваяниями, стали выделывать подобия умерших, сперва с помощию скудельнаго искусства, а потом, применительно ко всякому искусству, строители домов обтесывая каменья, а серебряники, золотари, а также столяры и прочие обделывая каждый свое вещество. Египтяне, а вместе с ними вавилоняне, фригийцы и финикияне сделались первыми учредителями сего богопочтения, делания кумиров и совершения таинств; от них бо́льшая часть учреждений перешла к еллинам во времена Кекропса и после него. А в последствии гораздо позднее провозглашены богами Крон, Рея, Дий и Аполлон, и прочие.

* Еллины же получили себе имя от некоего еллина, одного из жителей Эллады, и как говорят другие, от оливы (ἐλάια), росшей в Афинах. Вождями еллинов, как показывает точная история, были ионяне, происшедшие от Иовнана3 , одного из строивших столп, когда разделились у всех языки. По этой причине, от разделившейся (μεμερισμένη) речи, получали все название μέροπες. В последствии, гораздо в позднейшия времена, еллинство перешло в ереси, разумею пифагорейцев, стоиков, платоников, епикурейцев и прочих. Отличительное же свойство богочестия, а вместе и закон естественный имели силу у сих народов от сложения мира и до последних времен, в особом отдельном виде сохраняясь среди варварства, скифства и еллинства, пока не вошли в единение с богочестием Авраамовым.

* 4) И потом иудейство, со времен Авраамовых восприяв на себя отличительное свойство, и распространившись чрез Моисея, седьмаго по Аврааме, посредством даннаго ему Богом закона, от Иуды четвертаго сына Иакова, прозваннаго Израилем, чрез Давида, перваго царя из колена сего Иуды, наследовало полное свое имя иудейства. О сих четырех ересях кратко и ясно выразился Апостол, сказав: во Христе Исусе несть ни варвар, ни скиф, ни еллин, ни иудей (Колос. 3:11), но нова тварь (2Кор. 5:17).

* Разности у еллинов:

* 5) Пифагорейцы или перипатетики. Пифагор предлагал учение о монаде и о промысле, учил не дозволять, как приносить богам в жертву, так и принимать в пищу существа одушевленныя, воздерживаться от вина. Утверждал, что над луною и выше ея все безсмертно, а под луною все смертно, допускал перелияние душ из одних тел в другия, даже в тела животных и диких зверей. Учил в продолжение пяти лет пребывать в молчании. Напоследок же именовал себя Богом.

* 6) Платоники полагали, что есть Бог, вещество и вид; что мир сотворен и тленен, а душа не сотворена, безсмертна и божественна, что в ней три части: разумная, раздражительная и вожделевательная. Платон учил, чтоб жены были у всех общия, и никто не имел собственной своей супруги, но желающие вступали в единение с произволяющими. Он также допускал перелияние душ в разныя тела, даже в тела диких зверей; а вместе учил, что и многие боги — все от одного.

* 7) Стоики учат, что все есть тело, и чувственный сей мир признают Богом. Некоторые же утверждали, что у Бога естество из огненной сущности. По их определению, Бог есть ум и как бы душа всего этого объема, и неба и земли; вселенная же — тело Божие, как сказал я, и светила — очи. А плоть у всякаго гибнет, и душа у всякаго переливается из тела в тело.

* 8) Епикурейцы об атомах и неделимых телах, состоящих из подобных неопределеннаго числа частей, утверждали, что в них начало всех вещей; учили, что высшее блаженство в удовольствии, что ни Бог, ни промысл не правят ходом дел.

* 9) Самарянство, и от него самаряне. Ересь сия произошла от иудейства прежде, нежели у еллинов явились ереси, и прежде нежели составились их учения; однакоже, возъимев начало, по установлении уже богопочитания у еллинов, среди иудейства, не ранее времен Навуходоносора и плена иудеев. Переселенные в Иудею ассирияне, получив одно Моисеево пятокнижие, когда царь прислал им оное из Вавилона с священником, по имени Ездрою, все имели общее с иудеями, кроме того, что гнушались язычниками и к иному не касались, и еще того, что отрицали воскресение мертвых, и другия пророчества бывшия после Моисея.

* Толков же самарянских четыре.

* 10) Горофины, совершающие праздники в иныя времена, а не одновременно с севуеями.

* 11) Севуеи по той же причине праздников разнящиеся с горофинами.

* 12) Ессины, не противящиеся ни тем ни другим, безразлично же празднующие, с которыми придется.

* 13) Досифеи водятся теми же обычаями, как и самаряне, хранят обрезание, субботу и иные уставы, пользуются пятокнижием, строже других соблюдают правило не употреблять в пищу одушевленнаго, проводить жизнь в непрестанных постах. Некоторые же из них пребывают в девстве, другие воздерживаются; веруют в воскресение мертвых, что́ чуждо для самарян.

* У иудеев семь ересей.

* 14) Книжники, законники и преподаватели вторичных законов или преданий так называемых у них старцев, с излишнею ревностию соблюдающие произвольно принятые богослужебные обряды, которые не из закона дознали они, но сами для себя признали достоуважительными по закону оправдания.

* 15) Фарисеи, по значению слова, отщепенцы, ведущие самую высокую жизнь, и более других получавшие одобрение. Ими, как и книжниками, признается воскресение мертвых, бытие ангелов и Святаго Духа. Жизнь их отлична; ими соблюдаются до времени воздержание и девство, два раза в неделю пост, очищения кувшинов, блюд и чаш, а также, как и у книжников, десятины, начатки, непрерывныя молитвы, произвольным суеверием предписанный наружный вид одежды, состоявшей из ризы, похожей на стихарь, и далматиков или одежды без рукавов, с разширением хранилищ, то есть, полос из багряницы, воскрилий и пуговиц на воскрилиях риз, что́ служило знаком содержимаго ими до времени воздержания. Они ввели учение о дне рождения и о судьбе.

* 16) Саддукеи, по значению имени, правдивейшие; род вели от самарян и вместе от священника по имени Садока; отрицали воскресение мертвых, не допускали ни ангела, ни Духа; по всему же прочему были иудеи.

* 17) Имеробаптисты. Они по всему были иудеи, утверждали же, что никто не улучит жизни вечной, если не каждый день будет креститься.

* 18) Оссины, что́ значит: самые смелые. Они исполняли все по закону, но после закона пользовались и другими писаниями, бо́льшую же часть позднейших пророков отвергали.

* 19) Назореи, что́ значит: необузданные, запрещают всякое мясоястие, вовсе не вкушают одушевленнаго, в пятокнижии святыя имена патриархов до Моисея и Исуса Навина принимают и верят в них, разумею Авраама, Исаака, Иакова и старейших, а также самаго Моисея, Аарона и Исуса. О пятокнижии же учат, что книги сии — не Моисеевы писания, и утверждают, что вместо их есть у них другия.

* 20) Иродиане по всему были иудеи, но Христа ожидали в лице Ирода, и Ироду воздали Христову честь и Христово приписали имя.

* Вот первое отделение, заключающее в себе все сии двадцать ересей. В нем же и разсуждение о пришествии Христовом, и исповедание истины.

Книга первая

Отделение 1

Вступление

1 Начиная сообщать сведения и вести речь о вере и неверии, о православии и неправославии, сперва приведу на память начало сложения мира и его последование, движимый не своею силою и не собственными разсуждениями, но как Владыка всех и милосердый Бог открыл это пророкам Своим, а чрез них сподобил и нас ведения о вселенной, по мере вместимости естества человеческаго. И начиная всматриваться в это прямо, с перваго раза нахожусь не в малом борении, но чувствую сильный страх, как приступающий к делу немаловажному: почему призываю на помощь самаго Святаго Бога и единороднаго Его Сына Исуса Христа и Святаго Его Духа, да озарит ум нашей скудости светом ведения о сем. Писатели еллинские, и стихотворцы, и выражавшиеся речью плавною, приступая к какому-нибудь баснословному сочинению, призывали какую-то музу, а не Бога; потому что у них премудрость, по написанному, бесовская и земная и не свыше нисходящая (Иаков. 3:15). Мы же призываем Святаго Владыку всяческих помочь нашей нищете и вдохнуть Святаго Духа Своего, чтобы с обещанным писанием не соединить нам чего-либо поврежденнаго; испросив же сие самое, и признавая свою недостаточность, умоляем даровать нам Духа по мере веры и сообразно с оною.

2 У всякаго читателя о всяком вопросе пусть будет сия мысль, что дело годов и веков — все те изобретения, какия малый наш ум мог потрудившись постигнуть, и конечно, будем говорить не о всем, что́ в мире; потому что и стоющее сло́ва не всегда высказывается; оно невыразимо и неисчислимо, и людям непостижимо, ведомо же одному Владыке всяческих. У нас же идет речь о разности мнений и ведений, изложений веры, которая от Бога, и неверия, ересей и неправаго человеческаго учения, разсеяннаго в мире людьми заблуждающимися с тех пор, как создан человек на земле, и до наших времен, то есть до одиннадцатаго года царствования Валентиниана и Валента, и до Грациана4 . Об ересях же, которыя от нас дойдут до ведения читателей, и о древнейших временах, частию знаем по науке, частию приобрели мы сведение по слуху, а о некоторых имели случай узнать собственными своими ушами и глазами, и уверены, что о корнях и догматах иных сообщим точное известие, об иных же некоторую часть того, что произошло от них, и из чего иное узнали из сочинений древних писателей, а другое из слышаннаго нами от людей, в точности стоющих нашего доверия. Но приложили мы все попечение об этом, не сами собою приступая к делу, и не останавливаясь на повествованиях, превышающих краткость нашего слова. Ибо и это самое сочинение, которое заблагоразсудил я написать, при помощи Божией произошло, потому что добротолюбивые мужи, то тем, то другим поощряли мою немощь, и принуждали меня, так сказать, приступить к этому, как просили о сем убедительным посланием, и ваша досточестность, досточестнейшие братия и добротолюбивейшие сопресвитеры Акакий и Павел. Итак, поелику, приметив, что, не без Божией воли, по чрезмерной любви рабов Божиих, отвсюду доходят до меня просительные гласы, уважил я это; не с изяществом речи, не в благозвучных каких-либо выражениях, но простым складом, простою речью, соблюдая только точность выраженнаго в слове, начну свою речь.

3 Никандр, описатель зверей и пресмыкающихся, сообщил сведение об их естестве, а другие писатели показали вещества корней и трав, как то описатель растений Диоскорид, Памфил и царь Митридат, Каллисфен и Филон, вифинский Иолай и тарантинский Ираклит, собиратель трав Кратевас, Андрей и Юлий Басс, Никират, Петроний черный, Диодот и некоторые другие. Подобно сему покушаюсь и я открыть корни и учения ересей, не во вред читателям, но как у перечисленных пред сим писателей попечение было не о том, чтобы научить злу, но чтобы внушить страх и осторожность человеческому роду, и люди, зная страшныя и губительныя последствия, остерегались и при содействии Божией силы избегали, будучи внимательными и не вступая в борьбу; да и для тех, с кем встретилось что-либо подобное, и которые потерпели такой вред или от дыхания, или от угрызения, или от зрения, те же писатели, позаботившись о сем, изобразили врачебную силу корней и трав к уничтожению зловредности упомянутых выше пресмыкающихся: так и наш труд, при отвращении сказаннаго выше от вас, вожделенные, состоит в том, чтобы открыть гнусные образы и губительныя угрызения страшных пресмыкающихся и зверей. В противоположность же им на подобие противоядий приложим, где одно, где два слова, которыя лишили бы их яда, и по Господе спасли желающаго, по собственной ли воле, или невольно подвергся он этим змеиным угрызениям ересей.

4 Ибо в начале Адам, будучи создан из земли и прияв дыхание, оживотворен в шестый день, а не в пятый, как думают некоторые, начато его сотворение, в шестый же приведено к окончанию; ибо мнение утверждающих это ошибочно. Был же он прост, незлобив, не имел никакого другаго имени, не приобрел себе прозвания ни славою, ни расположением воли, ни отличием жизни, но назывался только Адамом, что́ значит человек. Ему созидается из него же подобная ему жена, из того же тела и того же дыхания, и дети родятся у него мужескаго и женскаго пола. Прожив девятьсот тридцать лет, воздал он долг. Его сын — Сиф, а сын Сифов — Енос, от Еноса по преемству Каинан, Малелеил, Иаред. И как говорит дошедшее до нас предание, с сего времени начало зло усиливаться в мире, первоначально от преслушания Адамова, потом от братоубийства Каинова. Теперь же во времена Иареда и после появляются составы снадобьев, волшебство, непотребство, прелюбодейство и неправда. Ни в образе мыслей не было тогда разности, ни в мнениях различия, но один язык, один род разсеян был по земле. Но у сего Иареда раждается сын, по имени Енох, который угоди Богу, и не обреташеся, зане приложи его Бог (Бытие 5:24), и не видел он смерти. Енох же родил Мафусала, Мафусал Ламеха, Ламех Ноя. И праведный суд Божий, наведя на вселенную потоп водный, истребил всякую плоть человеческую и других живых тварей, но сохранил повелением Божиим в ковчеге Ноя, благоугодившаго пред Богом, и обретшаго благодать; — именно же самаго упомянутаго Ноя, трех его сыновей, Сима, Хама, Иафета, также собственную супругу Ноеву и трех жен троих сыновей Ноевых, так что в тогдашнем ковчеге от потопа воднаго спаслось восемь душ человеческих, и из всякаго рода зверей и животных, скотов и иных живущих на земле, для возстановления снова в мире всякаго вида существ, одних сохранилось два два, а других седмь седмь (Бытие 7:2). И таким образом прошло десять родов в продолжении двух тысяч двух сот шестидесяти двух лет. Потоп кончился, Ной и дом его послужили остатком миру. Не было еще иномыслия, ни разных народов, ни имени ереси, ни даже идолослужения. Но поелику каждый человек водился собственным своим образом мыслей (единаго же для всех закона дано еще не было, потому что каждый сам себе служил законом, и сообразовался с собственным своим образом мыслей); то, как у апостола в употреблении не одно именование варварства, но и другия; ибо говорит: о Христе Исусе несть варвар, ни скиф, и еллин и иудей (Колос. 3:11), — варварством называлось тогда самое время протекавшее в продолжение десяти родов. После же потопа, поелику Ноев ковчег остановился на горах Араратских между армян и кардиев на горе называемой Лувар, то там сперва происходит население людей по потопе, там пророк Ной насаждает виноград, и делается жителем сего места. У детей его (не видно, чтобы Ной еще родил сам) родятся дети и дети детей в продолжение шести сот пятидесяти девяти лет до пятаго рода кроме Сима. И родословие этого одного сына представлю в порядке. Итак Сим рождает Арфаксада, Арфаксад Кину5 , Кина Салу, Сала Евера благоговейнаго и богочестиваго, Евер Фалека.

5 И ничего не было на земле, ни ереси, ни инаго и инаго образа мыслей; все назывались только людьми, как говорящие одними устами и единым языком. Нечестием и благочестием определяли только естественный закон, и согласное с естеством избрание воли каждаго в отдельности, и не заблуждение в учении и в сочинениях писателей почерпнутое, не иудейство, не другая какая ересь, но, так сказать, вера, водворенная ныне во святой уже вселенской Божией церкви, какая была в начале, такою и в последствии открылась снова. Ибо кто намерен смотреть правдолюбиво, для того начало всего по самой цели есть святая Божия вселенская церковь. Первозданный Адам сотворен не в обрезании, но в необрезании по плоти; не был же идолослужителем, и знал Бога Отца и Сына и Святаго Духа, потому что был пророк. Посему, не имея обрезания, не был иудеем; не кланяясь изваяниям, или чему иному, не был идолослужителем. Ибо Адам был пророк, и знал, что Сыну сказал Отец: сотворим человека (Бытие 1:26). Итак чем же он был? Ни обрезания не имел, ни идолов не чествовал, напротив того обнаруживал в себе черты христианства. Так разуметь должно и об Авеле, и о Сифе, и об Еносе, и об Енохе, и о Мафусале, и о Ное, и об Евере, до Авраама. Были же тогда, до указаннаго пред сим времени, в действии благочестие и нечестие, вера и неверие, — вера сохраняла на себе образ христианства, и неверие имело черты нечестия и беззакония, и было противно естественному закону. Итак в пятом роде после потопа, когда люди уже размножились от троих сынов Ноевых, по преемству сыны сынов и сыны последних сделались в числе семидесяти двоих вождями и главами в мире. Простираясь же вперед, при сходе с горы Лувар, из пределов Армении, то есть из страны араратской достигают равнины Сеннаар, где избирают себе место. Эта равнина Сеннаар лежит ныне в области персидской, а древле принадлежало это ассириянам. Посему, составив там совещание между собою, предприемлют построить столп и город. Все они, из смежных с Европою стран уклонившись внутрь Азии, получили от своего времени наименование скифов. Они-то приступают к столпотворению, и строят Вавилон; и не благоугодно стало Богу дело неразумия их. Ибо разделил языки их, и из одного сделал семьдесят два по нашедшемуся тогда числу упомянутых выше мужей. От сего и названы они меропсами по причине разделеннаго языка. А столп ниспровержен приражением ветров. Строившие разделились по всей земле в правую и в левую сторону; одни возвратились, откуда пришли, другие удалились вперед на восток, иные же заняли Ливию6 , как это, если кто пожелает дознать в точности, найдет о каждом из удалившихся, что достиг он особаго некоего отечества, какое досталось ему по жребию, например: Мисраим получает в удел себе Египет, Хус — страну Эфиопскую, Псус — Авксомитийскую область, Регма, Савакафа, Фойдан и Луд7 — места прилежащия к стране Гарамон.

6 Но чтобы сочинение введения не доводить здесь до бо́льшей обширности, снова возвращусь к предложенному, и немедленно примусь за то, что по преемству следует. Во время Евера и Фалека, столпотворения и перваго города, построеннаго после потопа, при самом построении начало замыслу о собрании многих во едино и о самовластии полагается уже Немвродом. Ибо царствует уже Немврод, сын эфиопа Хуса, от котораго рожден Ассур. Царство его открывается в Орехе, в Арфале8 и в Халанни (Бытие 10:10). Строит он Фирас, Фовфл и Ловон в стране ассирийской. Еллины говорят о нем, что это Зороастр, который, подвинувшись вперед в восточныя страны, делается жителем Бактр. Отсюда распространяется по земле беззаконие. Ибо раждается этот изобретатель не доброй науки, астрологии и магии, как некоторые говорят о Зороастре: по крайней мере, в самой точности, это было время исполина Немврода, и не большим промежутком времени разстояли между собою оба: Немврод и Зороастр. Фалек же родит Рагава, Рагав Серуха, а сие имя толкуется: возбуждение, — и начались у людей идолослужение и еллинство, как содержат в себе это дошедшия до нас сведения. Разум человеческий не изобретал еще себе дурнаго занятия изваяниями, насечкою на камнях или на дереве, на обделанном серебре, или золоте, или другом каком веществе, и довольствовался только красками и живописными изображениями, и при помощи свободы, дара слова и ума вместо благости отыскивал беззаконие. У Серуха же родится сын Нахор, и Нахор родит Фарру. С сего времени произошло делание кумиров лепной и скудельной работы, при помощи Фаррина в этом искусстве. Проходит же до этого из двадцати родов состоявший век в три тысячи триста тридцать два года. И у первых людей ни один сын не умирал никогда прежде отца. Напротив того отцы, умирая прежде сыновей, оставляли их по себе преемниками. И никто да не говорит мне об Авеле, он умер не своею смертию. Когда Фарра противопоставил Богу соревнителя, произведя его лепным своим искусством, тогда наказан подобным тому, что́ сам сделал, и в соревнование с ним вступил собственный его сын. Отсего божественное Писание с удивлением замечает сие, говоря: и умре Арран пред Фаррою отцем в земли рождения его (Бытие 11:28).

7 До сего времени продолжалось какое-то скифское преемство и именование, и не было еще никакой ереси, никакого другаго ухищрения, кроме только блужения — примышления идолов. После сего или злосчастных самовластителей, или чародеев, мечтами обольстивших вселенную, стали боготворить, почтив их памятники, и по прошествии многаго времени обоготворили Крона и Дия, Рею и Иру, и их окружающих; а потом воздали чествование Акинаку, скифские же савроматы Одрису праотцу фракиян, от котораго производится род фригиян; почему и фракияне называются сим именем от Фираса, бывшаго при столпотворении. Во все же последующее время, после того, как заблуждение с означенных выше времен получило свое начало, последовательность событий уже запутывается. Отсюда произошли писатели и историки, заимствовавшие у египтян ложныя народныя басни, где открыты тайны составов и магии. А к еллинам перенесено сие во времена Кекропса. В это время у ассириян были Нин и Семирамида, современники Авраамовы, жившие в осмнадцатую династию у египтян. В одном Сикионе были тогда цари, начало царству положено Европсом.

8 И Бог избирает Авраама по самому отличительному свойству святой вселенской и апостольской церкви, как вернаго в обрезании, усовершившагося в благочестии, пророка ведением; приобретшаго в жизни евангельское поведение. Ибо до́ма чтил он отца, призываемый словом, отрекается от домашних, повинуется призывающему, как Петр, Андрей, Иаков, Иоанн. И чтобы не длить опять речи, скажу кратко. Патриарх сей, достигнув уже девяносто девятаго года, слышит от Бога повеление об обрезании. И сим начинается то, что́ отличает иудейство от еллинства; был же тогда от сложения мира род двадцать первый, и год три тысячи четыреста тридцать первый. И иудейство получило начало. Ибо скифство продолжалось от потопа до столпа и до Серуха, а от Серуха до Авраама и далее было еллинство. Но от Авраама иудейство не было еще именованием ереси, и напротив того получившие имя за одинаковое с Авраамом богочестие назывались только Авраамовыми. Сыновей у Авраама было восемь; но единственным наследником был Исаак, потому что и жил он, посвятив себя богочестию, по правилам отца, и дарован был отцу по Божию обетованию. Но Авраам до Исаака имел сына Измаила от рабыни Агари. А Хеттура раждает ему шесть сынов. Они разделились в так называемой Счастливой Аравии: имена им: Зомвран, Иезан, Иесвок, Соиен, Эммадем, Мадиам9 , а сыну рабыни, как сказано, было имя Измаил. Сей последний занимает и созидает в пустыне так называемый Фаран. У него сыновей числом двенадцать, и от них происходят колена агарян и измаильтян, называемых ныне сарацинами. Исаак же раждает двоих сыновей: Исава и Иакова. И род богочестивых назывался тогда авраамитами и исаакитами. Когда же Исав удалился в Идумею, страну восточную, лежащую к полудню от Ханаана; тогда делается он обитателем горы Сиир, и строит город так называемый Едом. У него родятся сыновья, и под именем старейшин по преемству правят Идумеею; они назывались старейшины Едомли (Бытие 36:19). В сем роде, если исключить из числа Авраама, и начать счет с Исаака, пятый по преемству есть Иов. Ибо Исаак родит Исава, Исав Рагуила, Рагуил Зару, Зара Иова, называемаго сперва Иокавомъ10 , в последствии же, не задолго до бывшаго с ним искушения, прозваннаго Иовом. Уже обрезание входило тогда в силу. Иаков, по совету отца и матери, бежит от брата своего Исава, по причине его гнева, в Месопотамию Фадан, на ту сторону Месопотамии Сусова11 . Оттуда из собственнаго родства своего выводит он числом четырех супруг, которыя родят ему числом двенадцать сынов, названных и патриархами. Когда же возвращается он в землю Ханаанскую к отцу своему Исааку и к матери Ревекке, при истоках Иордана имеет видение от Бога. Иавоком называют поток, где Иаков видел полки Ангелов. И вот, сказано, человек с вечера, и боряшеся с ним даже до утра (Бытие 32:24); человеком сим Писание означило Ангела, который в благословение Иакову дает почетное имя Израиля. Иаков же, возстав оттуда, нарек имя месту тому: вид Божий (Бытие 32:30): потому что Боровшийся, сказав ему при благословении: не прозовется ктому имя твое Иаков, но Израиль прозовется, определеннее выразил сие, сказав: понеже укрепился еси с Богом, и с человеки силен будеши (Бытие 32:28). С сего времени дети Иаковлевы называются израильтянами.

9 И Израиль, по отшествии Иосифа во Египет, отправляется туда и сам со всем домом своим, с сыновьями и внуками и женами упомянутых прежде и других, в числе семидесяти душ. Пребывает же род Израилев в стране египетской в продолжение пяти родов. Ибо Иаков родит Левию и Иуду и иных десять патриархов; Левий родит Каафа, а Иуда родит Фареса; Кааф родит Амрама; Амрам родит Моисея. Фарес родит Есрома, Есром родит Арама, Арам родит Аминадава, Аминадав родит Наассона во времена Моисеевы. И Наассон в пятом роде от Левия. Из земли египетской выходит Израиль среди чудес Божиих чрез Чермное море, и располагается станом в пустыне синайской. И по данному Богом повелению служителю Его Моисею исчислить мужей от двадцати и до пятидесяти лет, всех способных извлечь мечь и взять в руки воинския оружия, оказалось таковых шесть сот двадцать восемь тысяч и пятьсот.

* В этоже время у еллинов известны были Инах, и дочь его Ио, называемая и Атфисою, от которой получила название и Аттика. От Ио Боспор, которому соименен так называемый город Боспор на Евксинском понте. Сию Ио египтяне называют Изидою, и поклоняются ей, как богине. А Инаху есть соименная река, называемая также Инахом. С сего времени у еллинов возимели начало таинства и священные обряды, сперва не к добру выдуманные у египтян, фригиян, финикиян и вавилонян, из египетской же страны перенесенные к еллинам Кадмом и самим Инахом, который именовался сперва Аписом, и построил Мемфис. А из таинств, получивших начало от Орфея и от некиих иных, в последствии составлены ереси Епикуром, стоиком Зеноном, Пифагором и Платоном. С этого времени начали оне усиливаться до времен македонских, до Ксеркса, царя персидскаго, по взятии Иерусалима в первый раз, до пленения при Навуходоносоре, до Дария и до времен Александра македонскаго. Ибо в эти времена стали известны Платон и жившие прежде него, Пифагор, а за ним и Епикур; отсюда, как сказано было прежде, заимствовали повод, и появились на свет писания у еллинов и провозглашенныя после сего времени ереси философов, которыя согласны между собою в заблуждении и одинакаго достоинства слагают учение об идолослужении, нечестии и безбожии; но, взаимно сходясь в одном и том же заблуждении, вместе и разнятся друг от друга.

Стоики, в еллинстве третия, а по общему порядку пятая ересь

1 Стоики держатся такого мнения о Боге: говорят, что Бог есть ум, и что душа в теле, то Он в целом видимом объеме; разумею небо и землю и прочее; но они же единое Божество делят на многия частныя сущности, на солнце, луну, звезды, на душу, воздух и прочее. По великости своего заблуждения присовокупляют и это нечестивое учение: бывают перелияния и переселения душ из тела в тело; души, совлекшияся тел, снова облекаются в тела, и вторично раждаются. Но душу почитают частию Божества и безсмертною. Начальником Стои был у них Зенон, о котором идет большая молва. Одни называли его сыном какого-то Клеанфа, вышедшаго из Тира, а другие утверждают, что это Китией, островитянин с Кипра, несколько времени живший в Риме, в последствии преподававший сие учение в Афинах в так называемой Стое. Иные же говорят, что два было Зенона, один елеатский, а другой пред сим сказанный. Впрочем оба учили одинаково, хотя их было и двое. Посему и сей другой, называя вещество современным Богу, говорит тоже, что́ и другия ереси, а именно, что есть рок, что всем правит час рождения и от него всякий и все терпит. Поэтому в чем краткое это наше сочинение может послужить целебным врачевством от неосновательнаго сего учения; то и скажу на сие, не собирая большей груды доказательств о несомненности дела, но коснувшись сего слегка, чтобы не показаться оставившим его без внимания.

2 Откуда взял ты, премудрый, это изложение учения? Или, какой Святый Дух изрек тебе с неба это заблуждение твое? Усиливаешься утверждать, что вещество и Бог совершенно современны. Падет твое слово, и не будет состоятельно. Ибо исповедуешь, что есть некий Зиждитель, говоришь, что Он и Вседержитель, и Его же, опять делишь в многобожии. Чьим будет Зиждителем, если вещество Ему современно? Ибо вещество, не получившее начала от какого-либо виновника, будет само себе господином, и не чьим-либо подчиненным. Если же Зиждитель у вещества находит и заимствует себе подмогу; то будет какое-то безсилие и потребность подачи в том, кто, чтобы произвести свое создание, по скудости заимствует из чужаго, а не из собственнаго своего достояния. И в разсуждении перелияния душ велика неосновательность поврежденнаго разумения твоего, величающий себя мудрецом и обещающий ведение людям. Ибо, если душа есть часть Бога и безсмертна, а ты жалкия тела, не зверей только, но и пресмыкающихся и даже низкаго рода животных, ставишь в связи с образованием той, которая, по твоим же словам, обладает сущностию, заимствованною от Бога; то скажи мне, что́ будет хуже этого?

3 Но ты вводишь рок, как будто от него происходит все, что́ бывает с человеком и с другими. Твое баснословие для краткости речи низложено будет одним словом. Ибо если от рока зависит стать мудрым, сведущим, родиться словесным и безсловесным, и все прочее; то да умолкнут законы; потому что прелюбодеями и другими обладает рок. Пусть лучше понесут наказание налагающия необходимость звезды, нежели вынуждаемые делать усилие. Но об этом скажу еще и иначе. Пусть в училищах не будет ученья, пусть молчат софисты, риторы, грамматики, врачи, и другия познания, все неисчислимое множество рукоделий, и пусть никто больше не учится, если род человеческий не из письмен все изучает, и рок дает ему сведения. Если рок делает и сведущим и ученым; то никто пусть не учится у учителя, но Парки, прядущия нити свои, пусть у природы заимствуют сведения, по уверению твоего заблуждения, величающагося на словах.

Платоники, в еллинстве четвертая, а по общему порядку шестая ересь

* Но это пусть будет сказано Зенону и стоикам. Платон же, увлекавшийся в те же с ними заблуждения касательно переселения и перелияния душ из одного тела в другое, многобожия, идолопоклонства и других суеверий, о веществе, может быть, думал не совершенно одинаково с Зеноном и с стоиками. Ибо знал он Бога, знал, что все имеющее бытие произошло от сущаго Бога, что есть первая, вторая и третия причина; и первая причина есть Бог, вторая причина — от Него происшедшия некия силы; от Него же и от сил произошло вещество. Ибо говорит так: небо со временем приходит в бытие, потому что с ним вместе и разрушается; и опровергнул сим прежния свои положения о веществе; потому что говорил некогда, что вещество современно Богу.

Пифагорейцы, в еллинстве пятая, а по общему порядку седьмая ересь

* Прежде же Платона Пифагор и перипатетики свидетельствуют о себе, что принадлежат к признающим единаго Бога, но держатся иных философских начал и учений. И у них опять есть такия же непозволительныя и весьма нечестивыя мнения; и сам Пифагор и его последователи учат обожению и переселению душ и истлению тел. Пифагор оканчивает жизнь в Мидии. Он говорит, что Бог есть тело, то есть небо, что глазами Ему и прочими членами, какие есть у человека, служат солнце, луна и прочия звезды и составныя части неба.

Епикурейцы, в еллинстве шестая, а по общему порядку осмая ересь

* В след за сим Епикур учил, что в мире нет промысла, что все составлено из атомов, или опять переходит в атомы; что целое имеет бытие случайно, мир состоит из естества, непрестанно раждающаго, а потом иждиваемаго, и опять само из себя возраждающагося, и никогда не перестающаго как раждаться из себя, так на себя и разлагаться. В начале все в совокупности подобно было яйцу; дух же, змеевидно обвив яйцо сие, как венец, или как пояс, сжимал тогда естество. Но в одно время, пожелав с усилием крепче надлежащаго сжать все вещество, или естество вселенной, таким образом разделяет существа на два полушария, и из этого уже разсыпались атомы. Что́ легко и тоньше всего естества, то есть свет, эфир, и тончайшее в духе, то выплывает на верх; а самое тяжелое и грубое, именно же: земля, то есть суша, и влажная сущность воды, склонилось к низу. Целое же, как будто все еще гонимо змеевидным духом, само себя и само собою приводит в движение, состоящее во вращении полюса и звезд. И мы хотя отчасти сказали об этом.

1 Но для краткости чтения четыре сии ереси опровергнуть должно одним и тем же способом. С сего времени и еще гораздо ранее, как было сказано, стихотворцы и историки, всякие писатели, астрономы, вводители иных ложных понятий, приготовлявшие ум к тысячам дурных побуждений и путей, омрачали и затмевали понятия человечества. И появилось самое первое заблуждение, — измышление идолов и бесовския учения. Но все было раздельно, и еллинство и иудейство. Иудейство сперва не было еще известно под сим именованием; напротив того, пока продолжалось преемство родов, имя богочестиваго богопоклонения заимствуемо было от Израиля. Ибо Наассон, в пустыне бывший князем колена Иудина, родит Салмона, Салмон родит Вооза, Вооз родит Овида, Овид родил Иессея, у богочестивых так называемых израильтян Иессей родит Давида царя, который первый царствовал из колена Иудина, и от него уже потом по преемству были в последствии цари от семени Давидова так, что сын наследовал после отца. Прежде же самаго Давида первый царствовал во Израили по естественным своим качествам Саул, сын Кисов, из колена Вениаминова. И по нем преемствовал не сын, но царская власть в лице перваго Давида перешла в колено Иудино. Ибо у самаго Иакова первый сын родится Рувим, вторый Симеон, третий Левий, четвертый Иуда, от котораго имеют свое имя иудеи, по колену Иуды, одного из рода богочестивых; а прежде и иудеи назывались израильтянами.

2 До сего времени соприкасались четыре рода четырех отделов земли, между тем как были они разделяемы временами до времени, показаннаго здесь мною, и далее, то есть, от Адама до Ноя варварство, от Ноя до столпа и до Серуха, бывшаго чрез два рода по столпе, скифское суеверие, а потом от столпа и от Серуха и Арама до Авраама — еллинство, от Авраама и потомков его богочестие, появляющееся с самим Авраамом, по преемству от семени его, то есть, от Иуды, от котораго иудейство, как подтверждает еще слово мое духоносный и святый Апостол Павел, говоря в одном месте: о Христе Исусе ни варвар, ни скиф, ни еллин, ни иудей, но новая тварь (Колос. 3:11; Гал. 6:15), потому что тварь в начале, когда была создана, будучи новою, не имела еще никакого имени, означающаго разности. Согласно же опять с этим в другом месте Апостол говорит так: должен есмь еллином и варваром, мудрым же и неразумным (Рим. 1:14), давая разуметь под мудрыми иудеев, а под неразумными скифов. И присовокупляет: должен есмь. С сего времени, то есть, со времени Давида, иудеями стал именоваться весь род израильский; и в тоже время, именно же со времени Давида, и сына его Соломона, и сына Соломонова, разумею Ровоама, по Соломоне царствовавшаго в Иерусалиме, весь род Израилев удерживал за собою название и израильтян, и иудеев. Но, чтобы не уклониться с должнаго пути, не сказав ни слова о богослужении иудеев, и не показав содержания принятаго ими мнения, из многаго присовокуплю не многое. Ибо иудейские обычаи, можно сказать, весьма явны всякому. Почему не возьму на себя великаго труда о сем предмете передавать все даже до мелочи, но из многаго предложу здесь не многое, о чем сказать необходимо.

3 Посему иудеи, преемственно происходящие от Авраама и преемники его богочестия, от Авраама имеют и обрезание, которое, по Божию повелению принял он на девяносто девятом году жизни (Бытие 17:24), по причине, сказанной мною выше, а именно, чтобы семя его, сделавшись пресельным, и в чужой стране не отвращалось от имени Божия, но на теле своем носило печать, в напоминание и наставление пребывать в богочестии отца своего. Сын же его, Исаак, обрезывается осмидневный, как сказано было в Божием повелении (Бытие 17:12). И было признано, что обрезание в то время совершалось по повелению Божию. Однакоже установлено оно было тогда прообразовательно, как в последствии покажем это, дошедши до сего по порядку. Посему продолжали обрезываться и быть привязанными к богочестию сами сыны Авраамовы по преемству, разумею им самим рожденных, и в последствии Исаак, Иаков, и дети его, в земле Ханаанской, в Иудеи и так называвшейся тогда земле филистимской, а ныне называемой Палестине, но также и в Египте. Ибо Иаков, он же и Израиль, приходит во Египет на сто тридцатом году жизни своей, вместе с одиннадцатью сыновьями своими. A Иосиф, двенадцатый сын его, по зависти проданный братьями своими, был уже прежде и царствовал в Египте. Домостроительство Божие, содействуя праведнику ко благу его, злокозненность против Иосифа обратило в нечто удивительное. Посему, по сказанному мною, Иаков и сыновья его, и жены, и внуки, в числе семидесяти пяти душ, приходят в Египет, как описывает первая книга пятокнижия Моисеева (Бытие 46:27), ясно раскрывая все это. Там они пробыли в продолжение пяти родов, как говорил я неоднократно, а теперь нашел нужным повторить это: потому что счисление родов от Иакова продолжаемо было в колене Левиином, из котораго поставляемы были священники, и в колене Иудином, из котораго по времени произошел царь Давид. И Левий родит Каафа и иных; Кааф родит Амрама; Амрам родит Моисея и Аарона первосвященника. Сей-то Моисей силою Божиею изводит сынов Израилевых из земли египетской, как повествует о сем вторая книга законоположения.

4 A каков именно до сего времени был образ жизни сынов Израилевых, о сем невозможно сказать до очевидности ясно, разве то одно, что держались они богочестия и обрезания; хотя написано, что сыны Израилевы в земле египетской умножишася, и мнози (χυδαῖοι) быша (Исход 1:7); ибо долговременное их пресельничество и обращение с египтянами, конечно, по нерадению их, в сынах Израилевых произвели огрубелость (τὸ χυδαῖον). Что́ употреблять в пищу, в чем себе отказывать, и все иное, что́ по определению закона предписывалось им сохранять, не было еще означено со всею ясностию. Когда же вышли из земли египетской, во вторый год по их исходе, удостоиваются они законоположения Божия, даннаго рукою самаго Моисея. Законоположение же, данное им от Бога вместо пестуна — как и действительно закон был пестуном (Гал. 3:27), ограничивался телесным, но имел и ожидание духовнаго, — научало обрезываться, хранить субботу, давать десятину от всех их произведений и от всего, что у них раждалось, от человека до скота, давать начатки, пятидесятую и тридцатую долю, чтобы знали единаго Бога и Ему служили. Хотя в единоначалии проповедывалось имя Божие, но в единоначалии всегда возвещаема была Троица; и у сынов Израилевых в Нее веровали отличнейшие из них, то есть, пророки и святые. Приносили жертвы и совершали разныя службы Всецарю Богу в пустыне, отправляя богослужение в скинии, построенной Моисеем по образцам, показанным ему от Бога.

* Сии-то самые иудеи приняли и пророческия вещания о Христе грядущем, Который именуется пророком, а в действительности есть Бог, назван и Ангелом, но есть Сын Божий, вочеловечится и будет включен в число братии, как говорят все божественныя Писания, особенно же книга Второзакония, пятая в законоположении, и следуюшия за нею.

5 Сии же иудеи, до возвращения из плена вавилонскаго имели у себя книги, и следующих пророков, и следующия пророческия книги: первую книгу Бытия, вторую — Исход, третию — Левит, четвертую — Числа, пятую — Второзаконие, шестую книгу Исуса Навина, седьмую — Судей, восьмую — Руфи, девятую — Иова, десятую — Псалтирь, одиннадцатую — Притчи Соломоновы, двенадцатую — Екклесиаст, тринадцатую — Песнь Песней, четырнадцатую — первую книгу Царств, пятнадцатую — вторую Царств, шестнадцатую — третью Царств, семнадцатую — четвертую Царств, восемнадцатую — первую Паралипоменон, девятнадцатую — вторую Паралипоменон, двадцатую — двенадцать пророков, двадцать первую — Пророка Исаии, двадцать вторую — Пророка Иеремии вместе с Плачем и посланиями его и Варуховым, двадцать третию — пророка Иезекииля, двадцать четвертую — пророка Даниила, двадцать пятую — первую книгу Ездры, двадцать шестую — вторую книгу, двадцать седьмую — книгу Есфирь. Вот двадцать семь книг, данных иудеям от Бога, но ими считаемых за двадцать две, наравне с числом букв еврейской грамоты; потому что десять книг, считаемыя за пять, слагаются по две в одну. Но о семь ясно сказали мы где-то в другом месте. Есть же у них в числе сомнительных другия две книги: премудрость Сирахова и премудрость Соломонова, за исключением некоторых иных апокрифических книг. Все оныя священныя книги учили иудейству и предписаниям закона, до пришествия Господа нашего Исуса Христа. И прекрасно было бы для иудеев пестунство закона, если бы приняли они сего Христа, Котораго наперед проповедывал и предвозвещал им пестун, то есть, закон, чтобы, прияв Его Божество, и в пришествии Его во плоти дознали не разорение закона, но исполнение закона: потому что в законе были образы, а истина — в Евангелии. Там обрезание плотское служило на время до великаго обрезания, то есть, до крещения, которое обрезывает нас от грехов, и запечатлевает нас во имя Божие. Была там и суббота, соблюдающая нас к великой субботе, то есть, к покою Христову, чтобы субботствовать нам во Христе, не работая греху. И там было приносимо в жертву безсловесное овча, указующее нам путь к великому и небесному Агнцу, закланному за нас и за целый мир. И там было одесятствование, обезопашивающее, чтобы не укрылась от нас йота, означающая десять, — эта первая буква в имени Исусовом.

6 Итак, поелику иудеи водились образами, но не достигли совершенства, о каком проповедали закон, пророки, и все иное, и всякая книга; то изгнаны они из земли ими возделываемой, вошли же туда язычники, а им невозможно уже спастися, если не обратятся к благодати Евангелия. Ибо все оправдания сделались для них недействительными. Это говорит всякаго рода свидетельство, как сие видно во всем Писании. Но мы кратко, на основании одного свидетельства, покажем непреложность и неминуемость произнесеннаго на них приговора, чтобы в точности можно было видеть сделанное о них определение, как сказано: душа, яже не послушает пророка онаго, потребится (Деян. 3:23) в колене своем, в Израиле, в подсолнечной; потому что преданное таинственно в законе совершенно несомненным и спасительным соделает Господь, а кто не слушает Его, и не внемлет Ему, тот не имеет спасения, хотя бы исполнил закон, так как закон не может усовершенствовать человека, по той причине, что оправдания описаны в нем телесно, действительно же исполняются в Господе Христе.

* Сие пусть будет у меня сказано об иудействе; ибо не многое привел я себе на память, чтобы не вовсе умолчать об иудеях, но показать отчасти; так как всякому, можно сказать, известно, в чем заключается иудейство, и за что обвиняют его. Мы же указали и начало, откуда введены они были, а именно, что в начале от Авраама, — патриарха богочестия, как происходящие от его семени, называются богочестивыми: от внука же его, разумею Иакова, именуемаго Израилем, — израильтянами: а со времен Давида, воцарившагося из колена Иудина, все двенадцать колен назывались и иудеями и израильтянами до Соломона, сына Давидова, и до Ровоама, сына Соломонова, внука Давидова. И по соизволению вразумляющаго Бога, и по недостоинству Ровоама, двенадцать колен разделились; два колена с половиною остались при колене Иудином, то есть при Ровоаме, а девять колен с половиною перешли к Иеровоаму. И сии девять, имея царем Иеровоама, сына Наватова, в Самарии, назвались израильтянами и Израилем. Α два в Иерусалиме, называясь иудеями, имели царем Ровоама, сына Соломонова, от котораго произошло опять преемство царей.

* Ровоам раждает Авию; Авия — Асу; Аса — Иосафата; Иосафат — Иорама; Иорам — Охозию; Охозия — Иоаса; Иоас — Амасию; Амасия — Азарию, называемаго Озиею; Азария, он же и Озия — Иоафама; Иоафам — Ахааза; Ахааз — Езекию. Во времена Езекии и Ахааза колена израильския отведены в плен в пределы мидян. После сего Езекия раждает Манассию; Манассия — Амоса: Амос — Иосию; Иосия — Иехонию, именуемаго и Селлумом, который назывался и Амасиею. Сей Иехония раждает Иехонию, называемаго Содекиею, и Иоакимом (ср. 1 Паралипоменон 3:15-16).

7 И никто да не сомневается в этом; напротив того всякий да подивится паче точности, с какою изложено здесь это на пользу любознательным, желающим в научение себя иметь в руках точные списки: они, при полученной ими пользе, принуждены будут тотчас же изъявить признательность, нашедши то речение, которое, как бы под видом поправки, какими-то невеждами, к недоумению, уничтожено в Евангелии. Ибо, когда святый Матфей сделал три исчисления родов, и сказал, что от Авраама до Давида родове четыренадесяте, и от Давида до плена родове четыренадесяте, и от плена до Христа родове четыренадесяте (Матф. 1:17); два первыя исчисления представляются ясными, не заключая в себе никакого недостатка в числе, потому что объемлют времена до Иехонии. Но третие число оказывается по преемству имен не имеющим полноты и состоящим не из четырнадцати, а из тринадцати родов, потому что некоторые, в Иехонии с Иехониею вторым находя одно и то же лице, признали в счислении повторение одного имени. Но это было не повторение, а ясный счет: потому что по имени Иехонии отца и сын назывался Иехониею. Посему некоторые, по незнанию, как бы из любви к доброму складу речи, исключив одно имя, сделали неполноту в исчислении, уничтожили обещание о составе числа из четырнадцати имен и неоднократное повторение сего отношения.

* Отсюда, со времени Иехонии, начинается плен вавилонский. В это время плена к Навуходоносору в Вавилоне входят старшины, прося его из своих послать каких-либо поселенцев в израильскую землю, чтобы страна сия одичав не запустела. Навуходоносор принял их просьбу, не откладывает дела, и посылает из своих подданных четыре племени, так называемых хуфеев, кудеев, сепфаруреев и анагоганеев (ср. 4 Царств 17:24). Они, поднявшись в путь с своими идолами, заселяют тогдашнюю Самарию, избрав себе эту землю по ея тучности и великому плодородию. Но, по прошествии некоего времени, терзаемые зверями: львами, тиграми, медведями, и другими злыми зверями, посылают в Вавилон с просьбою и выражением крайняго удивления спокойному пребыванию обитавших прежде, как могли избавляться от хищничества и насилия зверей. Царь, послав за старшинами, спрашивает, как проводили они жизнь, населяя Иудею, как укрывались от хищничества зверей, когда в земле той так часты их нападения, и столько от них вреда. Старшины показали ему Божие законоположение, и разумно открыли, что́ требуется по здравому смыслу, сказав: никакому народу не возможно жить в стране той, если не будет исполнять закона, какой чрез Моисея дан небесным Богом; потому что Бог покровитель этой земли, и не хочет, чтобы в ней иноплеменными народами совершались преступления, идолослужение и что-либо другое. Царь, с попечительностию и уверенностию в совершенной справедливости давших сие объяснение, потребовал списка закона. Они, охотно дав, посылают из Вавилона с законом наставником в законе некоего иерея Ездру, чтобы научил Моисееву закону поселившихся в Самарии ассириян, упомянутых прежде хуфеев и других. Совершается же это, или с небольшим, или без малаго, в тридцатый год по пленении израильтян и иерусалимлян. Посему Ездра и прибывшие с ним обучили жителей Самарии, и принявшие закон, который преподал им пришедший из Вавилона Ездра, названы самарянами. Прошло же время других сорока лет; плен кончился, и израиль возвратился из Вавилона.

8 Можно же подивиться, как случилось, что в одном и том же народе сошлись четыре народа, и были четыре ереси, разумею же во первых ессинов, во вторых горофинов, в третьих севуеев, в четвертых досифеев. Сим полагается у меня начало обещанному сочинению об ересях, и чем объяснить их причину, скажу кратко. Какая же это иная причина кроме той, что, когда стало много разнозвучных языков, тогда образовались племена, а подобно каждому племени и роду составились разные народы? Каждый же народ во главу себе поставил царя. Α от этого произошло, что бывают войны, возстания и столкновения народов, сходящихся с народами, потому что каждый усиливается сделать, чтобы предпочиталась собственная его воля, и принадлежащее ближним соседям перешло в его собственность, по ненасытной любостяжательностн, в этом мире свойственной всем нам. Так и в это, указанное нами прежде, время, когда единственное израильское богопоклонение и писанный закон перешли к другим народам, разумею ассириян, из которых составилось самарянское население, тогда произошло и то, что образ мыслей раздвоился, заблуждение и раздвоение устремились уже к одной богочестивой вере подсевать многия поврежденныя мнения, как это казалось каждому; и каждый думал по собственному своему изволению упражняться в Писании и толковать его.

Самаряне, в еллинстве седьмая, а по общему порядку девятая, ересь

1 Итак самаряне прежде других уклонились от божественнаго Писания в ереси, после описанных доселе еллинских ересей, незнавших божественнаго Писания, когда разумение человеческое было омрачаемо собственными своими помыслами. Самарянами назывался весь народ. Слово же: самаряне, в переводе значит стражи; и названы они так потому, что в должности стражей поставлены были в земле, или действительно были стражами законнаго Моисеева постановления. Да и гора, на которой поселились они, называлась Соморон, а также и Сомир, по имени древняго какого-то обитателя Соморона, сына Сомирова (3 Царств 16:24). Этот Сомир был сын одного мужа из рода ферезеев и гергесеев, которые населяли тогда землю по преемству, будучи сынами Ханаана, захватившаго землю сию, называемую ныне Иудеею, или Самариею, которая принадлежала сынам Симовым, а не была собственностию хананеев, потому что сам Ханаан — сын Хама, по отцу брата Симова. И потому самаряне по разным причинам названы сим именем: от Сомира, от горы Соморон, от того, что они стражи земли, и от того, что они хранители наставлений закона.

2 Различаются же они от иудеев во первых тем, что не дано им писание пророков, бывших после Моисея, кроме одного только Пятокнижия, даннаго Моисеем семени Израилеву во время шествия по исходе из Египта, разумею: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. A на еврейском языке книги сии называются так: Бресиф, Елле симоф, Ваикра, Ваидабер, Элледдаварим. И в этих пяти книгах разсеяны, впрочем не проповеданы ясно, признаки воскресения мертвых. В них есть намеки об Единородном Сыне Божием, о Святом Духе и против идолов. Но с большею ясностию излагаются в них начатки учения об единоначалии; а в единоначалии духовно возвещается Троица. Но принявшие закон заботились о том, чтобы отложиться от идолослужения и познать единаго Бога; не было же у них попечения познать сие точнее. Таковые, поползнувшись, и не постигнув ясно всех частей веры и точнаго изследования нашей жизни, не познали воскресения мертвых, и не верят оному, не приемлют также Святаго Духа, потому что не познали Его. И сия-то ересь, отвергающая воскресение мертвых, и отмещущая идолослужение, сама по неведению служит идолам, потому что идолы четырех народов сокрыты (Бытие 35:4) в горе, ложно называемой у них Гаризин. Ибо кому угодно в точности доведаться о горе Гаризин, тот должен знать, что у Иерихона лежат две горы, одна — Гаризин, а другая Гевал, об ону страну Иордана, на восток от Иерихона, как говорят Второзаконие (Второзаконие 11:30) и книга Исуса Навина. Итак самаряне, сами того не зная, служат идолам, потому что во время молитвы, где бы они ни были, отвсюду обращаются к этой горе, почитая ее освященною. Ибо не возможно солгать Писанию, которое говорит: пребывали исполняющими закон и кланяющимися идолам своим до сего дня, как написано в четвертой книге Царств (4 Царств 17:33).

3 A касательно воскресения мертвых повсюду встречают они обличения. Во-первых, в Авеле, потому что кровь его по смерти обращает речь ко Владыке. Кровь же — не душа; а напротив того — в крови душа. И не сказал Бог: душа вопиет ко Мне (Бытие 4:10), показывая сим, что есть надежда на воскресение тел. И Енох преложен бысть не видети смерти: и не обреташеся (Евреям. 11:5). Да и Сарра, когда омертвели у ней ложесна и изсох обычный источник, вдруг приемлет в себя живородящую силу во удержание семене (Евреям. 11:11), и престарелая носит во чреве чадо по обетованию, в надежде воскресения. Да не иное повелевал и Иаков, пекущийся о костях своих, как ο не гибнущих. И не только Иаков, но и Иосиф, на том же основании давая повеление, показал образ воскресения. Да и жезл Ааронов прозябший (Евреям. 9:4), когда был сух, снова принес плод в надежду жизни, давая видеть, что мертвыя тела наши востанут, и ведя нас к мысли о воскресении. И Моисеев, подобно сему, деревянный жезл, по изволению Божию, одушевлялся, и, делаясь змием, изображал собою воскресение. И Моисей, благословляя потомков Рувимовых, о давно скончавшемся говорит: да живет Рувим, и да не умрет (Второзаконие 33:6), желая показать, что есть жизнь по смерти, и суд для осуждения на смерть вторую. Посему изрекает Рувиму два благословения, говоря: да живет в воскресение, и да не умрет на суде, называя смертию не ту, которая состоит в сложении с себя тела, но ту, которая есть следствие осуждения. Довольно будет и сего немногаго к опровержению учения самарян. Но у них есть и другие некие древние неразумные обычаи: они омываются на рубеже, когда приходят из чужой страны, конечно, как оскверненные там; вместе с одеждою погружаются в воду, когда прикоснутся к кому из другаго народа; ибо почитают осквернением прикоснуться к кому-либо, или иметь дело с каким-либо другим человеком, держащимся инаго учения веры. Так много у них сумасбродства.

4 Но как скоро обличается их неразумие, углубись мыслию, пречудный, и узнаешь. Ничего не разбирая, гнушаются они мертвецом, будучи сами мертвы делами. Но не одно, а много есть свидетельств, что закон сказал это загадочно, а не потому, что мертвецом должно гнушаться. Ибо не два или три свидетельства свидетельствуют нам o сем, но шестьсот двадцати тысячное число в пустыне, и столько же, или более тысяч, других свидетелей, и гораздо большее число свидетельствующих при раке Иосифовой (Бытие 50:26), в продолжение сорока лет носимой целым полком, между тем как никто ею не гнушался и не осквернялся. Но и закон сказал справедливо: если кто прикоснется к мертвецу, остается нечистым до вечера, и омоется водою, и будет чист. Но сие сказано загадочно о мертвости Господа нашего Исуса Хрнста при страдании Его во плоти. Ибо членом τοῦ означается отличение имени; потому что где прилагается член, там членом, без сомнения, утверждается, что речь — о чем-либо одном определенном и самом видном; а без члена речь понимать должно неопределенно, о чем бы то ни было одном. Сказать для примера, если говорим: царь (βασιλεύς), хотя означили имя, но не показали ясно определяемаго именем: ибо разумеем о царе и персов, и мидян, и еламитян. Но если скажем царь с прибавлением члена (ο βασιλεύς); то означаемое несомненно: ибо членом показывается, что это царь, о котором спрашивается, или речь идет, или известно, кто он, или над кем царствует. И если скажем: Бог, без приложения члена, то разумеем какого-либо Бога: языческаго, или Бога истиннаго. A если слово: Бог скажем с членом (ο Θεὸς), то явно, что означаем Бога действительнаго, истиннаго, и знаемаго. Тоже и в речениях: человек (ἄνθρωπος), и человек (ὁ ἄνθρωπος). И если бы закон сказал: если прикоснетесь к мертвецу (νεκροῦ), без члена пред словом мертвецу; то приговор был бы произнесен о всех, и подлежащее изследованию речение относилось бы вообще ко всякому мертвецу. Но когда закон говорит: если кто прикоснется к мертвецу (τοῦ νεκροῦ)12 , с членом при слове мертвец, то ведет речь о ком-то одном, а именно — о Господе, как объяснено мною выше. Сказал же сие закон загадочно о тех, которые наложат на Христа руки, и предадут Его кресту; они имели нужду в очищении, пока не зашел для них день, и не возсиял им иный свет, чрез водное крещение в бане пакибытия. И в этом слово мое подтверждает Петр, который израильтянам в Иерусалиме, спрашивавшим его: что́ сотворим? и, потому что Петр сказал им: сего Исуса, Егоже вы распясте, — умилившимся сердцем продолжал: покайтеся, и да крестится кийждо во имя Исуса Христа Господа нашего, и оставятся вам грехи, и приимете дар Святаго Духа (Деян. 2:36-38). Посему не о мертвеце вообще говорит закон. Когда же другаго определеннаго мертвеца разумеет закон, тогда выражается иначе; ибо говорит: если мимо проходит мертвец (νεκρός), заприте двери и окна ваши, да не осквернится дом, как сказал бы о слышании греха или образе падения; заключи око твое от пожелания, и уста от злословия, и ухо от худаго оглашения, чтобы не подвергся смерти целый дом, то есть душа и тело. Посему и пророк сказал: если взыде смерть сквозе окна (Иеремия 9:21). Конечно же, говорит не об окнах в домах; ибо иначе, заключив сии окна, никогда не могли бы мы умереть. Но окнами служат у нас телесныя чувствилища: зрение, слух и другия, которыми смерть входит в нась, если ими грешим. И Иосиф погребал Израиля, и не гнушался, а по смерти припад на лице, облобыза (Бытие 50:1); и не написано, что омылся, чтоб очиститься. Ангелы, как говорит дошедшее до нас предание, погребали тело святаго Моисея, и не омывались, да и не осквернились Ангелы от святаго тела.

5 Боюсь опять, чтобы решение вопроса не продлить без конца. Но мудрому одним или двумя словами дастся возможность умудриться о Господе против слова сопротивнаго. Если нужно мне будет кратко сказать и о Духе Святом, то не поленюсь. Например, Господь ясно говорит Моисею: возведи Ми на гору седмдесят старец, и возьму от Духа, Иже в тебе, и излию на них, и будут помогать тебе (Числа 11:16-17). О Сыне же, чтобы знали мы, Отец говорит: сотворим (а слово: «сотворим, означает не одного) человека по образу нашему и подобию» (Бытие 1:26). И: одожди Господь на Содом и Гоморр огнь и жупел от Господа с небесе (Бытие 19:24). Что́ же касается пророков, то, поелику самарянам дано было сперва Пятокнижие, другими писаниями не руководствуются они, но одним только Пятокнижием, а не и прочим последованием. И если кто скажет им теперь о других, разумею Давида, Исаию и последующих за ними, самаряне не принимают, держась предания, сообщеннаго от отцев их. И сим пусть кончится у меня речь о самарянах, высказанная кратко по причнне страха, с каким предусматриваю, что иначе распространится обширность обещаннаго мною сочинения.

Об ессинах, у самарян первой, а по общему порядку десятой, ереси

* Хотя самаряне разделились на четыре ереси; однакоже, одинаково друг с другом думая об обрезании, субботе и о других предписаниях закона, в неважном, и то несколько, каждая из трех ересей разнится с близкими к ней, за исключением только досифеев. Ессины держались первоначальных правил, ничего к ним не прикладывая. После горофины стали разногласить с другими в какой-то малости; потому что у них произошел некоторый спор между собою, то есть, между севуеями, ессинами и горофинами. Спор же был следующаго вида. Закон повелевал иудеям неоднократно собираться отвсюду в Иерусалим, именно же в три времена года: в праздник опресноков, в пятидесятницу, и в праздник кущей (Втор.16:16.). Но иудеи жили в разсеянии, в пределах Иудеи и Самарии. Случалось же им, проходя в Иерусалим, совершать путь местами жительства самарян. Поелику в одно время приходилось иметь собрания для празднования; то от сего бывали столкновения. Да и когда Ездра, по возвращении из Вавилона, обстроивал Иерусалим; самаряне изъявили желание подавать помощь иудеям и строить вместе, но были устранены Ездрою и Неемиею.

О севуеях, у самарян второй, а по общему порядку одиннадцатой, ереси

* Тогда севуеи в раздражении и гневе переставили времена сказанных выше праздников, и, во-первых, по гневу на Ездру, а во-вторых, ради сказаннаго пред сим предлога, вызывающаго их на ссору с проходящими. Установляют же они новый месяц для опресноков по начале новаго года, которое бывает осенью, то есть, после месяца Тисри, который у римлян зовется Август, у египтян — Месори, у македонян — Горпией, у еллинов — Апеллей. Отсюда ведут они начало года, и тотчас совершают праздник опресноков. Осенью же празднуют пятидесятницу. Α праздник кущей совершают у себя, когда у иудеев бывает праздник опресноков и пасхи.

О горофинах, у самарян третьей, а по общему порядку двенадцатой, ереси

* Севуеев не послушались горофины и другие. Но ессины, быв близки к другим, с ними поступают одинаково. И одни горофины и досифеи состоят в препирательстве с севуеями; они, разумею горофинов и досифеев, отправляют праздники, именно же праздник опресноков и пасхи, также пятидесятницы и кущей, и обратившийся у них в закон однодневный пост, когда совершают их иудеи. Но другие поступают не так, а по-своему, в сказанные выше месяцы.

О досифеях, у самарян четвертой, а по общему порядку тринадцатой, ереси

* Досифеи разнятся с ними во многом: признают воскресение [мертвых], держатся особых правил в жизни, не употребляют в пищу животных, а некоторые из них по смерти жены воздерживаются от брака, иные же живут девственно. Также одинаково содержат они обрезание, субботу и то, чтобы ни к кому не прикасаться, потому что мерзским признается всякий человек. А по разсказам хранят посты и подвизаются. Поводом же Досифею к такому образу мыслей служило следующее: с самарянским народом вступил он в единение, ушедши от иудеев, у которых, преуспев в изучении закона и принятых у них вторичных преданий, домогался первенства, но не имел удачи, и не удостоен иудеями какого-либо уважения; почему уклонился к самарянскому роду, и составил сию ересь. Поселившись же отшельником где-то в пещере, и по чрезмерному желанию казаться мудрым храня напрасный и лицемерный пост, как носится слух, в таком состоянии по недостатку хлеба и воды умер произвольною смертию. Но по прошествии нескольких дней при осмотре его тела, нашли, что оно издает дурный запах, ползают по нему черви, и над ним роится туча мух.

* Таковы, по сведению о сказанных выше четырех ересях, дошедшия до нас разности; ереси сии могут быть опровергнуты тем, что о них сказано. Но я снова приступаю к ересям, какия появлялись по преемству времени, и собирая этих блуждающих овец, и входя с ними в прекословие, между тем как открываю непотребныя их занятия, и в краткой речи излагаю обличение ядоносности этих злых и гибельных пресмыкающихся.

* Вот четыре ереси самарян кончены; следует наконец Иудейство, которое само делится на семь ересей.

О саддукеях, в иудействе первой, а по общему порядку четырнадцатой, ереси

* После этих поименованных выше ересей, появившихся у самарян, а еще прежде у еллинов, еще числом семь ересей, до Христова во плоти пришествия, произошло во Иудеи и Иерусалиме.

* Из них первые саддукеи, — этот отросток сказаннаго прежде Досифея. Именуют они себя саддукеями, производя название это от слова правда: ибо седек значит правда. Но в древности был некто из иереев по имени Садок. Однако саддукеи не пребыли в учении своего наставника: они отвергли воскресение мертвых, держась одинакаго образа мыслей с самарянами; не допускают же бытия Ангелов, хотя самаряне не отвергают сего; а о Духе Святом и не знают, потому что не достойны Его; все сохраняют наравне с самарянами. Родом же были они не самаряне, но иудеи: ибо в Иерусалиме приносили жертвы, и во всем другом поступали заодно с иудеями. Опровергнуты же могут они быть достойным всякой веры изречением Господа, которое навлекли сами на себя в решении вопроса, когда приступили к Нему, говоря: может ли быть воскресение мертвых? вот — было семь братьев, первый взял жену, и умер бездетным: жену взял вторый, так как Моисей повелевает вступать в брак с женою брата, умершаго бездетным, и жениться на ней другому брату, чтобы возстановить семя во имя усопшаго. Так, говорили саддукеи, брал жену первый, и вторый брат, и умирали; а подобно сему и все семеро; в воскресение мертвых, котораго от седмих будет та жена, вси бо имеша ю? Но Господь сказал: прельщаетеся, не ведуще писания, ни силы Божия. В воскресение бо мертвых ни женятся, ни посягают, но равноангельны (Матф. 22:23-30). А что мертвые возстанут, учит вас Моисей, говоря, как Бог вещал ему: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль, Бог живых, а не мертвых (Матф. 22:32). И сим Господь заградил им уста; потому что удобоуловимы они, и ни одного часа не могут устоять против истины.

О книжниках, в иудействе второй, а по общему порядку пятнадцатой, ереси

* После этих саддукеев среди того же времени и современниками их явились книжники. Они были истолкователями преданий, как наставники в каком-то книжном знании; в ином поступали по-иудейски, но вводили излишнее некое ухищренное истолкование, жили не по закону только, но делали и нечто лишнее, соблюдали погружения чваном и сткляницам (Марк. 7:4), блюдам и другим домашняго употребления сосудам, как будто по расположению к особенной чистоте и святости; они часто моют руки, часто обтираются после каких-то очищений в воде и купелях; носят на одежде какия-то воскрилия (Матф. 23:5), как знаки строгой их жизни, чтобы повеличаться пред зрителями и заслужить от них похвалу; налагались же у них на одеждах и хранилища, то есть, широкия полосы из багряницы. Иный может подумать, что, поелику упоминается о сем и в Евангелии, то не о привесках ли говорит оно: потому что иные имеют обычай и привески называть хранилищами. Но в Евангелии идет речь вовсе не о том. Напротив того, поелику носившие хранилища возлагали на себя долгия ризы, или род стихарей, или далматика, или безрукавыя одежды, приготовленныя из широкой тесмы, вытканной из багряницы, наблюдающие же точность в выражении, обыкли сии полосы из багряницы именовать хранилищами: то посему и Господь, согласно с их словоупотреблением, назвал это хранилищами. Такое значение сего именования показывает и связь речи: и воскрилия риз. Сказано: воскрилия вместо: бахрама, и хранилища вместо: полосы на подоле из багряницы. Господь говорит: расширяете хранилища, и величаете воскрилия риз ваших (Матф. 23:5). Ибо какия-то пуговицы на четырех полотнищах верхней ризы каждый имел привязанными к самой ткани в то время, когда совершал подвиг воздержания, или хранил девство; потому что каждый, вступающий в общество книжников, назначал себе время чистоты или воздержания, и это служило у них образцем, по которому бы видимы были людям принятые ими на себя обеты, чтобы никто не касался их, как освященных.

* Преданий же было у них четыре рода: одни от имени пророка Моисея; другия от имени учителя их, так называемаго Акивы, или Варакивы; иныя же от имени Анды или Анны, иначе Иуды; и еще иныя от имени сынов Ассамонеевых. Из этих четверояких преданий почерпнуто все, что́ принято у них в закон, как признанное мудрым, но большая часть не отличающаяся мудростию восхваляется и славится, провозглашается и распространяется всюду, как достойное предпочтения учение.

О фарисеях, в иудействе третией, а по общему порядку шестнадцатой, ереси

1 С сими двумя ересями стоит в ряду иная некая ересь фарисеев, которые одного образа мнений держались с этими, то есть книжниками, иначе законоучителями, потому что к ним присоединялись и законники. Но фарисеи в образе мыслей простирались еще далее, имея более строгия правила жизни. Ибо некоторые из них, когда обучались, назначали себе десяти- или осми- или четырехлетие равно для девства, или для воздержания, непрестанно пребывая в молитве, часто вступали в сей подвиг, конечно, чтобы не потерпеть какого-либо телеснаго повреждения, или неприметно не подвергнуться гнусному плотскому истечению, производимому сонными мечтами. И одни любили выбирать для себя доску шириною в одну пядень, и вечером ложились на эту доску, чтобы, если кто заснет, и упадет на пол, немедленно встать ему на молитву, и жизнь по возможности проводить бодрственно. Другие же, набрав кремней, из них устрояли себе постель, чтобы, чувствуя боль, не предаваться глубокому сну, но усиливать в себе принужденную бодрость. А иные для тогоже самаго стлали себе колючия растения. Постились же дважды в неделю, во вторый и в пятый день; давали со всего десятину; приносили начатки, тридцатую и пятидесятую долю; в принесении жертв и в выполнении обетов соблюдали величайшую точность. Они положили начало описанной выше сего наружности книжников, и долгою одеждою и другими наружными покровами, похожими на женския платья, выступая в широких сандалиях со снурами у обуви. Назывались же они фарисеями, потому что держали себя отдельно от других, по произвольно введенному у них суеверию; потому что фарес с еврейскаго толкуется: отделение.

2 Они исповедывали воскресение мертвых, верили в бытие ангелов и Духа; но, как и другие, не знали Сына Божия. Рок и астрономия имели у них великое значение. Так, у них еллинския названия, употребительныя в астрономии заблуждающих, переложены на другия наименования еврейскаго наречия; например солнце названо има и шéмеш, а луна иéрее и алвана, как называется и месяцем; потому что месячный период времени означается словом иéрее, а луна у еллинов называется и Μήνη от месяца. Арес (Марс) назван кохев окмол, Ермий (Меркурий) кохев охмод, Зевес (Юпитер) кохев ваал, Афродита (Венера) — серуа или луид. Крон (Сатурн) — кохев савиф. Называются также у них и другими именами; но не мог я в точности изложить их именование. Да и названия, заблуждающимися напрасно признаваемыя в числе первоначальных знаков, которыя именуются зодиакальными, и непозволительно ввели мир в нечестивое заблуждение, по-еврейски называются так: Телаа, Сор, Фомим, Саратан, Ари, Бефула, Мозани, Акрав, Кесет, Гади, Дали, Деггим. И они, разумею фарисеев, переименовали сии названия по-еврейски, напрасно последуя еллинам; так у еллинов Овен, у них назван Телаа; там Телец, здесь Сор; там Близнецы, здесь Фомим; там Рак, здесь Саратан; там Лев, здесь Ари; там Дева, здесь Бефула; там Весы, здесь Мозани; там Скорпион, здесь Акрав; там Стрелец — здесь Кесет; там Козерог, здесь Гади; там Водолей, здесь Дали; там Рыбы, здесь Деггим.

3 Все это изложено мною не на смущение читателей, и не с тем, чтобы доказать невежество введших в жизнь несостоятельное и сумасбродное пустословие астрономии; потому что само собою обличается оно перед истиною, будучи несостоятельно и погрешительно. И нами и в других сочинениях много уже говорено в опровержение признающих час рождения и рок; и особенно во введении в это сочинение помещено краткое разсуждение о том же; но чтобы не подумал кто, будто бы возстаем против инаго по клевете, и излагаем несправедливо, не сверив в точности с преданиями: говорится у нас об этом подробно. Крайняя же непонятливость и не случайная недогадливость — признающим воскресение и назначающим праведный суд говорить о роке. Ибо как могут быть вместе и суд и рок? Необходимо что́-либо одно из двух: или, если важен час рождения, то нет суда, потому что делающий делает не сам по себе, но по необходимости под владычеством судьбы; или, ежели есть суд, и действительно угрожает, и законы действуют, и поступающие худо подлежат наказанию, то, по признании справедливаго закона и самаго истиннаго суда Божия, судьба делается не действительною и вовсе не имеющею никакой состоятельности.

4 Возможностию грешить и не грешить определяется разность в том и другом, и что один подвергается наказанию за грехи, и что другой приемлет похвалу за сделанное хорошо. И сказанное Истиною от лица Господня устами пророка Исаии кратко выражает сие в одном справедливом изречении: аще хощете, и послушаете Мене, благая земли снесте: аще же не хощете, ниже послушаете Мене, мечь вы пояст: уста бо Господня глаголаша сия (Исайя 1:19-20). Посему для всякаго ясно и несомненно, что Бог даровал свободу, так как Сам говорит: аще хощете и аще не хощете; и тем показывает, что в воле человека — делать добро, или желать худаго. Посему к фарисеям должно чаще и многократнее возглашать не в одном изречении, но во многих, сказанное им Спасителем: горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко остависте вящшая закона, суд и милость, и одесятствуете копр, мятву и кимин, и очищаете внешнее сткляницы и блюда, внутрьуду же суть полни нечистоты и неправды. Признаете справедливым клясться сущим верху алтаря, а кто клянется самым алтарем, тот у вас разрешается от клятвы. Говорите, что клясться небом ничтоже есть; а если кто поклянется сущим верху его, то признается справедливым. Алтарь не подъемлет ли на себе возлежащаго на нем? (Матф. 23:16-25). Небо не престол ли Седящаго на нем? И поелику глаголете: иже аще речет отцу или матери: корван, еже есть дар, имже бы пользовался еси от мене, и не почтит отца своего; то отметаете заповедь Божию ради предания старцев ваших (Марк. 7:11-13). Преходите море и сушу, сотворити единаго пришельца, и егда будет, творите его сына геенны сугубейша вас (Матф. 23:15).

* Что́ же превосходнейшее святых сих изречений представит кто в возражение пред сим сказанному? Напротив того думаю, что весьма достаточно сих Спасителевых слов и истинных речений, на которыя фарисеи не могли возражать даже и в самой малости.

Об имеробаптистах, в иудействе четвертой, а по общему порядку семнадцатой, ереси

1 За сими же следует так называемая ересь имеробаптистов, не различающаяся от других, а держащаяся одинаковаго образа мыслей с книжниками и фарисеями, но не сходная с ересью саддукеев не только в учении о воскресении мертвых, но и в неверии в другие догматы. Но ересь сия приобрела ту особенность, что по оной весною и осенью, зимою и летом должно ежедневно креститься в воде, от чего еретики сии и получили название имеробаптистов. Ибо ересь учит, что не возможно иначе как-либо и жить человеку, если не будет он каждый день креститься в воде, омывая и очищая себя от всякой вины.

2 Но опровержение этой самой ереси будет у нас состоять в одном слове, а именно, что утверждаемое сими еретиками есть паче учение неверия, нежели веры. Ибо собственная совесть крещающихся ежедневно обличает их в том, что умерла у них надежда вчерашняго дня, равно как вера и очищение. Если бы остановились на однократном крещении; то смело полагались бы на него, как на живое и во веки безсмертное. Но если омывались сегодня не ради омовения тела, но ради омовения грехов; то значит, по их мнению, человек очистился. Но вскоре на следующий день омываясь снова, они подтверждают, что крещение, став вчерашним, уже умерло. Потому что, если бы не умерло чрез один день, для очищения грехов не было бы нужды в другом на следующий день. И если не вовсе воздерживаются от грехов, думая, что вода очистит каждый день непрестанно согрешающих: то суетно их предположение, безполезен и ни к чему не годен труд. Ибо ни океан, ни все потоки моря, ни вечно текущия реки и источники, и все дождеродное естество в совокупности, не могут уничтожить грехов; когда делается это не по разумной причине, и не по заповеди Божией. Очищают покаяние и единое крещение, как таинства. Но ничего не скажу больше о сей ереси, разсуждая, что в немногих словах показано мною достаточное пособие от сумасбродств ея последователей. А доселе сказанное назначается для читателей.

О назареях, в иудействе пятой, а по общему порядку осмнадцатой, ереси

1 В след за имеробаптистами намереваюсь сообщить касающееся так называемой ереси назареев. Родом они иудеи, и вышли из Галаатиды и Васанитиды, и из стран, лежащих за Иорданом, как говорится в дошедшем до нас сведении. Происходя из самаго Израиля, ересь во всем иудействует, не принимая почти никаких больше мнений, кроме сказанных доселе. Ибо обрезание содержит также, как и другие, субботу ту же хранит, соблюдает те же праздники, но не допускает ни рока, ни астрономии. Хотя принимает отцев, поименованных в Пятокнижии, от Адама до Моисея, соделавшихся славными по доблестному богочестию, разумею Адама, Сифа, Еноха, Мафусала, Ноя, Авраама, Исаака, Иакова, Левия, Аарона, и Исуса Навина, но не принимает самаго Пятокнижия; признает Моисея, верит, что дано ему законоположение, но говорит, что дано не это, которое в Пятокнижии, а другое. Посему, будучи иудеями, назареи хранят все иудейское, но не закалают жертв, не употребляют в пищу одушевленнаго; напротив того не позволительно у них вкушать мяса, или приносить их в жертву. Ибо, говорят, книги сии подделаны, и отцам ничего этого не было известно. Вот разность ереси назареев с другими. Из сего явствует, что обличение их будет не в чем-либо одном, но во многом.

2 И, во-первых, признают они отцев, патриархов и Моисея. Поелику же никакое другое писание не говорит о них; то откуда у них сведение об именах и доблестях отцев, если не из тех же писаний Пятокнижия? И как можно в том же быть и истине и лжи? Одному Писанию частию говорить истину и частию лгать? Спаситель говорит: сделайте или дерево доброе и плоды добрые, или дерево худое и плоды худые; ибо не может древо добро плоды злы творити, ни древо зло плоды добры творити (Матф. 7:18). Потому разумение их ничем не оправдывается, и учение найдет себе много опровержений, когда доныне не только разглашается повествуемое в Писании, но и самыя места чудесных событий как бы представляют их на лице. Во-первых, гора Сион, где Авраам принес Богу овна, и до сего дня так именуется. Известно, где и дуб мамврийский, где ангелам предложен был телец. Но когда Авраам предлагал ангелам учреждение из мяс; то, вероятно, вкушал их и сам.

3 Об агнце же, закланном в стране египетской, носится еще предание у египтян и у идолопоклонников. Ибо в ту пору, когда была там пасха (а она бывает началом весны, во время перваго равноденствия) все египтяне, по неведению, берут сурик и мажут им овец, мажут деревья, смоковницы, и другия, разглашая и утверждая, что в этот день огонь, как говорят они, некогда попалил вселенную, и что огненнаго цвета вид крови есть спасительное средство от такого и столь великаго бедствия. А почему же не указать и на последующее, что остатки Ноева ковчега и ныне еще показывают в стране Кардиев? И конечно, если кто разыщет и доведается об остатках жертвенника; то, как и следует, найдет их при подножии горы, где пребывал Ной, вышедши из ковчега и принесши Господу Богу в жертву животных чистых и тучных, когда услышал: дах ти все яко зелие травное (Бытие 9:3); заколай и ешь. Но не буду ничего говорить о том, что́ в этой ереси пришлаго со стороны и неразумнаго, удовольствовавшись здесь немногим, высказанным и кратко изложенным нами, в опровержение заблуждений поименованной ереси.

Об оссинах, в иудействе шестой, а по общему порядку девятнадцатой, ереси

1 За этою ересью следует еще некая другая, тесно связанная с прежними, так называемая ересь оссинов. Они, как и прежде исчисленные, иудеи же, лицемеры нравами и страшные выдумщики. Вышли они, как говорит дошедшее до нас предание, из страны наватеев, из Итуреи, из страны Моавитской и Ариельской, из местности лежащей по ту сторону так называемой в божественном Писании долины Сланой; а это есть, так называемое, Мертвое море. Род оссинов, по истолкованию сего имени, означает род крепкий. К ним в последствии, во времена царя Траяна, по пришествии Спасителя, присоединился, так называемый, Илксай, который был лжепророк. Он написал книгу в виде пророчества, или как бы по вдохновенной свыше премудрости. Говорят же и о другом некоем Иексее, брате перваго. Это был человек непостояннаго нрава, обманщик в душе; происходя от иудеев и держась иудейскаго образа мыслей, жил он не по закону, вводил одно вместо другаго, и сложил13 собственную свою ересь. Повелевал клясться солью, водою, землею, хлебом, небом, воздухом и ветром, вменяя клятву в служение им; некогда же назначил еще семь других свидетелей, разумею — небо, воду, ветры, святых, как говорит, ангелов молитвы, масло, соль и землю. Он чувствует отвращение от девства, ненавидит воздержание, принуждает к браку. Вводит же какое-то мечтательное сочинение, как бы под именем апокалипсиса. Учит быть лицемерами, сказав, что нет греха, если придется во время наставшаго гонения поклониться идолам, только бы поклонение было не по совести, и исповедуемое устами, не было в сердце.

2 Представляя же и на сие некоего свидетеля, обманщик не стыдится сказать, что какой-то священник Финеес, из рода Левия, Аарона и древняго Финееса, в Сузах, во время вавилонскаго плена, поклонившись Артемиде, избежал гибельной смерти при царе Дарие; так все у него ложно и пусто. Сей-то еретик первоначально принадлежал к упомянутой выше так называемой ереси — оссинов, остатки которой и доныне есть в той же земле наватеев и в Перее, смежной с Моавитскою страною. Род сей ныне называется сампсеями. Мечтают же, что еретик сей именуется сокровенной силой от слов: иил — сила и ксай — сокровенный. Но все эти горделивыя усилия обличены и сильно постыждены людьми, способными уразуметь и в точности изследовать истину. Со дней еще Констанция и доселе до нынешних царей ясно обличаются. Ибо до Констанция некоей Марфус и Марфане, двум сестрам из рода сего еретика, в стране их покланялись, как божествам, потому что происходили оне от семени упомянутаго выше Илксая. Марфус умерла недавно, а Марфана жива и доныне. Их слюни и другия телесныя нечистоты заблуждавшие еретики разносили по той стране для врачевания болезней. Действия от них не было; но заблуждающийся всегда упорен и готов отдаться в обман, потому что порок есть слепота, и заблуждение есть недостаток благоразумия. Но долго ли тратить мне время, разсказывая об этом чародее все то, что лгал он против истины?

3 Во-первых, учил отрицаться от веры, говоря, что в скверных идольских жертвах можно участвовать лицемерно; потом, к обману слушателей, утверждал, что можно от собственной своей веры отрекаться устами, и не иметь греха. Посему болезнь еретиков была неисцельна, и не оставалось возможности их исправить. Ибо если уста, исповедующия истину, предуготованы на ложь; кто поверит им, что сердце их не исполнено обмана, когда Божие слово, поучая Духом Святым, ясно говорит: сердцем веруется в правду, усты же исповедуется во спасение (Рим. 10:10)? Кроме того он исповедует, правда, Христа по имени, говоря: Христос — великий Царь; но, по причине хитраго и сбивчиваго словосочинения, в книге его пустословий мало понял я, о Господе ли нашем Исусе Христе говорит он? Ибо не определяет этого, но просто называет Христом, как будто, сколько поняли мы, означает, или ожидает некоего другаго. Он запрещает молиться на восток, говоря, что должно не восток иметь в виду, но из всякой страны обращать лице к Иерусалиму, и кто молится с востока, тому иметь в виду Иерусалим, обращаясь на запад, а кто с запада, к нему же должно обращаться на восток; а с юга и полдня — на север, и с севера — на полдень, чтобы везде лице было прямо против Иерусалима. И смотри, какое сумасбродство у обманщика! Проклятию предает жертвы и жертвоприношения, как чуждыя Богу, и вовсе никогда не приносившияся Богу отцами и по закону, и говорит, что должно молиться там в Иерусалиме, где были жертвенник и жертвы, отрицая между тем и ядение мяса иудеями и иное, и жертвенник, и огонь, как чуждый Богу. А что угодна Богу вода, огонь же чужд, сие выражает он следующими словами: не идите чада на вид огня, потому что вы в заблуждении; такой вид есть заблуждение; ибо видишь, говорит он, что огонь весьма близко, а он далеко от тебя; не идите на вид его, а идите лучше на глас воды. И баснословия его многочисленны.

4 Потом изображает Христа, что Он есть некая сила, и означает меру Его: длину двадцати четырех схин14 , то есть, девяноста шести миль, ширину шести схин, — двадцати четырех миль; а подобно сему придает чудесную толщину, баснословя о ногах и о прочем. Говорит, что есть и Дух Святый, и что Он женскаго пола, подобен Христу, в виде кумира, стоит на облаке между двух гор. О прочем умолчу, чтобы слух читателей не приучить к баснословию. Некиими же словами и пустыми звуками обманывает, напоследок в книге говоря: никто не доискивайся толкования, но произноси только это в молитве; самыя же речения перенес из еврейскаго языка; почему понимаем отчасти, что ничего не значат его мечты. Ибо приказывает говорить: авар, анид, моив, нохиле, даасим, ани, даасим, нохиле, моив, анид, авар, селам. Слова сии в переводе объясняются так: да мимо идет унижение, последовавшее от отцев моих, по причине осуждения их, попрания их и труда их, попранием в осуждении ради отцев моих, от мимошедшаго унижения в апостольстве совершенства. На нем же исполняется все сие; потому что истощаются сила его и заблуждение. Если же кто из любви к утонченным изследованиям пожелает слышать перевод каждаго слова одного за другим; то не замедлим сделать и это, и, удовлетворяя во всем тех, кому угодно с мелочною требовательностию слышать самыя речения еретика, рядом с каждым из сих речений выставим и перевод. Он таков: авар — да мимоидет; анид, — унижение; моив — которое от отцев моих; нохиле — осуждения их; даасим — и попрания их; ани — и труда их; даасим — попранием, нохиле — в осуждении; моив — ради отцев моих; анид — от унижения; авар — мимошедшаго; селам — в апостольстве совершенства.

5 Такова упомянутая выше ересь оссинов; она держится иудейскаго образа жизни в том, что субботствует, обрезывается и делает все, требуемое законом, а отвергает только, подобно назореям, книги. Но в этом расколе есть разности с другими из сих шести ересей. В опровержение ея достаточно будет сказать, что она чужда Богу, потому что Господь ясно говорит: священницы в церкви субботу сквернят (Матф. 12:5). Какое же это осквернение субботы? То, что в субботу никто не делает никаких дел, а священники, совершающие в храме жертвы, нарушали субботу, оскверняя непрестанным приношением в жертву животных. Миную и эту ересь; потому что этот Илксай сходится еще с евионеями, бывшими по Христе, и с назореями, появившимися еще позднее. Им пользовались четыре ереси, потому что обольщены его заблуждением, именно: евионеи, потом назореи, оссины, прежде него и с ним вместе бывшие, и назореи, выше мною представленные. Вот одна из семи ересей в Иерусалиме, которыя продолжались там до пришествия Христова и по Христовом в плоти пришествии до взятия Иерусалима, совершеннаго царем Титом, братом Домициана, и сыном царя Веспасиана. По взятии же Иерусалима недолгое время оставались, как эта ересь, так и другия славившияся тогда ереси, разумею ереси саддукеев, книжников, фарисеев, имеробаптистов, назореев, оссинов и иродиан, пока наконец каждая из них, со временем и обстоятельствами разсеявшись, не прекратилась.

6 Но да будет достаточно иметь врачевство, какое всякий, имеющий ум, приготовит из самаго сумасбродства еретиков, и из губительнаго яда, заключающагося в речениях их проповеди, если только осудит их пошлое учение и изложение, особливо потому, что Господь прямо говорит в законе и в Евангелии: да не будут тебе бози инии разве Мене (Исход 20:3); в клятве не принимай имени кого-либо инаго; и в Евангелии еще говорит: не кленитеся, ни небом, ни землею, ни иною коею клятвою: буди же вам, еже ей, ей, и еже ни, ни (Иаков. 5:12), лишше же сею от неприязни есть (Матф. 5:34-37). А я о сем думаю: поелику Господь знал, что иные скажут: отвергается клятва другими именами; то делает сие постановление, во-первых, что не должно кляться ни Самим Господом, ни иною какою клятвою, потому что клятва от неприязни. Неприязненный же, конечно, говорил и в Илксае; ибо он принуждал клясться не только Богом, но и солью, и водою, и воздухом, и ветром, и землею, и небом. А намеревающемуся искать уврачевания достаточно воспользоваться противоядием, заключающимся в двух словах, как бы мимоходом сказанных в опровержение сего заблуждения. Но оставим без внимания, что́ в нем смешнаго, и что́ гнилаго в этой ереси, и приступим по порядку к обличению седьмой ереси, имевшей тогда силу у иудеев. Она такова:

Об иродианах, в иудействе седьмой, а по общему порядку двадцатой, ереси

1 После сей и предшествующих была и еще седьмая, так называемая, ересь иродиан. Они не имели ничего отличнаго от других, но всецело были иудеи недеятельные и лицемерные. Ирода же признавали они Христом Господом, тем самым, который представлен ожидаемым во всех писаниях закона и пророков; сим-то Христом признавая Ирода, и обманутые сею мыслию, хвалились они Иродом, и, тщеславясь тогдашним своим царем, в пользу его толковали сказанное в следующем изречении: не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже приидут, кому отложено, или, как читается в других списках, дондеже приидут отложенная ему (Бытие 49:10). А Ирод был сын Антипатра, какого-то аскалонитянина, священнослужителя при идоле Аполлоновом. Отец этого Антипатра был по имени также Ирод, сын Антипы. Сам Антипатр пленен был идумеями, и, живя там, в Идумее, родил Ирода. Поелику отец был беден, и не мог внести выкупа за сына, разумею Антипатра; то долгое время пребывал он в рабстве. Напоследок соотечественники сделали складчину, и он выкуплен с сыном Иродом, и возвратился на родину. Потому-то некоторые называют его идумеем, а другие знают в нем аскалонитянина. В последствии вошел в дружбу с Димитрием, поставлен правителем Иудеи, пришел в известность царю Августу, и, как правитель, делается прозелитом, обрезывается сам, и обрезывает сына Ирода, на котораго пал жребий царствования над иудеями. Царем же был в Иудее под державою царя Августа, сам будучи связан условиями с ним. Итак, поелику царем сделался он из иноплеменников, а царская власть по преемству шла от Иуды и Давида, от Иуды были князья и патриархи; то, когда царская власть перешла к иноплеменнику, по понятию заблуждающихся казалось убедительным вдаться в обман сего иноплеменника, и почесть его Христом, на основании приведеннаго выше изречения: не оскудеет князь от Иуды, дондеже приидет, кому отложено; а это должно понимать им так, говорили они, что отложено Ироду; потому что происходившие от Иуды оскудели, и Ирод был не Иудина, даже вовсе не израильскаго, рода; а такому и отложено быть Христом.

2 Но обличают их последующия за сим слова: Той чаяние языков (Бытие 49:10), и: на Того языцы уповати будут (Исайя 11:10). Какой же народ уповал на Ирода? Какое народное чаяние ожидало Ирода? Как исполнились у них слова: уснул яко лев, и яко скимен львов; кто возбудит его? (Бытие 49:9). Где было Ироду исперет вином одежду свою, и кровию гроздия одеяние свое (Бытие 49:11), как Господь наш Исус Христос, окропивший собственною кровию тело Свое, и кровию гроздия одеяние свое? Но пойми, что́ говорю; ибо Господь да даст тебе разум во всем. Чтобы послужить очистительною жертвой состояния народа Господня, пришел Он собственною кровию учения очистить зубы людей, оскверненные кровию тучной и недозволенной жертвы. Но к чему говорить много? Ибо сказать можно многое, но время не позволяет расширять слово опровержением поименованных пред сим ересей.

3 Но сии семь ересей были в Израиле, в Иерусалиме и в Иудее; а сказанныя выше четыре — у самарян, в Самарии. Бо́льшая их часть истребилась; нет ни книжников, ни фарисеев, ни саддукеев, ни имеробаптистов, ни иродиан. Одних только назореев отыщется разве самое небольшое количество, где один, где два, за верхнею Фиваидою и по ту сторону Аравии. Найдется остаток оссинов, уже не держащихся иудейской веры, но приставших к сампсеям, наследственно обитавшим за Мертвым морем. Ныне они присоединились к ереси евионеев; и произошло, что отделились они от иудейства, как отрезанный корень, или тело пресмыкающагося, и из него вышедший двухголовый и безхвостый змий, рожденный и связанный с половинным телом.

* Доселе шла речь о четырех ересях самарянских и о семи иудейских; из них теперь существуют только три самарянския ереси, горофинов, досифеев и севуеев; а ересь ессинов, если не совсем исчезла, то как бы погребена во мраке. А у иудеев остались только иудеи и назореи; оссины же из иудейства перешли в ересь сампсеев, и теперь уже ни иудеи, ни христиане. Вот что́ останется у меня доселе сказанным об упомянутых выше ересях.

Явление и пришествие Христово во плоти, истина Лиц, эта единая и единственная вера Божия

1 Скоро за сим последовало пришествие во плоти Господа нашего Исуса Христа; оно застигло упомянутыя выше семь ересей в Иерусалиме, и сила Его угасила и разсыпала сии ереси. Все прочия ереси произошли уже по Его пришествии, разумею же — после того, как Гавриил благовествовал Марии в Назарете, одним словом, по совершенном явлении Господа во плоти и после Его вознесения, ибо благоволил Бог, чтобы в девственных ложеснах зачат был снисшедший для спасения человеческаго собственный Сын Его, это Слово сущее с небеси, превечно и безначально рожденное из недр Отчих, пришедшее в последние дни, Бог-Слово, истинно рожденный от Бога Отца, единосущный Отцу, и ни в чем не инаковый со Отцем, но непреложный и неизменяемый, совершенно безстрастный, и нестраждущий, состраждущий же нашему роду, сошедший с неба, зачатый во утробе не от семени мужескаго, но от Духа Святаго, истинно возъимевший тело от Марии, создавший Себе плоть от святых ложесн, приявший и душу человеческую, и ум, и все, что́ есть человек кроме греха, соединивший в Себе с Своим Божеством, родившийся в Вифлееме, обрезанный в пещере, принесенный в Иерусалим, принятый в объятия Симеоном, исповеданный пророчицею Анною, дочерью Фануиловою, отнесенный в Назарет, и в следующий год бывший в Иерусалиме явиться пред Господом, ради родства принесенный Материю в Вифлеем, потом опять взятый в Назарет, в течение втораго года бывший в Иерусалиме и Вифлееме, носимый также Своею Матерью, в Вифлееме же с Своею Матерью и с Иосифом, уже старцем, но не оставлявшим Марии, вошедший в дом, и здесь во второй год по Своем рождении найденный волхвами для поклонения Ему, принявший дары, и в ту же ночь, по повелению Ангела Иосифу, взятый в Египет, и оттуда чрез два года снова возвратившийся, когда Ирод умер, преемником же его сделался Архелай.

2 Ибо в тридцать третий год Ирода, и в сорок второй царя Августа раждается Спаситель в Вифлееме иудейском; удаляется же в Египет в тридцать пятый год Ирода, и возвращается из Египта по кончине Ирода. Почему в тридцать седьмой год сего правления Иродова Господь был отроком четырех лет, когда Ирод, по исполнении тридцати семи лет, кончил жизнь. Архелай же царствует девять лет; в начале его царствования Иосиф с Мариею и с Отроком вышел из Египта, услышав, что царствует Архелай, и, удалившись в страны Галилейския, поселился в Назарете. Архелай же родил Ирода младшаго, и Ирод по преемству воцаряется в девятый год царствования отца Архелая; а от пришествия Христова во плоти считалось тринадцать лет. В осмнадцатый же год Ирода, прозывавшагося Агриппою, начал Исус проповедь, — и тогда приемлет крещение от Иоанна, и проповедует лето приятно (Лук. 4:19), непререкаемый никем (Лук. 2:34) ни из иудеев, ни из еллинов, ни из самарян, ни из другаго какого народа; потом во второе лето проповедывал пререкаемый, и правлению того Ирода был девятнадцатый год, а Спасителю тридцать вторый. В двадцатый же год Ирода, называемаго четверовластником, совершается спасительное страдание и безстрастие, вкушение смерти безсмертным, действительно пострадавшим до креста и неподлежащим страданию по Божеству. Христу убо пострадавшу за ны плотию, говорит Писание (1Петр. 4:1); и еще: умерщвлен убо быв плотию, ожив же духом (1Петр. 3:18), и так далее. Пригвождается ко кресту, погребается, Божеством и душею сходит в преисподняя, пленяет плен, и в третий день востает с тем же святым телом, соединив с Божеством тело, уже не разрешимое, уже не страждущее, уже необладаемое смертию, как говорит Апостол: смерть им ктому не обладает (Рим. 6:9).

3 То же действительно тело, ту же плоть, ту же душу, то же все; а не другое что́, кроме этого тела, но то же самое облекши силою, Господь вместил в едином единстве, в едином Божестве, плотское соделав нетленным, телесное духовным, грубое тонким, смертное безсмертным, вовсе невидевшим истления; душа не оставлена во аде, не отделено орудие греха, ума не коснулась превратность; напротив того, воспринял на Себя все человеческое, все сохранил совершенным, потому что Божество к законным потребностям, разумею обнаруживаемыя телом, и душею, и умом человеческим, придало удостоверение в истинном вочеловечении, именно же, голодом и жаждою, плачем, скорбию, слезами, сном, упокоением. Ибо сие — не вид греха, но признак самаго истиннаго вочеловечения; при сем не страждет, как свойственно человечеству, действительно соприсущее человечеству Божество, а напротив того Божество соизволяет на то, что́ законно и состоит вне греха и запрещенной превратности. Он воскрес и вошел запертыми дверями, чтобы показать, как сделалось это грубое утонченным, само имея еще и плоть, и кости. Ибо, вошедши, показал руки и ноги, и прободенное ребро, кости и жилы, и прочее, в доказательство, что видимое — не призрак. Так Собою совершенно соделал все обетованное нашей вере и надежде. И не в призраке, но в действительности входит в собрание. Наставляя, учит проповедывать по истине царство небесное, давая разуметь великую и самую главную тайну ученикам, и говоря: научите языки, то есть, обратите народы от порока к истине, от разделений к единому единству. Крестите их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28:19), в Господне именование Троицы, святую и царскую печать, чтобы показать именем, что нет никакого изменения в едином единстве. Ибо крещаемых повелевает он крестить во имя Отца (несомненное славословие), во имя Сына (наименование не имеющаго ни в чем недостатка), во имя Святаго Духа (неразрывный и неизменный союз, имеющий печать единаго Божества).

4 И вознесся на небо с теми же — и телом, и душею, и умом, соединив их в одно единство и в одну духовную ипостась, и совершив их обожение, возсел одесную Отца, послав в целую вселенную проповедниками — Симона Петра и Андрея брата его, Иакова и Иоанна, сынов Зеведеевых, давно Им избранных; Филиппа и Варфоломея, Матфея, Фому и Иуду и Фаддея, Симона Зилота. Ибо Иуда Искариот, хотя прежде и причтен был к двенадцати, но, сделавшись предателем, изъят из святаго списка апостолов. Послал же проповедывать и иных семдесят двух, из которых были поставлены в числе семи для призора вдовиц Стефан, Филипп, Прохор, Никанор, Тимон, Пармен и Николай. Прежде же сих Матфий вместо Иуды сопричтен к апостолам; кроме их и Матфия и после сих семи послал Марка, Луку, Иуста, Варнаву, Апеллеса, Руфа, Нигера, и прочих семдесят двух. А после всех сих и с ними святаго апостола Павла собственным гласом Своим с неба избрал апостолом и вместе проповедником язычников и совершителем апостольскаго учения, который, как оказывается, святаго Луку, одного из семидесяти двух, возвратил из разсеяния, сделал своим последователем, сотрудником в благовествовании и вместе апостолом. Так совершалось все евангельское дело даже до сего времени.

* Сим пусть будет у меня кончено слово об одиннадцати ересях и, по мере сил сокращенно мною изложенном, последовании евангельскаго тайноводства, совершеннаго в мире Самим Господом и учениками Его. Можно собрать подобное сему, приложить предречения и пророчества из закона и псалмов, и других книг, видеть всю последовательность и связь, и в точности уразуметь, что неложны, но истинны и, как предвозвещенные в Ветхом Завете, несомненны — и пришествие Христа во плоти и евангельское учение. Но, чтобы из сего сочинения не вышло чего-либо громаднаго, удовлетворюсь доселе сделанным.

* Поступая же далее, и после сего под дурным предлогом явившияся в мир мнения изложу подобно, кратко перечислив уже одиннадцать ересей у иудеев и самарян, и прежде них девять у еллинов, варваров и других, бывших прежде пришествия Господня и до сего времени.

О назореях, или о христианах

* Назореями (то есть христианами) недолгое время называли христианство иудеи и сами апостолы, как говорит Петр: Исуса Назорея, мужа от Бога извествованна (Деян. 2:22), и далее; но в последствии в Антиохии получило начало сие наименование — христианство. Впрочем и на самом деле есть ересь назореев, о которых в последствии времени по порядку скажем.

* Конец перваго отделения первой книги.

Отделение 2

Содержание

* В сем втором отделении первой книги, в котором содержится тринадцать ересей, порядок следующий:

1 Симониане, получившие имя от Симона волхва, современнаго апостолу Петру, и происходившаго из селения Гитфы, в Самарии. Он оставил самарян, и принял одно только имя Христово. Учил срамным делам, скверному смешению, неразличению жен. Воскресение же тел отвергает, и утверждает, что мир не от Бога. Свое изображение, как Диево, а с ним и блудницы, по имени Елены, в образе Афины передал ученикам своим для поклонения. Называл же себя самарянам — отцем, а иудеям — христом.

2 Менандриане получили начало от сего же Симона чрез некоего Менандра, и разнились от симониан кое-чем. Менандр говорил, что мир сотворен Ангелами.

3 Саторнилиане усилили в Сирии срамословие симониан, но к большему приведению в изумление проповедуют и нечто иное против симониан; они получили начало от Саторнила, который и сам, подобно Менандру, учил, что мир приведен в бытие ангелами, но только семью, по определению вышняго отца.

4 Василидиане в те же срамныя дела посвящены Василидом, который вместе с Саторнилом учился у симониан и менандриан, держится одинаковаго с ними образа мыслей, кое в чем разнится от них. Он утверждает, что небес триста шестьдесят пять, и придает им ангельския имена. Поэтому и год состоит из стольких дней, и слово: аврасакс (ἀβρασὰξ)15 , которое содержит в себе число 365, есть имя силы. Сие имя, говорит Василид, есть Святый Дух.

5 Николаиты — от Николая, поставленнаго апостолами при вдовицах. Он по ревности к супруге своей учил вместе с другими учеников своих совершать срамныя дела, и толковал о Кавлакахе, Прунике, и других непристойных варварских именах, которыя ввел в употребление.

6 Гностики приняли те же самыя ереси, но больше всех ересей с неистовством предаются срамоте; в Египте называются они стратиотиками и фивионитами, в верхних частях Египта — секундианами, а в других частях сократитами, у иных же — закхеями; а иные называют их коддианами, другие зовут их ворворитами. Они величают Варвило́ и Варвиро́.

7 Карпократиане от какого-то азиатца Карпократа, который учил делать всякий срам и всякое греховное дело. Если кто, говорил он, не пройдет всего, и не выполнит воли всех демонов и Ангелов, то не может он взойти на самое высшее небо, и стать выше начал и властей. Утверждал же, что Исус восприял на Себя душу разумную, знал и возвещал здесь горнее; и, если кто возможет поступать подобно Исусу, то он не ниже Его. А закон и воскресение мертвых Карпократ отрицал, как отрицают и другия ереси, доныне происшедшия от Симона. Его последовательницею была в Риме Маркеллина. В тайне сделав изображения Исуса, Павла, Омира и Пифагора, Карпократ покланялся и кадил им.

8 Керинфиане, они же и меринфиане. Это — какие-то иудеи, ученики Керинфа и Меринфа; хвалились они обрезанием; о мире говорили, что приведен в бытие Ангелами, и Исус за преспеяние назван Христом.

9 Назореи исповедуют Исуса Христом, Сыном Божиим, во всем же живут по закону.

10 Евионеи близки к упомянутым прежде керинфианам и назореям; с ними сходятся кой в чем ереси сампсеев и елкесеев. Они говорят, что Христос и Святый Его Дух созданы на небе, что Христос пришел на землю сперва в Адаме, и по временам совлекался сего Адама, и опять облекался в него. Сие самое, утверждают они, совершил Он и при Своем пришествии во плоти. Будучи иудеями, они пользуются Евангелиями; отвращаются мясоястия. Воду почитают, как Бога, а о Христе, как сказал я, говорят, что в плотском Своем пришествии облекся Он в человека. Часто крестятся в водах, и летом, и зимою, именно для очищения, как самаряне.

11 Валентиниане отрицают воскресение плоти, отвергают ветхий завет и пророков, хотя читают оный; и что́ можно протолковать сходно с их ересию, то́ принимают. Но привносят другия некия баснословия, представляя именования тридцати эонов обоего пола, в совокупности приведенных в бытие Отцем всяческих, и их почитают и богами, и эонами. А о Христе говорят, что принес тело с неба, и прошел чрез Марию, как чрез трубу.

12 Секундиане, с которыми состоят в связи Епифан и Исидор, и сами допускают те же четы, мудрствуя подобно Валентину, а иное толкуя несколько отлично от него. Присовокупляют же и то, что учат срамным делам. И они отрицают воплощение.

13 Птолемеи — также ученики Валентина; в связи с ними состоит Флора. И они говорят о четах то́ же, что́ Валентин и секундиане; но кой в чем и разнятся с ними.

* Вот оглавление тринадцати ересей во втором отделении первой книги.

О Симонианах, от начала веры во Христа Господа нашего первой, а по общему порядку, двадцать первой ереси

1 Первою ересью, из бывших со времени Христа доселе, является ересь Симона волхва. Она принадлежит носящим на себе имя Христово, но не правильно и не чисто, и по растлению, ими произведенному, причиняет ужасныя действия. Этот Симон был обманщик, а происходил из Гитфов — города, а ныне селения, в Самарии. Он принимал на себя разные виды, обольщая и уловляя волхвованиями народ самарянский. Говорил о себе, что он — великая Божия сила, и снисшел свыше. Самарянам называл себя Отцем, а иудеям говорил, что он Сын, и хотя страдал, но недействительно, а только по видимости. Домогался благосклонности апостолов, и сам, подобно другим, в числе многих крещен Филиппом. Но все, которые без него приступали к крещению в пришествие великих апостолов, по их рукоположению принимали Святаго Духа. Поелику Филипп, будучи диаконом, не имел власти на рукоположение, чтобы крещенным преподавать Святаго Духа; то Симон, не имея ни сердца, ни помысла праваго, но одержимый каким-то корыстолюбием и любостяжательностию, и никак не оставляя дурнаго своего предначинания, апостолу Петру принес деньги, чтобы дал ему власть возложением рук сообщать Духа Святаго, расчитав преподавать многим, хотя бы за малость, и за сообщение другим Духа собрать множество денег и обогатиться.

2 Итак Симон, имея разумение разстроенное демонскою прелестию магии, и сделавшись мечтательным, будучи всегда готов своим чародейством показывать варварския дела своей и демонской злобы, исшедши на среду, и чрез прикровение именем Христовым, как бы мед примешивая к чемерице, уловленным в злотворное его заблуждение подав отраву, достоинством имени Христова причинил смерть поверившим. Будучи же по природе похотлив, и по причине своих обещаний уязвляемый стыдом, обманщик сей в обольщаемых им старался вселить дурную мысль. Ибо, нашедши себе какую-то женщину-побродягу, по имени Елену, по происхождению тирянку, водит ее с собою, не показывая вида, что имеет с нею связь; но в тайне срамно живя с этою женщиною, обманщик разсказывал ученикам своим некую забавную баснь, именно же, называя себя великою Божиею силою, осмеливается утверждать, что сия блудная сожительница есть Дух Святый, и ради ея-то, говорил он о себе самом, сошел и он. Но на каждом небе, продолжал он, преображался я по образу Того, Кто на этом небе, чтобы утаиться мне от ангельских сил, и низойдти к Мысли, которая есть эта, так называемая, и Дух Святый и Пруник, и при посредстве которой сотворил я ангелов, ангелы же сотворили мир и людей. Она же есть та древняя Елена, из-за которой трояне и еллины вступали в брань. И сказывал на это какую-то басню, что сходящая свыше сила сама себя преображала; стихотворцы же говорили о сем иносказательно. Ибо силою свыше, которую называют Пруник, и которая в других ересях называется Варвиро́ или Варвило́ являемая красота ея привела их в воспламенение, и тем послала на расхищение князей, творивших сей мир. Сами ангелы вступили за нее в войну; она же нисколько не пострадала, страстию же, какую возбудила в них к себе, довела до того, что производят они взаимное убийство себя самих. И удерживая ее, чтобы не могла взойдти в высоту, каждый пребывал с нею в каждом принимаемом ею на себя теле женскаго и женственнаго вида, между тем как она переливается из тел женских в разныя тела и естества человеческаго и животных и другия, чтобы они тем самым, в чем оказывают свое действие, убивая и будучи убиваемы, сим пролитием крови производили умаление себя самих, а она, собирая силы, могла потом опять взойдти на небо.

3 Она же была и тогда при еллинах и троянах, и гораздо прежде создания мира, а по сотворении мира невидимыми силами производит подобное и подобообразно. Она же и теперь со мною, и для нея низшел я, и она ожидала моего пришествия; потому что она есть Мысль, у Омира называемая Еленою. И поэтому-то Омир принужден был описать, как стоит она на столпе, и при светильнике показывает еллинам злоумышление против фригиян; светильником же, как сказал я, давал разуметь указание света свыше. Посему и о вымышленном у Омира деревянном коне, о котором еллины полагают, что сделан был нарочито, обманщик сей опять говорил, что это — невежество народов. И как фригияне, ввезя его по невежеству, привлекли собственную свою гибель; так и народы, то есть, род человеческий, без моего ведения, по невежеству сами на себя навлекают погибель. Но и об Афине говорил Симон, что она есть та же, так именуемая у них, Мысль; претворяя истину в свою ложь, пользуется этот лжец словами святаго апостола Павла: облекитесь в броню веры, и шлем спасения, и обувь, и меч, и щит (Ефес. 6:14-17); все сие, сказанное апостолом с твердым помыслом по вере чистаго обращения и по силе Божия и небеснаго слова, сей обманщик, с лицедейственным искусством Филистиона, превращает в смех и ни во что́ более. Ибо что́ говорит? Все сие таинственно представлял в образах Афины. Почему, как говорил я прежде, указывая на бывшую при нем женщину, взятую им из Тира, соименную древней Елене, опять повторял свои разсказы, называя ее всякими именами — и Мыслию, и Афиною, и Еленою, и иначе. Для нея, говорил он, и сошел я; ибо это — написанная в Евангелии заблудшая овца (Матф. 18:12). Да и некое изображение передал он своим последователям, как будто бы оно было его собственное; и в образе Дия покланяются ему; а также другое изображение Елены передал своим в виде Афины, и обольщенные им кланяются оным.

4 Установил же и таинства срамоты и телесных истечений, чтобы, выражусь скромнее, на таинства в какое-то срамное собрание сходились мужчины для излияния и женщины для обычных месячных очищений. И то называл таинствами жизни, ведения и притом совершеннейшаго, что наипаче приобретшему разумение от Бога свойственно признавать скорее мерзостию и смертию, нежели жизнию. Сам придает какия-то имена началам и властям; говорит и о разных небесах; на каждой тверди и на каждом небе описывает какия-то силы, и предает им варварския имена. Утверждает, что не возможно кому-либо спастись иначе, если не дознает сколько-нибудь сего тайноводства, и не обучится приносить таковыя жертвы Отцу всяческих, при посредстве сих начал и властей. И настоящий век, по словам его, началами и властями зла устроен с недостатками. Допускает же истление и погибель только плоти, но очищение душ, и именно, если души состояли в тайноводстве, при помощи погрешительнаго его ведения. И таким образом полагается начало так называемым гностикам. О законе Симон утверждал, что он не от Бога, но от недоброй силы, и что пророки бывают не от благаго Бога, но от той и другой силы; и как ему угодно, определяет каждому, закон приписывает одной силе, Давида отдает другой, Исаию еще иной, Иезекииля опять иной, и каждаго из пророков какому-либо одному началу. Все же они от недоброй силы, и вне Полноты; а всякий верующий в ветхий завет подлежит смерти.

5 Но учение сие опровергается самою истиною. Ибо ежели Симон есть великая Божия сила, а живущая с ним развратница — Дух Святый, как он говорит; то пусть скажет, какое имя этой силы, или по какой причине изобрел он имя прилагаемое той женщине, а себе вовсе не нашел имени? Почему оказывается по преданию в некое время воздавшим долг природе в державе римской, потому что этот бедный умер упав в главном городе римлян? На каком основании Петр дал такой приговор, что не имеет он ни части, ни жребия в части богочестия (Деян. 8:21)? Как может мир происходить не от благаго Бога, когда Им избраны все добрые? Как может быть не доброю сила, глаголавшая в законе и пророках, которая предвозвестила пришествие Христа, благаго Бога, и запрещает все дурное? Почему будет не одно Божество и не тот же Дух в новом и ветхом завете, когда Господь сказал: не приидох разорити закон, но исполнити (Матф. 5:17)? И чтобы показать, что закон Им же возвещен и дарован чрез Моисея, а евангельскую благодать проповедует Сам Он Своим пришествием во плоти, сказал Господь иудеям: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне, о Мне бо той писа (Иоан. 5:46). Много есть и других мест в опровержение прекословия сего обманщика. А как признать животворным срамное, если нет в этом какого-либо мудрования демонов? Сам Господь в Евангелии спрашивающим у Него: аще тако есть вина человеку с женою, лучше есть не женитися, сказал: не вси вмещают сего; суть бо скопцы, иже исказиша сами себе царствия ради небеснаго (Матф. 19:10-12). И показал, что воздерживаться от естественнаго побуждения к супружеской жизни есть дар царства небеснаго. Но опять в другом месте о честном браке (растлевая который этот Симон срамно обращает в удовлетворение своей похоти) говорит: ихже Бог сочета, человек да не разлучает (Матф. 19:6).

6 Но как опять этот обманщик, забыв о собственном своем пустословии, обличает сам себя, как бы не зная того, что́ сказано им прежде? Ибо, сказав, что им сотворены ангелы, говорит опять, что Мыслию своею преобразовывался он на каждом небе, чтобы утаиться от них в своем нисхождении; а таился, конечно, из боязни. И почему же пустослов боялся ангелов, которых сам произвел? Как же не оказаться для разумных, что семя его заблуждения удобообличимо всяким, когда Писание говорит: в начале сотвори Бог небо и землю (Бытие 1:1)? И согласно с сим словом Господь в Евангелии, как Богу, Отцу Своему говорит: Отче, Господи небесе и земли (Лук. 10:21). Посему, если Творец неба и земли есть Бог Отец Господа нашего Исуса Христа; то не имеет никакой силы, как утверждаемое клеветником Симоном, будто бы мир сотворен Ангелами с недостатками, так и все прочее, разглашаемое о мире сим беснующимся обманщиком, и вводившее в обман некоторых из обольщенных им.

7 И сего кратко мною сказаннаго об ереси Симоновой достаточно будет для читателей, чтобы доискаться истины и целебных средств, а также обличить покушающихся таким зверским растерзанием сделать вред неведущим. Но перейду далее, и приступлю еще к обличению другой ереси. Ибо в еретике есть изменение и двоякость; потому что он, хотя и обманщик, но облечен образом имени Христова, подобен тли выкидышей пресмыкающагося, зарождающейся от пустых яиц аспидов и других ехидн, как говорит Пророк: яица аспидска разбиша, и хотяй от яиц их ясти, обрете за́порток, и в нем василиска (Исайя 59:5). Но силою Христовою, как сказал я, поразив его словом истины, и уничтожив его вред, поступим, возлюбленные, далее.

О Менандрианах, по пришествии Господа второй, а по общему порядку двадцать второй, ереси

1 С сею ересию по порядку состоит в связи некто Менандр, который, происходя из самарян, некоторое время был учеником у этого Симона. И он, подобно Симону, говорил, что мир сотворен ангелами, себя же называл силою ниспосланною свыше от Бога. Но, с большею против учителя отвагою поступая в обольщении людей, утверждал о себе, что он послан именно для спасения и для введения некоторых в тайну его, чтобы не быть им в обладании у ангелов, начал и властей, сотворивших мир. Подобно же своему учителю, соплетая все свои лжи, не имел недостатка в чародействах и других обманах, и ничего не изменил в учении, кроме того только, что себя самаго называл гораздо бо́льшим в сравнении с бывшим прежде него учителем.

2 Менандр, обвиняемый в том же самом недостатке, в какой впал его учитель, на тех же основаниях будет низложен обличением истины. Да он и низложен, и ересь его большею частию прекратилась. Почему и я миную ее, и поступлю опять к другой, простираясь вперед в изложении. Ибо действительно древние рассказывают баснь, будто бы из множества аспидов, собранных в один глиняный сосуд и положенных в основания четырех углов каждаго идольскаго капища, строившагося в Египте, если который аспид оказывался сильнее, то он нападал на других и пожирал их; оставшись же один, и не имея пищи, обращался к себе, и начинал есть с хвоста сам себя, пока не истребит некоторой части своего тела; и таким образом оставалось уже не целое пресмыкающееся, а только половина его; почему и называли его аспидогоргоном, что́ и дает нам разуметь, что было это в древности, а теперь сего уже нет, но уничтожено, как и эта ересь совершенно изгнана. Ибо и нами была опровергаема, и истреблена силою Христовою. Но миновав и сию ересь, поступим, возлюбленные, далее.

О Саторнилианах, по пришествии Христовом третьей, а по общему порядку двадцать третьей, ереси

1 После этого возстал некто Саторнил, заимствовавший начало оттуда же, разумею, от Менандра и прежних. Живя в Сирии, то есть, в Антиохии близ Дафниса, показал он свету великое какое-то искусство и опытность вводить в заблуждение. Сии двое, Василид и Саторнил, были соученики. И Василид, удалившись в Египет, там проповедывал темныя глубины своего заблуждения. А Саторнил, проводя время в указанном выше месте, подобно Менандру возвещал, что мир сотворен ангелами; но неведом единый Отец, и Он создал силы, начала и власти, ангелы же отдельны от всевышней силы, какие-то семь из них создали мир и что в мире; мир по разделу составляет долю каждаго ангела. Сии ангелы, собравшись, совокупно замыслили и сообща создали человека по подобию приникшаго свыше светлаго образа, не в состоянии будучи удержать сие приникшее изображение, потому что немедленно вознеслось оно в верх, пожелали подражать ему; и создан ими человек не ради чего другаго, но по таковому только предлогу. Поелику, говорит Саторнил, приникший оный свыше свет в самих ангелах произвел некое возбуждение: то они, по любви к вышнему подобию, предприняли совершить сотворение человека. И как возжелали они вышняго света, исполненные любви к нему и удовольствия, когда он явился и исчез пред ними; то сих возлюбивших его ангелов, и невозмогших наполниться его любезностию, потому что этот свет в одно мгновение отделился в верх, по сей самой причине этот обманщик, как бы выведя на зрелище, представляет сказавшими: сотворим человека по образу и по подобию, усекая сказанное в книге Бытия Богом: по образу и подобию нашему (Бытие 1:26). Слово же: нашему выпускает Саторнил, чтобы ложная его мысль имела вероятность, потому что одни творят, образ же другаго означается сими словами: сотворим человека по образу и по подобию. Но когда человек сотворен, говорит еретик, ангелы, по безсилию своему, не могли довершить его творения, и лежал он и бился, на земле лежа на подобие пресмыкающагося червя, не мог же ни стать прямо, ни сделать что-либо другое, пока всевышняя сила, приникнув и умилосердившись ради собственнаго своего образа и вида, из жалости не послала искру своей силы, и таким образом ею не возставила и не оживотворила человека. Сею искрою, конечно, называет Саторнил душу человеческую. И по этому сей искре непременно должно спастись, а всему прочему в человеке погибнуть, снисшедшему свыше по прошествии некиих времен вознестись в горнее, а всему дольнему, созданному ангелами, остаться здесь у них. О самом же Христе говорит этот обманщик, что приходил Он только в образе и одном виде человека, и все делал, то есть, родился, ходил, бывал видим, страдал призрачно.

2 От сего же лжеименно так называемое ведение снова начинает возрастать в глубине его лукавства, начало и повод заимствовав от Симона, но увеличенное иным еще большим пустословием, как скажем это в последствии в обличение его. Ибо Саторнил, разсуждая об ангелах, говорит, что и Бог иудеев есть один из них. Но он и прочие ангелы отделились от силы Божией; Спаситель же послан Отцем но общему решению сил для смирения Бога иудеев и для спасения уверовавших. Держащиеся же сей ереси имеют в себе искру всевышняго Отца. Ибо Саторнил утверждает, что в начале созданы были два человека, один добрый и один дурной. От этих двоих происходят два рода людей в мире, — добрый и лукавый. А поелику лукавым помогали демоны, то посему напоследок дней, говорит он, пришел Спаситель на помощь добрым людям и для низложения лукавых и демонов. Вступать в брак и рождать детей, по словам сего обманщика, — это от сатаны. Посему многие из сих еретиков воздерживаются от употребления в пищу чего-либо одушевленнаго, чтобы притворным своим поведением кого-либо привлечь в свое заблуждение. О пророчествах же говорит тот же опять обманщик, что одне из них проречены силою творцев мира — ангелов, а другия — силою сатаны. И сам сатана, говорит Саторнил, есть ангел, противодействующий творцам мира — ангелам, а наипаче Богу иудеев.

3 Но когда говорит сие этот скотоподобный, непременно окажется исповедующим единаго Бога, и все возводящим к единому единству единоначалия. Ибо если и ангелы творили, но вину бытия имели сами ангелы опять в силе свыше; то следует, что виновники сотворения человека — не они, но сила свыше, сотворившая ангелов, от которых произошло и сотворение человека. Ибо не орудие причина тому, что им сделано, но совершающий произведение орудием, которым производится дело, как и написано: не прославится пила без влекущаго ю (Исайя 10:15), и так далее. Так видим, что не меч причина убийства, но совершивший убийство мечем; колодка, в которую отливается что-либо из воска, сама собою не может произвести отливаемаго; производит же это сделавший колодку и отлитое восковое изображение. Следовательно, не ангелы виновники, но Виновник — Сотворивший ангелов, хотя и запрещал им творить человека. Ибо, или осуждает Саторнил неведение высшей силы и незнание того, что имело совершиться сверх ея воли; или признает, что по ея благоволению созданы и ангелы на пользу устроения человека, котораго она пожелала создать, сотворив ангелов, и не воспретив им исполнить сие предприятие, то есть, произвесть слепок человека, как ухищренное это сотворение баснословно описывается у еретиков.

4 Посему опять должно спросить этого баснослова: знала ли превысшая Сила, что сделают ангелы? Да, говорит он. А если знала, то сделала это сама, а не ангелы. Если же хотя знала, но не желала этого, и ангелы без ея согласия исполнили сие предприятие; то по какой причине не воспрепятствовала? А если не имела возможности воспрепятствовать, то первый недостаток в том, что от нея получивших бытие ангелов расположила против себя, и уготовала себе же самой противление и огорчение; а второй в том, что, имея возможность, не воспрепятствовала, но содействовала в дурном деле, совершенном ангелами. Если же не содействовала, и хотев воспрепятствовать, не могла того сделать; то какая-то великая оказывается немощь в желавшей и не возмогшей. И полк получивших от нея бытие ангелов будет гораздо сильнее, нежели она сама — причина сих сотворенных ею ангелов. Итак еретическое учение всем уличается в том, что больше впадает оно в несостоятельность, нежели сходится с истиною. Но если Сила, хотя знала, однакоже по необходимости сотворила ангелов поступать непозволительным образом вопреки ея изволению; то опять впадет в другое несовершенство, и таким образом опять, но слову еретика, в превысшей Силе не окажется никакой полноты. Но еще продолжим спрашивать его: скажи нам ты, о премудрый, приникавший в окна, позволь сказать это в шутку над твоим сумасбродством, и приникнув видевший, как сотворены были ангелы, и тогда же усмотревший искусство, какое употреблено ими в сотворении человека, и изследовавший хитрое действование вышней Силы, знали ли они, что творят, или не знали? А не знав, чем принуждены были совершать это в неведении? Нет, говорит еретик, не незнали; ибо известно им было, что намерены делать. Посему вышняя Сила знала ли, что ангелы предпримут это, или не знала? Не незнала. Посему для того и сотворила их, чтобы сделали это, или нет? Нет, говорит он. Ибо только сотворила их, они же вопреки всевышней Силе вознамерились создать тварь. По этому они знали, а оная вышняя Сила не знала, по слову твоему, о неразумнейший всех людей. И состав устройства человеческаго, и виновники его — ангелы будут в ведении, а сотворившая ангелов Сила в неведении? Но безразсудно и противно здравому смыслу признать, что дело гораздо совершеннее Художника, и Художник безсильнее сотворенных Им ангелов — этих виновников человеческаго состава. Так по всему следует тебе признать необходимость возводить все к одному и тому же Творцу и к единому Его единоначалию.

5 Ибо, не ангелы, но Бог Отец сотворил человека и все, по Своему благоволению; даже и не по совещанию с ангелами что-либо создано. Бог, сказав: сотворим человека, присовокупил: по образу Нашему (Бытие 1:26), а не только — по образу, потому что для создания своего призывает Свое Слово — Единороднаго, как гласит об этом и на истине основанное мнение верных, и самое точное изследование истины, как и во многих других случаях ясно и пространно изложено нами исповедание о сем, а именно, что Отец к созданию с Ним человека призывает Сына, которым сотворил и все прочее. А я скажу, что призывает не только Сына, но и Святаго Духа. Ибо Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псалтырь 32:6). Захочет ли, или не захочет, разумею Саторнила, начальника этой ереси, но всем принужден он будет — единаго Бога исповедать Богом и Господом, Творцем и Зиждителем всего, а вместе и человека. Но во всяком случае еретик сей будет постыжден, как клеветник, и в сказанном о пророках, и в неосновательном осуждении честнаго брака. Ибо Сам Господь наш Исус Христос ясно возглашает в Евангелии, и говорит согласно с пророком: яко Аз есмь глаголяй в пророках, ту есмь (Исайя 52:6), и еще: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю (Иоан. 5:17). А чтобы показать, что делает Отец Его, и Сам Он, спрашивавшим Его: надобно ли отпускать жену свою по всякой вине? (Матф. 19:3) — в ответ сказал: как написано? «сотвори Бог человека: мужа и жену сотвори их (Бытие 1:27); и еще чрез несколько слов: сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину, и немедленно присовокупил говоря: кого Бог сочета, человек да не разлучает (Матф. 19:5-6). Так Спаситель всем научает, что Содетель человеков есть Бог всяческих и Его Отец. А что брак происходит не от сатаны, но от Бога, то во-первых утверждает сие Господь: кого Бог, — говорит он, — сочета, человек да не разлучает; а еще и святый апостол: честна женитва и ложе не скверно (Евреям. 13:4). Но также обращает речь к овдовевшим, когда они еще в силах, говоря чрез Тимофея: юных же вдовиц отрицайся: егда бо разсвирепеют противу Христа, посягати хотят (1Тим. 5:11); и чрез несколько слов продолжая: пусть вступают в брак, раждают детей, управляют домом (1Тим. 5:14), и о браке постановляет закон, что он от Бога, и по честности его дарован людям.

6 На клеветливыя же предположения Саторнила о Божиих пророчествах, будто бы они не от Бога, можно представить тысячи возражений. Сам Единородный в тех местах, где благовествует о Своей лепоте, во-первых, говорит: Авраам отец ваш желал видеть день Мой: и виде, и возрадовася (Иоан. 8:56); и еще говорит: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа (Иоан. 5:46). Кто же из здравомысленных и получивших от Бога разумение не обличит обманщика Саторнила, зная, что Спаситель, в явление истины открывшийся во славе, не иначе показал славу Свою, как среди Илии и Моисея, которые в собственной своей славе были с Ним видимы? И все сему подобное, сказанное Самим Господом во всем Новом Завете, составляет связь закона и пророков и всего Ветхаго Завета с Заветом Новым, потому что оба они от одного Бога. Например, Господь говорит: придут, и упокоются в недрах Авраама и Исаака и Иакова во Царствии небеснем от восток, и так далее (Матф. 8:11). Еще же таково пророчествуемое о Нем от лица Давидова: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене (Пс.109:1, Мф.22:44); и еще Им Самим сказанное фарисеям: несте ли чли? камень, егоже небрегоша зиждущии (Мф.21:42, Пс.117:22). И Лука утверждает, что Сам Спаситель по воскресении из мертвых явился на пути Нафанаилу и Клеопе, и напомнил им из пророков, что тако подобаше пострадати Христу, и воскреснути от мертвых в третий день (Лук. 24:46). И вообще пришествие Господа во плоти ни в чем не разногласит с предречениями пророков.

7 Но сим пусть кончится сказанное о Саторниловой ереси, чтобы не тратить мне времени, занимаясь глупыми вопросами Саторнила и опровержением его. Перешедши же от нея по порядку, раскрою ересь Василида, бывшаго соучеником Саторнилу и разделявшаго то же с ним заблуждение. Ибо они имеют нечто общее, как бы друг у друга заимствовавшие яд, по известной пословице: как аспид, заняв яд у ехидны. Ибо и в школе, и в собрании один с другим вместе, но каждый сам по себе, защищал свою ересь, и худое брали они друг у друга, а разногласие между собою удерживали. И так Саторнил ли, подобно ехидне, войдя в общение с древнейшими, передал Василиду, или последний первому; яд их, как равно губительный, и от таких пресмыкающихся происходящий, но учением Господа, как противоядием, ослабленный и уничтоженный, пусть будет нами отложен в сторону; мы же, возлюбленные, призвав Бога на помощь, поступим далее.

Книга вторая

Отделение 1

О Мелхиседекианах; тридцать пятой, а по общему порядку пятдесят пятой, ереси

1 Еще другие, может быть, отторгшиеся от так называемых фоеодотиан, называют себя мелхиседекианами. Они прославляют Мелхиседека, о котором говорится в Писаниях, признавая его некоею великою силою, также по заблуждению своему утверждают, что он находится горе в неименуемых местах, как будто он не только некая сила, но и выше Христа. А о Христе думают, что Он просто пришел и удостоен Мелхиседекова чина, и это — на основании изречения, в котором сказано: Ты иерей во век по чину Мелхиседекову (Псалтырь 109:4); посему, говорят, Христос ниже Мелхиседека. Ибо если бы Он состоял не во втором некоем порядке; то не нуждался бы в Мелхиседековом чине. А о самом Мелхиседеке говорят, что он без отца, без матере, без причта рода (Евреям. 7:3), и хотят подтвердить это посланием святаго Павла к евреям. А еще, обманывая самих себя, лживо вымышляют для себя книги.

* Но из тех же самых слов получает начало и опровержение сих еретиков. Ибо когда Давид пророчественно говорит о Господе, что Он поставляется священником по чину Мелхиседекову; то этим самым божественное Писание раскрывает то, что Христос будет священником. Ибо находим, что апостол тотчас же говорит: уподоблен Сыну Божию, пребывает священник выну (Евреям. 7:3). А если уподоблен Сыну Божию: то не равен Сыну Божию. Ибо как раб может быть равен Владыке? Мелхиседек был человек; а без отца, без матере, не потому, что не имеет отца или матери, но потому, что в божественном Писании они не поименованы со всею очевидностию. Да и многих ввело в обольщение то, что́ есть в божественном Писании самаго глубокаго, преславнаго, и превышающаго естественное человеческое разумение. Так жители Петры Аравийской, называемой Роком и Едом, удивляясь божественным знамениям Моисея, некогда изобразили его образ, и в заблуждении стали покланяться ему. Но не этот праведник был для них виновником сего, а напротив того заблуждение их в разсуждении праведника, при невежестве, привело их к ложному представлению о деле. В Севастии же, называвшейся некогда Самариею, обоготворив дочь Иеффая, ежегодно совершают празднество в честь ея. Так и эти еретики, слыша преславныя и мудрыя изречения Писания, впали в неразумие, и чрезмерно превознесшись разумом, оставили путь истины, и всем могут быть обличены в том, что составили себе басни.

2 Ибо у некоторых и указаны отец и мать Мелхиседека; но этого нет по признанным и принятым писаниям. А иные говорили, что отца его звали некиим Ираклом, а мать — Астарф, а также — Асторианою. Происходил он от одного из туземцев, обитавших в то время на равнине Савин (Бытие 14:17). Город же назывался Салимом; об этом городе один пишет так, а другой иначе. Одни говорят, что это ныне называемый Иерусалим, некогда называвшийся Иевус. А другие говорили, что есть какой-то другий Салим на поле Сикимском, напротив ныне так называемаго Неаполя. Итак из этого ли он был города, или из того (места сии не в дальнем разстоянии одно от другаго), все равно; изложение показывает, в чем состояло дело. Ибо сказано: изнесе Аврааму хлебы и вино, и: бяше священник Вышняго в то время; Он благослови Авраама, и получил от него десятину (Бытие 14:18-20). Ибо раб Божий должен был воздать честь священнику Вышняго, и, поелику от самого Авраама имело произойти священство обрезанное, то наперед Авраам должен был сделать приношение священнику, священнодействующему в необрезании, чтобы уничижено было всяко возношение взимающееся на разум Божий (2Кор. 10:5), и обрезание, похваляясь священством, не могло говорить против священства во святой Божией Церкви, которое не наблюдает плотскаго обрезания или необрезания, но имеет высшее и совершеннейшее обрезание — баню пакибытия. Ибо если Авраам принес десятину Мелхиседеку, а потомки Авраама приносят ее Левию и Аарону; и после того времени, как опять стало быть обрезанное священство Аарона и сынов его по преемству, спустя двенадцать родов от рождения Левия, и семь16 от начала Ааронова преемства, Писание устами Давида сказует, что возстанет священство Мелхиседеково: то естественно Писание сим показало, что чин священнический не останется за древним обрезанным священством. Ибо оно прелагается в священство, предшествовавшее священству Левиину и Ааронову, священство по чину Мелхиседекову. Сие-то17 священство, со времени Господня пришествия во плоти и доселе, отправляется ныне в Церкви, при чем уже не семя избирается но преемству, но требуется образец добродетели.

3 Ибо первое священство совершается в необрезании Авелем, а также и следующее за ним — Ноем, и третье — Мелхиседеком, который был священником Божиим не в обрезании, но в совершенной правде и добродетели, по плоти же в необрезании. И что Мелхиседек был человек, это открывает сам святый апостол Божий в послании; говорит же он так: не причитаемый же родом к ним, одесятствова патриарха (Евреям. 7:6). Посему явно, что не к ним, а к другим причитается родом. А сколько других, которых родословия не весьма явны? Даниил, Седрах, Мисах, Авденаго, Илия Фесвитянин. Ибо во всех священных книгах нигде не указаны их отцы или матери. Но чтобы и по сему поводу не произошло какого-либо заблуждения, не отяготимся сказать, что́ узнали мы из преданий. Ибо мы нашли, что отец Даниила — некто, так называемый, Саваа. А также мы нашли происхождение и род Илии, который я изложу в такой связи: Илия Фесвитянин был брат священника Иодая, очевидно, и сам был из священников, а сын был Ахимаама; а Ахимаам сын Садока; Садок сын Ахитова, сына Амориина; Амория сын Мории18 ; Мория сын Зары19 , сына Аазиина; Аазия сын Финееса; Финеес сын Елеазара; Елеазар сын Аарона священника; а известно, что Аарон сын Амрама; Амрам сын Каафа; Кааф сын Левия; Левий третий сын Иакова; а Иаков брат Исава, сын же Исаака; Исаак сын Авраама. В священных же книгах родословия их указаны не совсем ясно; а по отношению к Илии указаны только части родословия в книге Паралипоменон20 . Естественных же отцов трех отроков: Седраха, Мисаха и Авденаго мы не нашли ни в преданиях, ни в подложных книгах. Посему что нам сказать? Неужели и они, то есть, Седрах, Мисах и Авденаго, поведут нас к тому ложному представлению, что мы будем умозаключать, чего не следует, и чрезмерно дивиться каждому из них, заключая, что они не имеют ни отцов, ни матерей? Но да не будет сего. Ибо нам указаны пределы, и основания, и здание веры, и предания апостолов, и святыя Писания, и преемства учителей; и истина Божия отвсюду ограждена. И никого не должны вводить в обман новыя басни.

4 Но возвращусь снова к предположенному, то есть, к тому, что ложно представляют себе сии еретики о Мелхиседеке. А именно, хотя очевидно, что праведник сей был свят, был священником Божиим и царем салимским; но не такаго Салима был царем, который на небе, и не с неба сошел. Ибо никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын человеческий (Иоан. 3:13), говорит святый и неложный Бог Слово. А когда божественное Писание подтверждает и Дух ясно учит о чине Мелхиседековом; то сим ясно указано на перемену священства после ветхой синагоги и древняго учреждения в учреждение превосходнейшее и высшее, не соединенное с участием в плотском преемстве. Ибо у сего святаго Мелхиседека уже не было после него преемства, а также и прекращения священства; он пребывал священником во все время своей жизни, и еще в Писании зовется священником, потому что никто не был его преемником, никто не нарушил его священства во время его служения. Так и Господь наш, не человек, но Бог, святое Слово Божие, Сын Божий рожденный безначально и вне времени, вечно сущий со Отцем, а ради нас сделавшийся человеком от Марии, а не от семени мужескаго, священствует пред Отцем, прияв человеческое смешение, чтобы стать за нас священником по чину Мелхиседекову, то есть, по такому чину, который не имеет преемства. Ибо пребывает непрестанно приносящим за нас дары, сперва принесши Самаго Себя на кресте, чтобы разрушить всякую жертву ветхаго завета, и в то же время священнодействуя совершеннейшую и живую жертву за весь мир, — Сам жертва, Сам заколение, Сам священник, Сам жертвенник, Сам Бог, Сам человек, Сам царь, Сам первосвященник, Сам овча, Сам агнец, сделался всем во всем за нас, чтобы всячески стать жизнию для нас, и твердыню Своего священства соделать на веки неподвижною, уже не раздавая оное но телесному происхождению и преемству, но давая сохраняться оному во Святом Духе по оправданию.

5 Но и другие еще, говорящие о сем Мелхиседеке, имеют ложное представление о нем: ибо судят по плоти, а не разумеют духовно того, что́ сказано святым апостолом в сем самом послании к евреям. Так, египетский ересеначальник Иеракс думает, что сей Мелхиседек есть Дух Святый, потому что, как сказано, уподоблен Сыну Божию, пребывает священник выну (Евреям. 7:3); и это — как бы на основании изречения, сказаннаго святым апостолом: Дух же ходатайствует о нас воздыхании неизглаголанными. Знающий же мудрование Духа, весть, яко о избранных ходатайствует пред Богом (Рим. 8:26-27). Но и этот ересеначальник совсем уклонился от надлежащаго. Ибо Дух никогда не облекался плотию; а если не облекался плотию, то не мог быть царем салимским и священником какаго-либо места. Но в свое время, когда буду составлять опровержение сего Иеракса и его ереси, пространно изложу это; теперь же буду держаться порядка. А сколько и другие имеют ложных представлений о сем Мелхиседеке!

6 Самаряне почитают его сыном Ноя, Симом. Но и они окажутся заслуживающими осмеяния. Ибо божественное Писание, все благоустроенно утверждая, всячески оградило истину, не напрасно расположив времена в порядке, и перечислив лета жизни каждаго из отцов и преемства. Ибо, когда Аврааму было около осмидесяти осми, или и девяноста лет (больше или меньше)21 : тогда встретил его Мелхиседек и вынес ему хлебы и вино, загадочно прообразуя таинства, а именно: образы Господа нашего, Который говорит: Аз есмь хлеб животный (Иоан. 6:51), и образы крови Его, истекшей из ребра Его во очищение оскверненных и в окропление и спасение душ наших. А отец Авраамов Фарра роди Авраама на семидесятом году (Бытие 11:26); всего стало около ста шестидесяти лет (больше или меньше). Нахор роди Фарру, семидесяти девяти лет (Бытие 11:24); стало двести тридцать девять лет. Серух роди Нахора, ста тридцати лет (Бытие 11:22); стало триста шестдесят девять лет. Рагав роди Серуха, ста тридцати двух лет (Бытие 11:20); стало пятсот один год. Фалек роди Рагава, ста тридцати лет (Бытие 11:18); стало шестсот тридцать один год. Евер роди Фалека на сто тридцать четвертом году своей жизни (Бытие 11:16); стало семсот шестдесят пять лет. Сала роди Евера на сто тридцатом году своего возраста (Бытие 11:14); стало осемсот девяносто пять лет. Кина22 родил Салу на сто девятом23 году своей жизни; стало тысяча четыре года. Арфаксад ста тридцати пяти24 лет родил Кину (Бытие 11:12); стало тысяча сто тридцать девять лет. А выше упомянутый Сим, о котором самаряне ложно представляют, будто он Мелхиседек, родил Арфаксада на сто втором25 году своей жизни. Всего стало тысяча двести сорок один год, до того времени, когда Авраам встретился с Мелхиседеком, возвратясь от сеча царей(Бытие 14:17): Амфара26 , Ариоха, Ходоллогомора, Фагара27 , Варсы и Симовора. Но Сим не жил столько лет, согласно их вздорному представлению, но ста двух28 лет роди Арфаксада, во второе лето по потопе: и поживе после сего лет пятьсот, как говорит божественное Писание, и роди сыны и дщери: и умре (Бытие 11:10-11). Посему, если он жил шестсот два года, и скончался: то как он мог достигнуть тысяча двести сорок одного года, чтобы можно было этим еретикам Сима, сына Ноя, который жил за десять родов до Авраама, спустя десять родов и тысячу двести сорок один год называть Мелхиседеком? О как велико заблуждение сих людей! По счету же других списков, со времени Сима до выше указаннаго времени встречи Авраама с Мелхиседеком, которая была на восемдесять осмом или девяностом году жизни Авраама, выходит около шестисот двадцати осми лет (больше или меньше), так что во всяком случае Сим не мог дожить до выше указаннаго времени Авраама, чтобы можно было его почитать Мелхиседеком. И совсем пало пошлое мнение самарян.

7 Еще иудеи говорят, что хотя Мелхиседек праведен и добр и священник Вышняго (Бытие 14:18), как сказано в божественном Писании, — но он сын блудницы, и потому говорят, не написано о его матери, и отец его неизвестен. Но не состоятельно и безумное мнение этих. И Раав была блудница, и упомянута в Писании (Иисус Навин 2:1); записаны и Замврий, блудодействовавший, а с ним и Хазви (Числа 25:14-15), хотя она и чужая, и не от Израилева рода ведет происхождение. И всякий не дверми входяй, как сказало святое Евангелие, разбойник, а не подлинно пастырь (Иоан. 10:1).

* Собственно же в Церкви некоторые различно полагают о сем Мелхиседеке. Ибо одни думают, что это собственно Сын Божий явился тогда Аврааму в виде человека. Но и сии удаляются от истины: ибо никто никогда не может делаться подобным самому себе, как говорит божественное Писание о Мелхиседеке: уподоблен Сыну Божию, пребывает священник выну (Евреям. 7:3). А подлинно не причитаемый родом к ним, Авраама одесятствова (Евреям. 7:6); потому что не к ним, то есть, израильтянам, причитается родом, а ведет род свой от других людей. Сделанное нами перечисление всего этого мы привели на память по поводу сей ереси, и разсказали о сем в виде уклонения в сторону.

8 Выше упомянутая ересь возносит и приношения во имя сего Мелхиседека, учит, будто он вводитель к Богу, и говорит, что чрез него должно делать приношения Богу, потому что он князь правды, на сие самое поставленный от Бога на небе, как духовный и назначенный быть священником. И мы, говорят, должны29 делать приношения ему, чтобы им сделано было приношение за нас, и мы чрез него обрели жизнь. И Христос, говорят, избран на то, чтобы призвать нас со многих путей30 к сему единственному ведению, и сделан помазанником и избранником Божиим, потому что отвратил нас от идолов, и указал нам сей путь. А посланный Им апостол открыл нам, что Мелхиседек велик и пребывает священником во век. И: видите, елик сей (Евреям. 7:4), и: меншее от высшаго благословляется (Евреям. 7:7); потому, говорят, благословил и патриарха Авраама, как высший. В его-то таинства посвящаемся мы, чтобы и нам самим получить от него благословение.

9 И о как пуст всякий еретический образ мыслей! Ибо вот и эти еретики отметаются своего Владыки, искупльшаго их (2Петр. 2:1) Своею кровию. Он не от Марии получил начало бытия, как они думают, но есть присносущий у Отца, Бог-Слово, рожденный от Отца безначально и вне времени, как учит все Писание. И рече Отец: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Бытие 1:26). Рече не Мелхиседеку: ибо хотя он и священник Бога вышняго, но имел свой собственный род, и не имел после себя преемников, а не свыше, с неба снизшел. Ибо Писание не сказало, что он снес свыше Аврааму хлеб и вино, но: изнесе ему и бывшим с ним, когда принимал патриарха, возвращавшагося после победы царей, и благослови его за его правду, верность, и за богобоязненность сего мужа, потому что патриарх, быв искушен всячески, ни в чем не отступил от правды (Бытие 14:18-19). Но и в сем деле Авраам имел Бога содейственником против действительно нашедших на землю Содомскую и захвативших и племянника его святаго Лота, котораго и возвратил он со всем заграбленным у него и со всею захваченною добычею. И чем не можем доказать, что Сын всегда был с Отцем? Ибо в начале бе Слово, и Слово бе у Бога, и Бог бе Слово (Иоан. 1:1). А не сказано: в начале бе Мелхиседек, или: Бог бе Мелхиседек. И еще: итак пришел Господь к Аврааму; и одожди Господь от Господа огнь и жупел на Содом и Гоморр (Бытие 19:24). И сам апостол говорит: един Бог, из Негоже вся: и един Господь Исус Христос, Имже вся (1Кор. 8:6). И пусть никто не говорит: где же Дух Святый, потому что сказано об одном и еще одном? Не должно было Духу самаго Себя выставлять на вид: ибо божественное Писание всегда соблюдает то, чтобы быть образцем для нас. От Духа Святаго апостол вещал и говорил: един Бог, из Негоже вся: и един Господь Исус Христос, Имже вся. Говоря это, он был во Святом Духе. Потому нет недостатка в Троице. Сам же Господь ясно говорит: идите, крестите вся языки во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28:19). А еще апостол говорит: един же есть Дух, разделяя коемуждо на пользу, якоже хощет (1Кор. 12:11). Итак вот Отец, вот Сын, вот Дух Святый; и нигде не сказано о Мелхиседеке, что он подается в дарованиях, или что принадлежит к превыспреннему миру. И напрасно еретиками гласно распространяются лживыя и вымышленныя претыкания, которыя не от истины к ним приходят, но даже нашептываются им драконом, потому что он возъимел силу каждую ересь ввести в обман и заблуждение.

* А также31 дошло до нас, что некоторые, заблудившись еще более всех, о которых выше сказано, и воздымаясь еще более тщеславною мыслию, осмелились обратиться к безвыходным размышлениям, доити до хульной мысли, и сказать, будто сей самый Мелхиседек — Отец Господа нашего Исуса Христа. О как неосторожна мысль человеческая, и как вдается в обман и неустойчиво в истине сердце человеческое! На основании слов апостола о Мелхиседеке, что он без отца, без матере, без причта рода (Евреям. 7:3), эти еретики, заблудившись мыслию по причине чрезвычайности выражения, и помыслив, что слова эти соответствуют Отцу всяческих, сами от себя вообразили себе хульное заблуждение. На том основании, что Отец всяческих, Бог вседержитель не имеет ни отца, ни матери, ни начала днем, ни животу конца (Евреям. 7:3) (ибо это всеми признано), уподобили Ему Мелхиседека, потому что о Мелхиседеке сказано это апостолом, и впали в безумную хулу, не думая о том, что́ инаго сказано о Мелхиседеке. Ибо о нем сказано, что он был священник Вышняго (Евреям. 7:1). Посему, если он вышний и отец, то, как священник другаго Вышняго, уже не может быть сам Отцем всяческих, в сане священника другаго Вышняго. О грубость человеческая, не понимающая истины, но обращающаяся к заблуждениям! Святый апостол, сводя к концу разрешение всего вопроса, сказал: не причитаемый же родом к ним, а, очевидно, причитаемый к другим, одесятствова Авраама (Евреям. 7:6), а также: иже32 во днех плоти своея творил моления и молитвы к Могущему спасти его (Евреям. 5:7), но известно, что Отец не облекался плотию.

* Но, достаточно изложив о сих еретиках, оставим эту ересь, побив ее, как небольшую землеройку камнем, твердынею крепкой веры, и избежим ядовитой ея заразы. Ибо о землеройке разсказывают, что, когда она кусает, то на тот час не делает вреда тому, кого укусит, но спустя несколько времени губит тело, так что все члены подвергшагося ея угрызению покрываются струпами проказы. Так и эта ересь на первый раз услышавшим о ней кажется ничтожною по своим мнениям; но продолжительная остановка на еретическом учении, оставляя по себе следы, пораждает вопросы и как бы пагубу в тех, у кого нет в пособие такаго противоядия, каково это, составленное нами, опровержение сей ереси и возражение против нея. Но это животное не спешит показываться: оно ходит ночью, и таким образом причиняет вред, особенно же в стране Египетской. Почему от тех, кому известны сведения о сем животном, можно знать, что не без дела и не вопреки истине мы припомнили о сем животном, приняв оное за подобие вреда от сей ереси: ибо таково мучение, причиняемое сим животным. Но перейду по порядку к другим ересям, чтобы, сподобившись силою Божиею исполнить обещание, воздать благодарность Богу.

О Вардисианистах; тридцать шестой, а по общему порядку пятдесят шестой, ереси

1 За сими по порядку следует некто, так называемый, Вардисиан. Этот Вардисиан, от котораго произошла ересь вардисианистов, родом был из Месопотамии, из жителей города Едессы. Сперва он был доблестным мужем, и написал не мало книг, пока был здравомыслен. Он принадлежал к святой Божией Церкви, и знал два языка, а именно: еллинское наречие и сирский язык. Сперва он был своим человеком у властителя эдесскаго Авгаря, мужа праведнейшаго и красноречивейшаго, с ним вместе действовал и соучаствовал в его образовании, а после его кончины продолжал жизнь до времен кесаря Антонина, не того, который называется благочестивым, но Вера. Много состязался с астрономом Авидою против его учения о судьбе. Встречаются и другия его сочинения согласныя с благочестивою верою. Он также возстал против убеждений друга Антонинова Аполлония отказаться от именования себя христианином. Он едва не стал исповедником и, мужественно защищая благочестие свое, отвечал разумными словами, а именно сказал, что не боится смерти, которой быть необходимо, хотя бы он и не стал прекословить царю. И так много этот муж по всему был украшен, пока ошибкою не впал в свою ересь, уподобившись прекрасному кораблю, на который наложена несообразная тяжесть, и который разбился при входе в пристань, и погубил весь свой груз, да и другим, бывшим на нем, причинил смерть.

2 Ибо он растлился в сообществе с валентинианами, и из их негоднаго учения почерпнул их отраву и плевелы, и сам стал учить о многих началах и горних порождениях и, отвергнув воскресение мертвых, установил сию самую ересь. Он пользуется законом и пророками, ветхим и новым заветом, а также некоторыми подложными книгами. Но и этот еретик, вместе со всеми предшествовавшими ему и последующими за ним, будет опровергнут, как отчуждивший сам себя от истины и из светлаго огненнаго светильника обратившийся как бы в копоть.

* О воскресении мертвых сказано уже нами во многих ересях, но не поставим в тягость и теперь сказать несколько слов в опровержение сего еретика. Ибо если ты, Вардисиан, принимаешь ветхий завет, а также и новый: то чем не обличаешь себя в том, что повреждаешь путь истины, и сам себя устраняешь от истинной жизни Господней? Ибо Сам Господь первый да будет нам залог воскресения: и перворожден из мертвых (Колос. 1:18), и умер за нас и воскрес, а не мнимо только пострадал, ибо был погребен, и тело Его было носимо. Что это было не мнимо, и не призрачно, свидетельствует о том Иосиф, иже от Аримафея (Марк. 15:43), свидетельствуют и жены, носящии миро на гроб (Лук. 23:56, 24:1) и алоя весом литр сто (Иоан. 19:39). И Ангелы, явившиеся женам, свидетельствуют: воскрес, несть зде: что ищете живаго с мертвыми (Лук. 24:5-6)? И не сказали: не умирал, но: воскрес Он, пострадавший плотию, но всегда живый духом, и по Божеству Своему непричастный страданию, свыше вечно раждаемый от Отца, а в последние дни благоволивший сделаться человеком от девы Марии, как свидетельствует святый Павел, который говорит: раждаемый от жены, бываемый под законом (Гал. 4:4). Ужели ты не слыхал еще изречения, в котором сказано, что подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие (1Кор. 15:53)? Или не убеждает тебя пророк Исаия, который говорит: и воскреснут мертвии, и востанут, иже во гробех (Исайя 26:19)? А также и Сам Спаситель, Который говорит: и востанут сии в живот вечный, а те в муку вечную (Матф. 25:46)? Или не помнишь ты о посмертной беседе Авеля к Богу, о которой сказано, что не душа, но кровь обращается с мольбою и вопиет к Богу (Бытие 4:10)? А кровь не душа, но в крови душа. Ибо кровь есть тело видимое; а душа, как невидимая, имеет пребывание в крови. И всем изобличается твое, Вардисиан, зловерие, опровергаемое самою истиною.

3 Поелику же о многих началах я много раз много говорил против говорящих это: то здесь не буду много говорить о сем, но припомню слова святаго апостола: нам един Бог Отец, из Негоже вся, и мы у Него: и един Господь Исус Христос, Имже вся, и мы Тем (1Кор. 8:6). Посему, как может быть многобожие и много начал, если един Господь Исус Христос, Имже вся, и мы Тем? Из сего следует, что Творец один, а не многие боги, и не многие эоны. Ибо сказано: аще многи суть бози глаголемии (1Кор. 8:5). Словом: глаголемии, апостол показал, что по существу своему это — не боги. Показав же сие о так называемых богах еллинских, которых боготворили еллины: солнце, луне, звездах, и сим подобных, заградил путь мнениям всех заблуждающихся.

* Поелику же здравая вера сохраняется во всем целою, и составляет твердыню и спасение верных: то всякое еретическое измышление странных речений удобно опровергается. Так опровергнут и этот, сам себя сделавший жалким и отчуждившийся от жизни. Ибо пророк говорит святой Божией Церкви: положу анфракс камень твой, и на основание твое сапфир, и стены твои камение избранное, и забрала твоя иаспис (Исайя 54:11-12). Потом после говорит: всяк глас, иже на тя востанет: одолееши им всем, на тя же не благопоспешится (Исайя 54:17), ибо не одолеет истинной веры, потому что Церковь создана на камени, и врата адова не одолеют ей (Матф. 16:18), как обещал ей святый Бог-Слово, ея Царь и Жених, ея Господь и Владыка, Которому, и Отцу в Сыне, со Святым Духом, слава честь и держава во веки веков, аминь.

* Поправ и сию еще ересь, которую побили мы древом жизни, как отсеченную, но еще трепещущую, змеиную голову, сами воздадим, возлюбленные, благодарность Богу, и снова простремся к разсмотрению иных ересей.

О Савеллианах. Сорок второй, а по общему порядку шестьдесят второй ереси

Глава 1

* Некто Савеллий возстал не в очень давния времена; это еретик новый, от котораго произошли так называемые савеллиане. И он учил весьма близко к Ноэтианам, за исключением кое-чего немногаго! Этого учения, увлекаемые каким-то безумием, придерживаются многие в Месопотамии и пределах Рима.

* Савеллий с происшедшими от него Савеллианами учит, что один и тот же есть и Отец, и Сын, и Дух Святый, так что это — три именования одной ипостаси, или как тело, душа и дух в человеке. И Отец, так сказать — тело, а душею можно назвать Сына, и как в человеке — дух, так и в Божестве Святый Дух. Или как в солнце, хотя оно в сущности одно, находятся три действия, то есть: освещать и согревать и еще самый округлый вид. И согревающее, или теплота и жар есть Дух, просвещающее — Сын, а самый вид всего существа есть Отец. В свое время Сын был послан как луч, и Он сделал в мире все, относящееся к евангельскому домостроительству и спасению людей, а потом вознесся опять на небо, подобно лучу, испущенному солнцем и снова возвратившемуся в солнце. Дух же Святый посылается однажды для целаго мира, и потом в отдельности на каждаго из удостоиваемых сего; таковаго он духовною силою и сближением, так сказать, оживотворяет и воспламеняет, согревает и делает теплым. Так учат Савеллиане.

Глава 2

* У них в употреблении все писания ветхаго и новаго Завета, но они пользуются только некоторыми изречениями, которыя сами выбирают согласно собственному измышлению их поврежденнаго ума и неразумия. Прежде всего они пользуются словами и изречениями, которыя сказал Бог Моисею, а именно: слыши Израилю: Господь Бог твой един есть (Второзаконие 6:4). Не сотвори себе богов иных. Да не будут тебе бози (Исход 20:2-3) новые (Псалтырь 80:10): потому что Аз Бог первый и Аз по сих (Исайя 41:4), кроме Мене несть иного (Исайя 44:6). И все, что подобно сему, согласно собственному их разумению, приводят в подтверждение сего же. Также из Евангелия приводяг слова: Аз во Отце и Отец во Мне, и: Мы двое едино есма (Иоан. 14:11, 10:30).

* А все свое заблуждение и силу своего заблуждения получили они из некоторых подложных писаний, особенно же из так называемаго египетскаго Евангелия, — такое имя придали ему некоторые. Ибо в этом Евангелии излагается много подобнаго сему, — как бы украдкою, таинственно; в нем от лица Спасителя говорится, как будто он Сам объясняет ученикам, что один и тот же Отец, Сын и Дух Святый. А когда встретятся с кем-либо из наиболее простодушных или неопытных, не имеющих яснаго познания о Божественных писаниях, то на первый раз приводят в смущение такими словами: что сказать нам, любезные? Один у нас Бог или три бога? Когда услышит это человек богобоязненный, но несовершенно сведущий в истине, — тотчас, смутившись умом, соглашается с их заблуждением и оказывается отрицающим Бога, — оказывается отрицающим бытие Сына и Святаго Духа.

Глава 3

* Во всем этом действует своими внушениями исконный враг людей, дабы большую часть людей обольстить и совратить с пути истины, одного так, другаго иначе. Ибо в святой Церкви Божией ясно исповедуется и единогласно признано, что действительно Бог один и нет иного. Не многобожию учим мы, но единоначалие проповедуем. Проповедуя же единоначалие, не впадаем в заблуждение, но исповедуем Троицу, — Единицу в Троице и Троицу в Единице и единое Божество Отца и Сына и Святаго Духа. Ибо Сын не Сам Себя родил, и Отец не изменился так, чтобы из Отца быть Сыном, и Дух Святый не именовал себя когда-либо Христом, но Духом Христовым, даруемым чрез Христа, от Отца исходящим и от Сына приемлющим. Личное бытие имеет Отец, личное — Сын, личное — Дух Святый, но Троица не есть смешение, как думал Савеллий и не изменяется в своей вечности и славе, как учил суесловящий Арий, но Троица всегда была Троицею и никогда Троица не получает прибавления, будучи единым Божеством, единым господством, будучи единою славою. Она однако же счисляется как Троица — Отец, и Сын, и Святый Дух, счисляется не так, чтобы тремя именами называлось нечто одно, но имена по истине совершенны, совершенны и ипостаси и нет в них никакого изменения. Отец всегда Отец, и не было времени, когда бы Отец не был Отцем; Он есть всегда совершенный Отец, имеющий личное бытие; и Сын есть всегда совершенный, всегда имеющий личное бытие, истинно рожденный от Отца безначально, предвечно и неизглаголанно, — не собрат Отцу, не получивший начала бытия, и не престававший когда-либо существовать, но всегда, как истинный Сын, существующий со Отцем, до-временно рожденный от Отца, равный Ему, Бог от Бога, Свет от Света, Бог истинный от Бога истиннаго, рожденный, несотворенный. Но Он не Сам Отец, и Отец не сам Сын. Если же Отец есть Бог, то и Сын и Святый Дух есть Бог.

Глава 4

* Ибо Дух всегда со Отцем и Сыном; Он не собрат Отцу, не рожден, не сотворен, не брат Сына, не внук Отца, от Отца исходит и от Сына приемлет; не иного со Отцем и Сыном существа, но одного и того же существа, одного и того же Божества, от Отца и Сына33 , со Отцем и Сыном, всегда имеющий личное бытие, Дух Святый, Дух Божий, Дух славы, Дух Христов, Дух Отца; ибо сказано: Дух Отца глаголяй в вас (Матф. 10:20) и еще: Дух мой настоит посреде вас (Аггей 2:5). Он по именованию третий, а по Божеству — равный, от Отца и Сына не разнствующий, союз Троицы, запечатление исповедания. Ибо Сын говорит: Аз и Отец едино есма (Иоан. 10:30), не сказал: един есмь; но слова: Аз и Отец означают, что имеет личное бытие Отец и имеет личное бытие Сын, сказал: двое, а не сказал: один. И еще: едино есма, а не сказал: един есмь. Равным образом сказал он: шедше крестите во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28:19). при чем в средних поставлены союзы при слоге τοῦ, τοῦ и τοῦ. Матфей изобличает Савеллия, привносящаго смешение лиц, ибо обозначает истинно Отца, истинно Сына, истинно Святаго Духа. А когда поставлена Троица в одном порядке и наименована одним именем (во имя), то сим изобличает он Ария, придумавшаго в Троице какую-то постепенность, или изменяемость, или различие; ибо хотя Отец возвещается в учении бо́льшим Сына, однако же славу достолепно предоставляет Сыну. Ибо кому бы и приличествовало прославлять своего Отца, как не Сыну истинному? И опять: желая показать равенство, дабы некоторые не впали в заблуждение, считая Его, как Сына, меньшим, говорит так: иже не чтит Сына, якоже чтит Отца, не имать живота в себе (Иоан. 5:23-24); и еще: вся, елика имать Отец, Моя суть (Иоан. 16:15). Что же значат слова: елика имать Отец, как не то, что как Отец — Бог, так и Я — Бог; Отец — жизнь, и Я — жизнь, Отец вечно, и Я вечно: вся, елика имать Отец, Моя суть.

Глава 5

* Посмотри же, Савеллий, и размысли, открой очи сердца твоего и не слепотствуй; мысль твоя и обольщенных тобою да снидет со святым Иоанном на Иордан. Отверзи уши твои и послушай гласа пророка глаголющаго: аз глас вопиющаго в пустыни (Ин.1:23, Мф.3:3). Послушай Предтечу Господня, удостоившагося получить имя Ангела, приявшаго от чрева матери Духа Святаго и взыгравшаго при входе Марии к Елизавете. Будучи еще во чреве, Он познал пришествие своего Владыки и взыграл. Ему дано было открыть проповедание и уготовать путь Господень. Поверь ему и не уклонишься от цели истины. Вот он, как только узнал своего Владыку, свидетельствует, говоря: я имею нужду в Тебе, и Ты ли грядеши ко мне. Когда же Спаситель сказал: остави ныне, да исполнится всякая правда (Матф. 3:15), и крестился от него: тогда, как говорит Божественное Евангелие, Иоанн свидетельствова, глаголя, яко отверзошася небеса и видех Духа Святаго сходяща в виде голубя, и грядуща на Него, и глас с небесе: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих (Ин.1:32, Мф.3:16-17). О муж спорливый! Отец был на небе; глас сходил с неба. Ежели же глас был с неба, то прошу тебя, разсмотри свое превратное мнение. К кому говорил Отец: сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих? И кто был Сей? Для чего Дух сошел в виде голубя, хотя Дух Святый тела не имеет? Ибо один Единородный облекся в тело и истинно вочеловечился от Приснодевы Марии чрез Духа Святаго. Не от семени мужескаго, но от Марии, Он — зиждительное Слово — образовал Себе тело, а так же душу человеческую и ум, и доселе пребывает человеком, все восприяв в Себя совершенно и соединив с своим Божеством; не так чтобы только вселился в человеке (сего да не будет), но сам Святый Бог-Слово — вочеловечился.

Глава 6

* Для чего же Дух является в виде голубя? Дабы внушить тебе, который желаешь казаться мудрым, но ничего правильно не разумеешь, — чтобы ты не произносил хулы и не думал сливать Духа с Отцем или Сыном. Дух Святый, не имея тела, принимает вид голубя для того, чтобы изобличить твое заблуждение и показать, что Дух сам по себе имеет личное бытие; имеет оное Отец, имеет и Единородный, Божество однако же не разделяется и слава Его не умаляется. Видишь, как счисляется Троица: Отец дает глас с неба, Сын крещается во Иордане, Дух Святый сходит в виде голубя. Скажи мне еще, кто это изрек: се уразумеет отрок Мой возлюбленный, о Нем же благоволих, прият Его душа Моя, положу Дух Мой нань, и суд языком возвестит. Не преречет, не возопиет, ниже услышится на распутиих глас Его. Трости сокрушены не преломит и льна внемшася не угасит, дондеже изведет в победу суд и т. д. (Мф. 12:18-20, Ис.52:13, 42:1-3)? Муж спорливый! ужели сии слова не могут заключать в себе указания на Троицу? Ужели Отец у пророка сказал сие о Себе? А кто это, о ком написано: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене (Псалтырь 109:1)? Или еще, как говорит Евангелие, и вознесеся на небо и седе одесную Отца (Марк. 16:19), и приидет судити живых и мертвых? Или еще, как не убедили тебя два мужа, явившиеся в одеждах белых и сказавшие ученикам: мужие Галилейстии, что стоите зряще на небо? Сей Исус вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, как видите Его возносящимся (Деян. 1:11)? Кого видел блаженный Стефан, когда говорил: се вижу небо отверсто, и Сына человеча стояща одесную Бога (Деян. 7:56)? А ты, невежда во всем, не понявший гласа святых писаний, повредил более себе и послушавшим тебя, отпав от святой веры в истину Божию.

Глава 7

* Бог истинно сказал: Аз первый и Аз по сих, кроме Мене несть иного (Исайя 44:6). Истинно, что нет многих богов, но един Бог первый и по сих, Отец, и Сын, и Святый Дух, — Троица неслиянная и нераздельная в своем единстве; Отец истинно родил Сына, и Сын истинно рожден от Отца и имеет личное бытие безначально и до-временно и Дух Святый истинно от Отца и Сына, имеет то же Божество, от Отца исходит и от Сына всегда приемлет, — един Бог первый и по сих. Говорится же сие так и от лица Самаго Христа ради некоего инаго домостроительства. Хотя Исус Христос — Господь наш часто являлся пророкам и возвещал Свое будущее пришествие, но некоторые не приняли Его, ожидая вместо Него другаго: посему, дабы сыны Израилевы, обезумев и обратившись на сторону суеверных чтителей и идолов и введших в мир многобожие, — не поклонились идолам аммореев, хеттеев, хананеев, ферезеев, евеев, гергесеев, иевуссеев, арукеев и асаннеев (Бытие 10:15-16), (как впрочем и сказано о них, что они поклонились Веельфегору, Хамосу, Астарте, Мазурофам34 Неасте35 и Веельзевафу36 и прочим идолам языческим) — сказал им Господь: Аз первый и по сих, дабы отвратить их от прелести басней язычников — поклонников многобожия. И поелику имели они отвергнуть пришествие Сына Его — Господа нашего Исуса Христа: то и сказал Он иудеям: Аз первый и по сих, — первый, пришедший во плоти и по сих грядущий судить живых и мертвых, пострадавший на кресте, погребенный и воскресший, с тем же самым телом во славе вознесшийся на небо, так как тело получило участие во славе Божества Его, просияло, уже не подлежит прикосновению и смерти более не причастно; ибо Христос, — как говорит Писание, — воста от мертвых, смерть Им к тому не обладает, — говорит Апостол (Рим. 6:9). Смотри, как точность (Писания) руководствует человека, чтобы он не уклонился в какую-либо сторону от истины. Когда разум вздумал произвести многобожие, тогда человек должен был услышать: Господь Бог твой — Господь един есть (Второзаконие 6:4). Когда сыны Израилевы будут ожидать другаго Христа, а не Того, Который пришел, они услышат: Аз первый и по сих. Аз есмь алфа и омега (Откр. 1:10); алфа (Α) отверста книзу, а омега (ω) отверста кверху — да исполнится реченное: сшедый, Той есть и возшедый превыше всякаго начальства и власти и господства и всякаго имене именуемаго (Ефес. 4:10, 1:21). А дабы размышляя о словах Аз есмь первый и Аз по сих; Аз есмь алфа и омега; Господь Бог твой Господь един есть; Аз есмь Сый (Исход 3:14), не стал кто-либо отрицать Христа и Святаго Духа, для сего сказано: Отец Мой болий Мене есть (Иоан. 14:28); и еще: да знают Тебе единаго истиннаго Бога и Его же послал еси Исус Христа (Иоан. 17:3). Сказано сие не в том смысле, будто Сын не есть истинный Бог, но для того, чтобы наименование Троицы возвести к единству и обратить мысль человеческую от многобожия к единому Божеству.

Глава 8

* Если же Арий, заблудившись умом, подумает, что Один только называется истинным Богом, то есть Отец, а Сын, хотя и есть Бог, но неистинный: таковаго опять иным образом изобличает, говоря: Аз есмь свет истинный, Иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир (Иоан. 8:12, 1:9). Об Отце же сказано, что Бог свет есть (1Иоан. 1:5), а не сказано: свет истинный, дабы мы из наименования Бога истинным и света истинным познавали равенство Божества у Отца с Сыном и у Сына с Отцем; и Отец именуется светом, и Сын именуется Богом без прибавления здесь слова: истинный; и не было нужды говорить, потому что нет никакого сомнения; ибо словами Бог и свет ясно показано единое совершенство одинаковой истинности, как Отца по отношению к Сыну, так и Сына по отношению к Отцу. Таким образом все безумие твоего заблуждения опровергнуто. Ибо Отец есть Отец, Сын есть Сын, Святый Дух есть Святый Дух, Троица единое Божество, единая слава, единое господство. Ему слава и держава, Отцу в Сыне, Сыну во Отце со Святым Духом во веки веков, аминь.

* Отрясши и эту ересь, как бы ливийскаго змия, или лягушку, или ужа, или некий иной вид пресмыкающихся — весьма страшных, но не имеющих силы укушением причинить вред, и поправ ее силою Святой Троицы, призовем, идя вперед по порядку ересей, самаго Заступника нашего убожества и скудости, да поможет Он достойным образом изобличить то, что говорится и что бывает в каждой ереси и сделать их опровержение.

Об Оригенистах первых, — они же срамные. Сорок третья, а по общему порядку шестдесят третья ересь

Глава 1

* Некоторые еретики называются Оригенистами; этот род ереси находится не везде. По моему мнению, и эта ересь явилась вслед за теми ересями. А от чего именуются они Оригенистами, не совсем ясно мы знаем, — от Оригена ли адамантоваго, прозваннаго Синтактом (сочинителем), или от кого-нибудь другаго, — не знаю. Впрочем это название у нас принято.

* Ересь их признается похожею на ересь Епифана, о котором я сказал выше, при изложении ересей гностических. Они принимают различныя писания Новаго и Ветхаго завета, отвергают брак и не знают границ в сладострастии. Некоторые говорили, что эта ересь родилась в Риме и в Африке. Они оскверняют развратом и тело свое, и ум, и душу. Некоторые из них — по виду монашествующие, а живущия с ними женщины на вид будто монахини. Тело у них истощенное: удовлетворяя своей похоти, они, выражусь скромнее, совершают дело сына Иудина, по имени Авнана (Бытие 38:9). Ибо как он, когда телом соприкасался Фамари и удовлетворял похоти, не делал надлежащаго для произведения потомства, сообразно с дарованным от Бога способом чадотворения, но самым способом худаго действия совершал грех против себя самаго: так и они пользуются мнимыми женами, совершая это незаконное дело. Для них служит предметом соревнования не невинность, но лицемерная чистота, носящая одно имя. Они заботятся о том, чтобы женщина от растления не сделалась беременною, или чтобы не умножить чадородия в мире, или чтобы их не уличили люди; они хотят быть в чести за этот почитаемый у них подвиг целомудрия, и однако же вот что делают. Другие же предпочитают совершать это самое срамное дело не посредством женщины, а иными способами, оскверняясь собственными руками. И в этом они подражают вышеупомянутому сыну Иуды, оскверняя землю своими преступными действиями и мерзскими каплями, и своими ногами растирая по земле свои истечения, дабы их семя не было похищено нечистыми мухами, к зачатию и порождению демонов.

Глава 2

* Они, как уже сказал я, пользуются различными писаниями Ветхаго и Новаго завета и некоторыми книгами апокрифическими, в особенности так называемыми деяниями Андрея и других. Они даже часто хвастались тем, что совершают это открыто, между тем обвиняют тех из принадлежащих к Церкви, которые имеют возлюбленных, так называемых сожительствующих (τὰς συνεισὰκτους) жен, — обвиняют за то, будто и они совершают это тайно, стыдясь людей, так что к беззаконию приобщаются, а по внешности, во избежание людской молвы, украшаются честным именем. Об некоторых из умерших нам разсказывали некоторые, что и они делали то же, — разсказывали люди, слышавшие это будто бы от самих изнасилованных женщин. В числе таковых выставляли на вид имя одного Епископа, довольно лет проходившаго должность епископскую в небольшом городе Палестины, будто он имел у себя в услужении таковых женщин, т. е. сожительствующих; а еще нам известно, что он был из числа исповедников. Однакоже мы не поверили тем, которые разсказывали это и говорили, будто они слышали о том от самих женщин, хотя крайняя пронырливость людей, говоривших это, побуждала нас то верить, то не верить дурной молве о преждеупомянутом старце Епископе, пущенной после его смерти. А вина, взведенная на него, была такая: когда кого-то из таких застали на месте греха с женщиною, и когда мы уличили его, он представлял в свое оправдание, будто женщина, соблудившая с ним, хотя уже пожилая летами и устаревшая, показала ему этот непотребный образ действия и научила его, как делать и скверныя свои истечения разсеявать по земле.

Глава 3

* Таковы-то их гнусныя действия, обольщающия их ум, по ослеплению диавольскому. Представлять свидетельства, на основании которых они подвергаются падению, я не считаю нужным, чтобы, желая подробно разсказать с целию отвратить от беззаконнаго действия каждой ереси, не направить скорее ко злу мысль людей не укрепившихся и всегда способных к разслаблению, наклонных уловлять для себя зло вместо добра. Но для отвращения от этой страшной и свойственной пресмыкающимся ереси, я из многаго предложу лишь немногое.

* Откуда вы, любезные, взяли мысль о таком беззаконном вашем действии? И прежде всего, для кого не очевидно все это, именно что ваше учение есть демонское, что оно есть злоухищрение, измышленное людьми обольщенными умом и испорченными? Ибо если зачатие (по вашему мнению) есть дело совершенно худое, то, конечно, не по причине чадорождения, а по причине плотскаго совокупления; зачем же, побеждаемые сладострастием, вы совокупляетесь телом? Если же плотское совокупление не есть дело худое: то не составляет худаго дела, чтоб зачатое посредством совокупления соделалось рожденным. Отказавшись от этого, человеку не нужно возделывать землю. Авель, например, был пастырем овец, а Каин обработывал землю. Иной возделывает землю подобно Ною, который был человек делатель земли, и насади виноград (Бытие 9:20); он насадил виноград но не затем, чтобы на нем не было гроздов; а насади и испи от плода сего, и упися, как написано (Бытие 9:21). В этом старца можно извинить. Будучи благоугоден Богу, он подвергся опьянению не вследствие невоздержности, но, может быть, от горести впал в состояние несознательное, и не вынесши действия той и другой причины, по слабости и старости подпал немощи, не заслуживая однакоже посмеяния от сына. А посмеявшийся стяжал себе проклятие, в пример того, что наносящие оскорбление родителям будут наказаны, равно как и помыслы возстающие в вас на разум Божий и на прекрасно устроенный порядок.

Глава 4

* Хотя брак и не так восхвален, как девство, хотя девство выше его, и истинное и неоскверненное девство называется славным и добродетельным: однакоже и брак честен, если имеет целию чадородие, а не обращает прекрасно созданное от Бога к постыдной цели, но надлежащим образом соблюдает учрежденный от Бога порядок брачнаго общения. Девство истинное таково, каким восхваляет его Святый Апостол: дева и непосягшая печется о Господних, како угодити Господеви, да будет свята и телом и духом (1Кор. 7:34); сим показал он, что одиночество не подает никакой причины даже к подозрению в проступках. Но мы знаем, что и Авраам раждал детей, и между тем был другом Божиим, и Исаак, и Иаков и прочие. Они не осквернили себя делами беззаконными, ибо не прикасались к мерзостям, и не относились враждебно к деторождению, путем честнаго брака прекрасно устроенному от Бога, и подвизавшиеся между ними в целомудрии и девстве не нарушили законов подвига, и похвальнаго образа подвижничества не исказили облекшись в оный как бы в шутку. Илия совсем почти не входил в города, и не был собеседником с женщинами, но постоянно пребывал в пустынях; и Елисей, и Иоанн, и все, которые, имея в виду сей великий образ последования ангелам, по евангельской заповеди Господа исказиша сами себе Царствия ради небеснаго (Матф. 19:12).

* Многое имели бы мы сказать об этом, и многими местами Божественнаго Писания могли бы изобличить их мысли, на посмеяние вложенныя в них диаволом, но довольствуемся сим немногим. Ибо совершенно очевидно, что такое дело у них не от разума, и не от Бога таковое знание, но по действию демонов бывает это поругание и падение их в беззаконное дело. Отразив и эту ересь как бы страшную змею, именуемую ехидною, которая ростом мала, но испускает ужасное по своей ядовитости дыхание и наносит гибель приближающимся к ней, — сокрушив ее, перейдем к следующим ересям, призвав Бога на помощь к совершению всего труда нашего в Боге.

Отделение 2

О Павле Самосатском. Сорок пятой, а по общему порядку шестьдесят пятой ереси

Глава 1

* Павел, называемый Самосатским, появился и следует за Новатом и Оригеном, в последствии причисленным к еретикам, за то, что он возмечтал о себе высоко, возстал против истины тщеславным своим пустословием и мыслию, поколебленной диаволом. Его должно оплакивать, как по истине завистию диавола отпадшаго и падшаго с высоты; ибо на нем исполняется сказанное: рачение злобы помрачает добрая, и парение похоти пременяет ум незлобив (Премудрость Соломона 4:12). И так этот, о котором нам следует говорить в нашем изложении, Павел Самосатский, имя котораго в начале мы упомянули, и об ереси котораго составляем разсказ, был из Самосат, — города, находящагося в пределах Месопатамии и Евфрата. В это время, во дни императоров Аврелиана и Проба, он поставляется епископом святой кафолической Церкви Антиохии. Но вознесшись умом отпал от истины и возобновил ересь Артемона, который жил за много лет прежде и сгиб.

* Павел говорит, что Бог Отец и Сын и Святый Дух есть единый Бог; а всегда сущее в Боге Слово Его и Дух Его есть, как в сердце человека его собственное слово. Сын Божий не имеет бытия ипостаснаго, но в Самом Боге, именно как учили и Савелий, Новат, Ноэт и другие. Однакож этот не одинаково с ними учил, а иначе, чем они. Слово будто бы пришло и вселилось в Исусе, истинном человеке. И таким образом, говорит он, Бог есть один, и Отец не Отец, и Сын не Сын, и Святый Дух не Святый Дух, но один Бог Отец, а Сын Его в Нем, как слово в человеке. В защиту своей ереси он выставляет на вид свидетельства Писания, именно слова Моисея: Господь Бог твой, Господь един есть (Второзаконие 6:4). Он не говорит согласно с Ноэтом, что Отец пострадал, но говорит, что Слово, пришедши, действовало одно и взошло к Отцу; и много у него нелепаго.

Глава 2

* Посмотрим же, окажутся ли состоятельными слова этого обольщеннаго. Он говорит, что Христос сказал: Аз во Отце и Отец во Мне (Иоан. 14:10). И мы сами говорим, что Бог Слово от Отца, и с Ним всегда существует, от Него будучи рожден, но не говорим, что Отец существует без Слова ипостаснаго. Но Слово Отца, Единородный Сын есть Бог Слово, как говорит Христос: всяк иже исповесть Мя, исповем его и Аз пред Отцем Моим (Матф. 10:32). Выражение: Мя пред Отцем Моим указывает на Отца, ипостаснаго по естеству. Но последователи Самосатскаго, искажая иудейство и ничего больше в сравнении с иудеями не имея, должны быть названы вторыми иудеями и самосатянами; они не что иное, как иудеи, и пред ними имеют только преимущество в имени. Ибо отрицая у Бога — Бога Сына Единороднаго и Слово, они таковы же, как и те, которые отверглись Его во время Его пришествия, сделались убийцами Бога и Господа и отрекшимися Бога. Правда впрочем, что они ни обрезания не имеют, ни суббот не хранят, ни всего другаго, как иудеи.

Глава 3

* Действительно мы и сами не говорим, что существуют два Бога, или Божества, но едино божество, поелику не говорим, что два Отца, или два Сына, или два Духа Святых; но Отец и Сын и Святый Дух едино Божество, едино достославимое. А он говорит, что Бог один не потому, что Отец есть источник, но что Бог вообще один, уничтожая сим, на сколько ему можно, божественность и ипостасность Сына и Святаго Духа, и признавая самаго Отца единым Богом, никогда не раждавшим Сына, так что Отец и Сын оба не совершенны: Отец не раждает Сына, и Слово Бога живаго и истинной премудрости безплодно. Они думают, что Слово таково же, каково оно в сердце, и что мудрость такова же, как в душе человека, какую имеет каждый, стяжавший от Бога разумение. Посему они говорят, что Бог вместе с Словом есть одно Лице, как человек один и его слово, ничего, как я сказал, не думая более иудеев, слепотствуя в виду истины и глухие к Божию слову и к проповеди о жизни вечной. Они не стыдятся истиннаго слова Евангельскаго, которое говорит: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Иоан. 1:1,3). Ибо если в начале бе Слово и Слово бе к Богу, то значит, оно существует не по произношению только, но по ипостаси. И если Слово бе у Бога, то уже не Слово Тот, у Котораго оно было, потому что Тот, у Котораго оно было, не есть Слово. Если Он имеет Бога Слово в сердце и притом нерожденное, то что значит речение: бе и что Бог бе Слово? Ибо слово человеческое не есть человек у человека: оно ни живет, ни существует лично, а есть только движение сердца живущаго и самостоятельно существующаго, но не личное существо. Ибо вместе с тем, как произносится, тотчас уже его нет, но говорящий пребывает: Слово же Божие, как говорит Святый Дух устами пророка, Слово Твое во век пребывает (Псалтырь 118:89). Согласно с сим говорит и Евангелист, исповедуя Бога явившагося и пришедшаго, но не присовокупляя Отца к воплощению Слова. Ибо говорит: Слово плоть бысть и вселися в ны (Иоан. 1:14), а не сказал Слово и Отец плоть бысть. И еще говорит: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово, а не сказал: в Боге было Слово.

Глава 4

* И чтобы некоторые не стали злонамеренно думать, ясныя и живыя выражения превращая на зло себе и ко вреду (ибо в разнообразных видах открывается, что прилежит сердце человека прилежно на злая от юности (Бытие 8:21), и не начали говорить: Евангелист не сказал: в Боге бе Слово, как и ты говоришь, но: Слово бе у Бога; значит, Слово не есть из ипостаси Отца, но Слово вне Бога, — для того истина обращает их вспять, руководя на правый путь сынов своих и изобличая мысли, от пути ея заблуждающия, и сам Единородный говорит: Аз от Отца изыдох и гряду (Иоан. 16:28); Аз во Отце и Отец во Мне (Иоан. 14:10). Глаголавший во пророцех о Сыне, не имея в себе ничего телеснаго, но имея словеса духовныя, снисходя к немощи человечества, для осязательности представления о Сыне, обращается к тому, что бывает с нами, чтобы изобразить, что от Него истинно родился Бог от Бога, Бог истинный от Бога истиннаго, не вне существующий, но от его существа, — и говорит у Давида следующия слова: из чрева прежде денницы родих тя (Псалтырь 109:3), как перевели семдесят. А другия переводчики, например, Акила: от чрева утреневавшаго тебе роса юношества твоего. Симмах: как в утро росы юность твоя. Феодотион: из чрева от ранней юности твоей. Пятое же издание: из чрева от утра тебе роса в юности твоей. Шестое издание: от чрева будут искать тебя роса юношества твоего. А в еврейском: μηρέμ μεσσαὰρ λακτὰλ ἱελεδεχέθ, что ясно и несомненно значит: из чрева прежде денницы родих тя. Ибо слово: μηρέμ значит из чрева; μεσσαὰρ же — что́ раньше всего, что́ прежде денницы; λακτὰλи прежде росы, дитя; ἱελεδεχέθ — значит: родих тя. Это для того, чтобы ты из этого слова познал, что ипостасный Бог-Слово рожден от Отца по естеству, безначально и довременно, прежде, чем что-либо было. Ибо не звезду утреннюю исключительно разумел здесь под именем звезды, хотя много звезд произошло в четвертый день, а также солнце и луна, но еще прежде произошли деревья и плоды, твердь, земля и небо, и вместе с сими произошли Ангелы. Ибо если бы не вместе с небом и землею были сотворены и Ангелы, то не сказал бы Бог Иову: егда сотворены быша звезды, восхвалиша Мя гласом вси Ангели Мои (Иов 38:7). И так слово: прежде денницы — поставлено для того, чтобы им выразить: прежде бытия чего-либо и сотворения. Ибо Слово всегда было с Отцем, так как вся Тем быша и без Него ничтоже бысть (Иоан. 1:3).

Глава 5

* А может быть скажет кто-либо: ты доказал, что Ангелы существуют прежде звезд, между тем говоришь, что они произошли в одно время с небом и землею. Почему ты сделал такое показание, — скажи нам. Вообще не прежде ли неба и земли они произошли? Ибо нигде Писание ясно не обозначает времени сотворения Ангелов. Доказал ты хорошо, что они существуют прежде звезд. Ибо если бы их не было, то как бы они восхаляли Бога, при сотворении звезд? — А мы всякое решение вопроса можем высказывать не от собственных соображений, но на основании Писания. Ибо Слово Божие ясно дает знать, что и не после звезд произошли Ангелы и не прежде неба и земли, так как очевидно непреложно сказанное, что прежде неба и земли не было ничего сотвореннаго; что в начале сотвори Бог небо и землю (Бытие 1:1), когда было начало творения и прежде того не было ничего сотвореннаго.

* И так находящееся в человеке слово не может, как я прежде сказал, быть названо человеком, но словом человека. Если же Слово Божие есть Бог, то Оно не есть неипостасное слово, но ипостасный Бог-Слово, от Бога рожденное безначально и довременно; ибо Слово плоть бысть, и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко единороднаго от Отца, исполнь благодати и истины. Иоанн свидетельствует о Нем, и воззва глаголя: Сей бе, Его же рех, Иже по мне грядый, предо мною бысть, яко первее мене бе (Иоан. 1:14-15) Он пришел в мир, да спасется им мир (Иоан. 3:17). В мире бе и мир Тем бысть, и мир Его не позна (Иоан. 1:10). Видишь ли Единородное Слово? Видишь ли, что полным (благодати истины) Оно является в мире между людьми и имеет полную славу Единороднаго от Отца? Не так, как бы Отец был Словом; не так как бы Отец явился соединенным с Словом, как человек является вместе с своим словом, и слово его не может явиться, если не будет вещающаго слово. И так чему я поверю? С чем соглашусь? От кого получу жизнь в учении? От святых ли и Духоносных Евангелистов, сказавших о Слове, посланном от Отца, или от этих последователей Павла Самосатскаго, которые говорят, что Бог вместе с Словом и Слово вместе с Богом, которые утверждают, что у Отца с Словом и у Слова с Отцем одно лице? Если же одно лице, то таким образом один посылает, а другой посылается? Ибо послешь, — говорит пророк, — слово и истает я: дхнет дух его, и потекут воды (Псалтырь 147:7). И еще: Аз изыдох от Отца и гряду (Иоан. 16:28); и Аз живу и живет во Мне пославший меня Отец (Иоан. 6:57). Каким же образом посланный посылается и является во плоти? Ибо Бога никтоже виде нигдеже Единородный Бог37 сый в лони Отчи, Той исповеда (Иоан. 1:18). Говорит: Единородный Бог; ибо Слово рождено от Отца, а Отец не рожден, посему Единородный есть Сын.

Глава 6

* Божественное ведение восхотело проповедать истину свою, по своему предведению, для охранения наших душ; поелику оно знало безумие Самосатскаго, и зломыслие ариан, и злодеяние аномеев и падение манихеев, и злоухищрение прочих ересей; то посему божественное слово и охраняет нас относительно каждаго речения; Отца не называет оно единородным. Ибо каким образом единороден нерожденный? А Сына называет единородным, дабы Сын не был сочтен за Отца и дабы Бог Слово не был уподоблен слову в сердце человека. Ибо если называется словом, то называется для того, чтобы не подумал кто-либо, будто Он чужд сущности Бога Отца, и Слово не есть безличное, но ипостасное, потому что оно единородный, исполнь благодати и истины. Видишь ли, сколь многое служит к утверждению нашей жизни? Посему слова: Бога никтоже виде нигдеже — имеют целию означить невидимость Отца и божества Его, и подтвердить собственное божество Сына, являющееся во плоти.

* Сколько же еще и кроме этого в подкрепление нам можно собрать и представить против безумия Самосатскаго? Если Сын был во Отце, как слово в сердце человека, то как Он явился вещающим От Своего лица? Во время беседы с своими учениками, Он говорит: видевый Мене виде Отца (Иоан. 14:9). Не сказал: Я Отец; но слово: Мене означает: во Отце. И не сказал: Я — Он; но: Аз приидох, во имя Отца Моего (Иоан. 5:43), И: Он есть свидетельствуяй о Мне (Иоан. 5:32,37). И еще говорит о Духе Святом: иного Утешителя послю вам (Иоан. 14:16, 15:26). Смотри, как употребляет слова: послет, иного, Аз, дабы показать, что Отец имеет личное бытие и Дух Святый имеет личное бытие. Он Мя прославит, — говорит о Святом Духе, — яко от Моего приимет (Иоан. 16:14). И о каком Духе говорит? Иже от Отца исходит, и от Моего приимет. Кроме того говорит: двоих человеков свидетельство станет, и Аз свительствую о Мне, и свидетельствует о Мне пославый Мя Отец (Иоан. 8:14, 17-18). А сколько еще других свидетельств и кроме этих? Вот Он говорит: исповедаютися, Отче, Господи небесе и земли, яко утаил еси сия от премудрых и разумных, и открыл еси та младенцем. Ей Отче, яко тако бысть благоволение пред тобою. Вся Мне предана суть Отцем Моим, и никтоже знает Сына токмо Отец; ни Отца кто знает токмо Сын, и ему же аще Сын откроет (Матф. 11:25-27) Слова: открыл еси младенцем и вся Мне предана суть Отцем Моим, — сказал для того, чтобы пресечь вымышленную чуждую речь их.

Глава 7

* Но посмотри, что́ диавол, всегдашний противник рода человеческаго, породил в них, так что они говорят по дьявольскому внушению. Против сего защищают себя эти служители ереси иудейской, устыждаемые ясным руководственным учением божественных Евангелий, чтобы не показаться им совершенно противодействующими истинному разумению Евангелия. Они говорят, что Исус был человек и Его вдохновило Слово свыше. И что говорит Он о Себе, то говорит, как человек. Ибо Отец вместе с Сыном — Один Бог, а человек обнаруживает собственное лице в том, что Он от нижних (Иоан. 8:23). И таким образом образуются вполне два лица. Но как же человек может быть Богом, о глупейший из всех людей и отчуждившийся умом от небеснаго разумения? Как может быть по твоему простым человеком Тот, который говорит: видевый Мене виде Отца (Иоан. 14:9)? Ибо если человек таков же, как Отец, то Отец нисколько не отличается от человека. Если же Бог Слово, совершенный, как человек, есть вместе совершенный Бог свыше от Отца рожденный, то Он справедливо и ясно вещает о себе говоря: видевый Мене виде Отца, как и иудеи говорят о Нем. Ибо говорит: искаху убити Его не только за то, что он это делал, но и за то, что называл себя Сыном Божиим, говоря, что Он равен Богу (Иоан. 5:18). И еще: говоря: видевый Мене виде Отца, Он называет Отца Богом, равным себе. А человек не равен Богу и не таков как Бог, но таков воистинну рожденный от Бога Отца, Бог Сын Единородный; ибо Павел говорит о нем: Иже во образе Божии сый не восхищением непщева быти равен Богу, но себе умалил, зрак раба приим (Филип. 2:6-7). Был во образе, сказано о Нем, как о Боге, а зрак раба называет принятым отвне, и не сказал, что он когда-либо принадлежал ему. Часто впрочем и по-человечески беседует Спаситель наш и Господь Исус Христос, Бог Слово, и часто сообразно с человеческими ощущениями вещает, но не тогда, когда говорит: изыдох от Отца Моего и гряду (ибо сие не может быть сказано со стороны человеческой природы), — а тогда, когда справедливо свидетельствует, говоря: аще Аз свидетельствую о Мне, свидетельство Мое несть истинно (Иоан. 5:31), дабы показать свое вочеловечение. Напротив, со стороны Божества говорит: аще Аз свидетельствую о себе, истинно есть свидетельство Мое (Иоан. 8:14), чтобы показать истинное божество и истинное вочеловечение.

Глава 8

* И так не два Бога, потому что не два Отца; и ипостась Слова не уничтожается, потому что нет никакого примешения божества Сына к Отцу. Сын не инаго существа с Отцем, но единосущен Отцу. Он не может быть инаго существа с родившим, Он и не тождесущен, но единосущен. Но опять мы не говорим, что Он не один и тот же по существу с Отцем. Ибо по божеству и по существу Сын тот же со Отцем, а не инаков сравнительно с Отцем, и не от иной ипостаси, но точно Сын Отца по существу и по ипостаси, и по истине. Но Отец не есть Сын, и Сын не есть Отец, но Сын, истинно от Отца рожденный. Посему и не два Бога, и не два Сына, и не два Духа Святых, но едино Божество Троица единосущная, Отец, Сын и Святый Дух. Когда ты скажешь: единосущная, это не означает смешения. Ибо единосущное не означает одного, и не разделяет существа истиннаго Сына относительно Отца и не отчуждает ипостась для сохранения единосущия. Ибо не два начала проповедует божественное слово, но одно начало. Соберутся, — говорит, — дом Иудин и дом Израилев и поставят себе власть едину (Осия 1:11). И так проповедующий два начала проповедует двух богов, и отрицающий Слово и ипостась Его обнаруживает иудейство. Ибо Маркион допускает два начала, или лучше три, противныя одно другому. Новые же иудеи, эти самосатяне, уничтожают ипостась Слова, почему и они оказываются Господоубийцами и с отрицанием Бога отрицаются спасения от Господа нашего.

* Итак начало одно, и Сын от него точный образ, естеством отображающий своего Отца и сходный с Ним во всех отношениях, потому что Он Бог от Бога, и Сын от Отца, Бог истинный от Бога истиннаго, и свет от света, едино божество и едино достоинство. Почему и говорит: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Бытие 1:26), а не по твоему образу, дабы не было разделения; и не по моему образу, дабы не обнаружить неподобия и неравенства: но по образу нашему; и сказано: сотворим, дабы Отец не был чужд того, что произошло от Него, ни Единородный не был чужд творчества. Но Отец творит вместе с Сыном и Сын, имже вся быша, есть Творец вместе с Отцем, и потому что Сын рожден от Него, Он есть един Бог совершенный, от совершеннаго Отца, и един совершенный Отец совершеннаго Сына, имеющаго образ Отчаго совершенства, образ Бога невидимаго, не подобие образа, не образ образа, не несходный, но образ Отца, дабы показать по истине непреложность рождения от безначальнаго и вечнаго.

* Итак Сын есть образ Отца. Но и цари оттого, что имеют образ, не становятся двумя царями, но один царь с своим образом; один царь, и не то, чтобы какая-либо одна из двух частей была не совершенна, но совершен Отец, совершен Сын, совершен Дух Святый. Ибо Аз во Отце, не как слово в сердце человека, но мы знаем Отца мыслимаго вместе с Сыном и Сына, рожденнаго от Отца. И Слово Божие пришло в человека, не как в жилище; и Слово явилось в нем не после рождения, и потом будто бы опять существует горе в Боге так, как слово в сердце человека. Ибо это свойственно демонскому безумию и имеет признаки совершенно Богоотрицания.

Глава 9

* Разсуждая, что этого не многаго достаточно для опровержения его ереси; ибо не непобедима сила его и не такова, чтобы всякий разумный человек не мог ее опровергнуть; посему и корни терний сего еретика отсекши проповеданием истины и разсуждением, и яд, так сказать, потушивши, и доказав его вредоносность, мы, призвав на помощь вместе с Сыном Отца, истинно сущаго, и Сына, рожденнаго истинно ипостасным, и Святаго Духа Его, Духа ипостаснаго и спасительнаго в домостроительстве и в деле воплощения, сокрушивши, говорю, крестом, трофеем над смертию, главу возбудителя этого вопроса новых иудеев, перейдем, возлюбленные, к последующему.

* Одна эхидна, так называемая дриина, похожа на этого ересиарха; говорят, что дриина скрывается постоянно в траве или в дубах: почему и называется дрииною (от δρύς — дуб) от того, что она любит деревья и находясь среди опадающих с дерев листьев, подходит к зеленожелтому цвету листа. Хотя и не столь сильную боль причиняет это животное, но если яд его долго остается в теле, то причиняет смерть. Так и Павел Самосатский и ересь его принимает на себя подобное множество других лжеучений; он облекся во имя Христово, но принял мудрование иудеев; исповедует Христа Словом, но разсуждает о Нем, как о не сущем. И во многих случаях он не стыдится выводить себя на показ. Его мнимое учение, а в сущности заблуждение, низложивши в подножие Христово, и врачебным ножем Евангелия сделав надсечку уязвленным и извлекши яд из них, перейдем, как я сказал выше, к следующему разсуждению.

Раскол Мелетия Египетскаго. Сорок осьмая, а по общему порядку шестдесят осьмая ересь

Глава 1

* Секта Мелетиан существует в стране египетской и называется так от некоего Мелетия, бывшаго епископом в Фиваиде и принадлежавшаго к кафолической Церкви и православной вере: ибо вера его в некоторое время не отступала от святой кафолической Церкви. Этот Мелетий жил и действовал в одно время с вышесказанным Иераком и был его преемником; был также современником и святаго Петра, епископа Александрийскаго. Все они жили во время гонения, бывшаго при Диоклитиане и Максимиане. Но что касается до Мелетия, то дело его шло таким образом:

* Мелетий произвел раскол, но не был изменником веры. Во время гонения он, вместе с Петром, святым епископом и мучеником и другими мучениками, был схвачен поставленными от царя тогдашними правителями Александрии и Египта; правителями же были — в Фиваиде Куклиан, а в Александрии Гиерокл. Мелетий и вышесказанные мученики вместе с Петром архиепископом Александрийским заключены были в темницу. Хотя Мелетий казался выше других епископов египетских и занимал по архиепископии второе место после Петра, будучи как бы ему помощником: впрочем был у него в подчинении и по делам церковным относился к нему. Ибо таков там обычай, что александрийский епископ управлял церковными делами во всем Египте, Фиваиде, Мареоте, Ливии, Аммониаке, Мареотиде и Пентаполе. Итак все они, схваченные за исповедание, отданы были под стражу и довольно времени пробыли в заключении. Другие, прежде них взятые, были мучены, получили наконец награду и скончались: эти же, как люди высокие и великие, были сберегаемы к концу.

Глава 2

* Когда некоторые были замучены, а другие отказались от мученичества и совершили нечестивое дело служения идолам, и по необходимости коснулись и жертв, эти падшие, принесшие жертву и преступившие закон, пришли к исповедникам и мученикам, чтобы посредством покаяния получить милость: некоторые были из воинов, иные из клириков разнаго чина, пресвитерскаго, диаконскаго и других. Тогда произошло не малое движение и смятение среди исповедников: одни говорили, что однажды отпадших и отвергшихся, не пребывших в мужестве и не совершивших подвига, не должно допускать до покаяния, дабы и остальные, всего менее заботясь о наказании, вследствие такого, скоро сделаннаго им снисхождения, не совратились, не отверглись Бога и не предались нечестивому служению языческому. Эта речь исповедников была благоразумна. Говорили же так Мелетий и Пилей и вместе с ними многие другие из мучеников и исповедников. Говорившие это очевидно восприяли ревность по Боге. Говорили они еще, что если спустя довольно времени после прекращения гонения, в мирное время будет дозволено вышеозначенным людям покаяние, и если они истинно покаются и покажут плоды своего покаяния: то и тогда никого из клириков не принимать в клир, но, по прошествии известнаго времени, допустить их до Церкви и общения и считать в числе простых людей, но не клириков. И это было правдолюбиво и исполнено ревности.

Глава 3

* Но святейший Петр, как человек милосердый и отец всех, просил и умолял их, говоря: будем принимать их кающихся, назначим им покаяние, чтобы они состояли при церкви, и не будем отвращаться ни их, ни клириков (как гласит дошедший до нас слух), чтобы по недостатку мужества и по немощи однажды потрясенные и поколебленные диаволом, вследствие стыда и отсрочки времени, совершенно не отвратились от истины и не остались без уврачевания, согласно с написанным: да не хромое совратится, но паче да исцелеет (Евреям. 12:13). Итак слово Петра было за милость и человеколюбие, а слово Мелетия и его приверженцев — за истину и ревность. Отсюда, когда одни говорили то, другие другое, произошло разногласие, хотя взгляд на предмет той и другой стороны, представлялся благочестивым. Но когда архиепископ Петр узнал, что Мелетиане возстали против его человеколюбиваго желания и еще более увлеклись божественною ревностию, тогда он сам устроил посреди темницы занавес, растянув одежду, т. е. мантию и диакону приказал провозгласить: те, которые принимают мое мнение, пусть придут ко мне: а которые держатся мнения Мелетия, пусть идут к Мелетию. И отделились к Мелетию множество епископов, монахов, пресвитеров и других чинов: а при архиепископе Петре остались весьма немногие из епископов и немногие из других сословий. С сего времени они молитвы и другия священнодействия совершали каждый отдельно. Между тем блаженный Петр скончался мученическою смертию, оставив своим преемником в Александрии Александра. И так он занимает престол после означеннаго Петра. А Мелетий со многими другими был осужден в ссылку и сослан в Фенисийские рудники. Тогда Мелетий с исповедниками, которые вместе с ним везены были, и в темнице и во время пути, в каждой стране и в каждом месте, где проходил, поставлял клириков, епископов, пресвитеров и диаконов, и устроял частныя церкви; между тем ни последователи Мелетия, ни последователи Петра, имевшие у себя древния церкви, не имели между собою никакого общения. Надписывали же каждый на своей церкви так: последователи Петра, имевшие у себя древния церкви, писали так: кафолическая Церковь; а приверженцы Мелетия: — Церковь мучеников. Таким образом сам Мелетий, проходя Елевферополь, Газу и Елию, многих рукоположил. В означенных рудниках пришлось ему жить довольно долго. Наконец исповедники, — как бывшие на стороне Петра, (а их было еще много), так и Мелетия, освобождаются от рудников. И в рудниках они не имели общения друг с другом и не молились вместе. Мелетий и после сего жил в мире еще довольно долго, так что процветал и при Александре, преемнике Петра, и был с ним дружен. Он заботился о Церкви и о вере: ибо я часто говорил, что он ни в чем не изменил оной.

Глава 4

* Этот самый Мелетий, когда был в Александрии и жил там, имея особыя собрания с своими, схватил и представил к Александру Ария, так как огласилось, что он в толкованиях своих вышел за пределы веры. Был он в так называемой Вукалийской церкви в Александрии пресвитером. Тогда для каждой церкви был поставляем один пресвитер, церквей же было много, а теперь и еще больше. Поэтому и Арию поручена была церковь, хотя с ним вместе был и другой. Но об них подробнее поговорим в своем месте, когда будет надобно. Как скоро взят был Арий, Александр тотчас же, собравши собор епископов, просил произвести тщательное изследование о вере и спрашивал Ария о вкоренившемся в нем пагубном учении. Арий не отрекся, но нагло отвечал, как было дело. По этому Александр отлучает его от церкви, а вместе с ним отлучается и великое множество девственниц и других клириков, которые им были совращены. Арий после сего убежал и пустился в путь на Палестину. Пришедши в Никомидию, он написал отсюда письмо к Александру, что он не отступает от безумной мысли своего лжеучения. Вследствие сего чрез несколько времени по старанию и убеждению того же Александра, святаго епископа александрийскаго, блаженный Константин собрал собор в городе Никее, и ересь Ария предана проклятию после его смерти. Ибо сперва он пред лицом блаженнаго царя Константина отказался от своего учения и притворно и лукаво, даже с клятвою, произносил учение православное. Но царь сказал ему: если ты истинно клянешься, то пусть клятве твоей поверят, и ты будешь невинен: если же — коварно, то пусть накажет тебя Тот, Которым ты поклялся, что вскоре с ним и случилось, как скажем после. После сего Арий, действовавший вместе с Евсевием, епископом никомидийским, который был одного с ним мнения, представлен был тому же царю, как будто бы в самом деле отвергал и проклинал свою ересь. По этому царь приказывает и поручает Евсевию присоединить его к Церкви в Константинополе при Александре, епископе константинопольском, соименном епископу александрийскому.

Глава 5

* Между тем блаженный Александр, епископ александрийский, по смерти вышесказаннаго исповедника Мелетия, восприяв ревность против разделения Церкви, оставшихся после Мелетия, имевших свои частныя собрания, начал тревожить и силою принуждать к тому, чтобы они не отделялись от единой Церкви. А они не желали этого, возмущались и производили смятение. Когда же блаженный Александр сильнее начал стеснять и принуждать их, некоторые из них, стоявшие высоко и отличавшиеся жизнию и благочестием, берут на себя заботу и отправляются во дворец с прошением, чтобы им дозволено было безпрепятственно иметь свои частныя собрания. Тут были: Пафнутий — великий муж отшельник, бывший сыном исповедницы и сам несколько участвовавший в исповедничестве, Иоанн — епископ из их же числа, муж также почтеннейший, Каллиник, епископ пелузийский, и некоторые другие, принявшие в том участие. Когда же они пришли и хотели явиться к царю, то были прогнаны и удалены: потому что придворные, услыхавши имя Мелетиан и не зная, что это такое, не допустили их видеться с царем.

Глава 6

* Между тем Пафнутию и Иоанну и прочим случилось пробыть довольно долго в Константинополе и Никомидии. Тогда они дружатся с никомидийским епископом Евсевием и расказывают ему о своем деле. Они знали, что он имеет доступ к царю Константину, и просят его дать знать об них царю. Евсевий обещал доложить об них царю и исполнить дело их прошения, но в то же время требует он них исполнить и его просьбу, чтобы они приняли Ария в общение с собою: так как он приносил не искреннее, а притворное покаяние. Они дают обещание, и тогда Евсевий представляет их царю, объясняет их дело, и таким образом Мелетианам дозволяется иметь свои частныя собрания и не терпеть тревоги со стороны других. О, если бы эти Мелетиане, оказавшие себя ревнителями правды и истины, лучше вступили в общение с отпавшими после покаяния, нежели с Арием и его последователями! С ними случилось по пословице, что бегая от дыма они попали в огонь. Арий не мог иметь такого положения и дерзновения, если бы не имел такого случая, который и доныне служит для Ариан причиною их злаго между собою сообщества. Так Мелетиане, некогда в высшей степени чистые и правые в вере, соединились с учениками Ария. Большая часть из них в это время уже осквернились зловерием Ария, уклонившись от веры; некоторые же, хотя и пребыли в истинной вере, но по общению с Арием и Арианами не избавились от их грязной нечистоты. Итак вот по какому случаю произошла взаимная связь между Мелетианами и Арианами. Но спустя не много времени, — (я разскажу теперь то, что обещался разсказать), — когда Александр, епископ константинопольский принуждаем был допустить Ария до общения, когда он молился, стенал и преклонял колена в девятом часу в субботу пред престолом, Евсевий между тем говорил: если ты не захочешь добровольно присоединить его к Церкви, то без твоей воли он со мною войдет в церковь на другой день (день же наступал воскресный): когда, как я сказал, Александр молился и просил Господа нашего или взять его отсюда, чтобы не оскверниться вместе с Арием, похулившим Господа, или совершить какое-нибудь необычайное чудо, — что в тогдашния времена обыкновенно случалось не редко, — молитва святаго в скором времени исполнилась: Арий, ночью пошедши в известное место для отправления своей нужды, разселся, как некогда Иуда. Итак конец его жизни случился в месте смрадном и нечистом.

Глава 7

* После этого ученики его предприняли коварные замыслы против Церкви. Александр александрийский после Никейскаго собора скончался; Афанасия же не было тут после смерти Ария. Поставленный диаконом от Александра, он в ту пору послан был от него в царский дворец; ибо Александр завещал никого не поставлять в епископы, кроме Афанасия, так как и сам Александр и клирики и вся Церковь свидетельствовали в его пользу. Между тем Мелетиане, воспользовавшись тем, что не было епископа в Александрии, — (ибо Александрия никогда не имела двух епископов, как другие города), — поставляют на место Александра во епископа египетскаго некоего именем Феону: но он, пробывши три месяца, умер. Немного времени спустя после смерти Феоны, прибыл Афанасий. Тогда отвсюду собрался собор православных, и совершилось поставление Афанасия, и престол был отдан достойному, для котораго уготован был по воле Божией и по свидетельству и завещанию блаженнаго Александра.

* Тогда Афанасий начинает сильно безпокоиться и сокрушаться об отделении Мелетиан от кафолической Церкви. Он убеждал и просил их, и когда они не слушались, принуждал и понуждал силою. Часто он посещал смежныя церкви, особенно находящияся при Мареотском озере. Однажды, во время собрания Мелетиан, вошел туда один диакон из свиты Афанасия с некоторыми из народа и разбил, как говорит молва, кандило38 , отчего произошла ссора. Отсюда начались коварные умыслы против Афанасия: Мелетиане обвинили и оклеветали его то в том, то в другом, а Ариане содействовали им и совещались между собою по врожденной ненависти к святой вере Божией и православию. И доносят об этом царю Константину. Подстрекателем же всего их ухищрения и виновником вреда, направленнаго против Церкви и папы Афанасия, был вышереченный Евсевий никомидийский. Итак обвинители пришли к царю и говорят, что это сосуд для таин, который, как я сказал, некоторые называли кандилом; но кроме того обвиняли его в том, будто он прибил одного пресвитера мареотскаго, Арсения, и будто у него мечем отсечена была рука людьми Афанасия, или самим Афанасием. Принесли во дворец и показывали и самую руку, которая была в ящике.

Глава 8

* Услыхав об этом, царь распаляется гневом: ибо сей блаженный имел божественную ревность, но не знал, что они были клеветники вследствие ненависти Ариан к православию, о которой я выше сказал. Он приказывает собрать собор в Финикии, в городе Тире. Произвести суд он приказал Евсевию кесарийскому и некоторым другим. Они гораздо более были расположены к злоучению арианскому. Были приглашены и некоторые египетские православные епископы, подвластные Афанасию, — мужи знаменитые и великие, ведшие отличное житие в Боге. В числе сих был блаженный Потамон великий, епископ ираклийский и исповедник. Были тут и Мелетиане, в особенности обвинители Афанасия. Ревнитель же по истине и православию вышесказанный блаженный Потамон, который говорил свободно и никогда не лицемерил (во зремя гонения за истину он лишен одного глаза), увидев, что Евсевий сидит и производит суд, а Афанасий стоит, сильно возскорбев и заплакав о том, что случается с друзьями истины, обратился к Евсевию, громогласно говоря: ты, Евсевий, судишь, а Афанасий, будучи невинным, судится тобою. Кто может снести это? Скажи ты мне: не со мною ли ты был в темнице во время гонения? И вот я за истину лишен глаза, а ты не оказываешься потерпевшим какое-либо повреждение на теле и не подвергался мучению, но остался цел и невредим: каким образом ты освободился из темницы, как не тем, что обещал наведшим на нас тягость гонения совершить беззаконное дело или даже совершил? Услышав это, Евсевий приходит в негодование, и, вставши, распустил судилище, говоря: если вы, пришедши сюда, на нас говорите это, то обвинители ваши истину говорят о вас: если вы здесь самовластвуете, то тем более в своем отечестве.

Глава 9

* После сего Евсевий с приверженцами своими предпринял следующее: они посылают двоих паннонских епископов — единомышленников ариевых, Урсакия и Валента, в Александрию и Мареоту, где, говорили, произошли вышеупомянутыя события, именно относительно сосуда, и ссора по другим делам. Возвратившись, они донесли не так, как было на самом деле, но поставив одно вместо другаго, налгали и наклеветали на блаженнаго папу Афанасия, и, вымыслив, представили это письменно, будто истину, на собор Евсевию и другим, как в последствии показали раскаявшиеся Урсакий и Валент, которые с записями пришли к блаженному Юлию, епископу римскому, и умоляли его о прощении своей вины: мы, говорили они, оклеветали папу Афанасия; но ты допусти нас до общения и покаяния. С этими самыми покаянными записями обратились они и к самому Афанасию. Когда же папа Афанасий, будучи в Тире, увидел, что со всех сторон составляется против него сильный заговор, то прежде нежели идти в судилище и прежде нежели клеветы на него выставлены будут на вид противною стороною, ночью удалился и приходит к Константину во дворец и разсказывает ему свое дело. Царь, еще бывший под влиянием скорби, и думая, что обвинители говорят правду, а защищающийся лжет, продолжал гневаться. Когда он негодовал, папа Афанасий с сильною речью обратился к царю: разсудит Бог между мною и тобою, когда ты и сам согласуешься с клевещущими на нашу мерность. После этого случилось, что Афанасий, вследствие написаннаго царю от собора, осуждается в ссылку — (это низложение они совершают в его отсутствии), между прочим и за то, что царь, разгневавшись, оскорбился на него. Итак он в пределах Италии пробыл более двенадцати или четырнадцати лет.

Глава 10

* Но после сего разносится сильный слух, что Арсений, о котором клеветники возвещали, что он давно умер, и у котораго, говорили, отсечена рука, оказался в пределах Аравии, и что сам Арсений объявил о себе папе Афанасию, находившемуся в ссылке. Когда же папа Афанасий тайно пригласил его к себе, как говорит дошедшая до нас молва, и когда Арсений пришел к блаженному Афанасию (а тогда были тут вместе дети Константина, Констанс и Констанций), Афанасий показал им Арсения живым и с обеими руками: почему обвинители оказались виновными не только в клевете, но еще и в гробокопательстве, потому что приносили мертвую руку. Таким образом эта столь нелепая басня произвела всеобщий смех и изумление. Но затруднительно разсказывать об обвинителях, об обвиняемом и о всех других, о которых если говорить в частности, то я потрачу много времени. Когда умер Константин, папа Афанасий, который был в великом уважении, славе и любви в Риме, и во всей Италии, и у самаго царя, и детей его, Констанция и Констанса, этими двумя царями, после смерти Константина Великаго, возвращается из ссылки; Констанций был тогда в Антиохии и согласился на то. Это мы узнали из собственных писем трех царей, писанных к Александрийцам и к самому папе Афанасию. Итак он снова возседает на престол после преемника своего Григория, присланнаго Арианами во время пребывания Афанасия в ссылке.

Глава 11

* Но Афанасий опять был оклеветан пред Констанцием Стефаном и был удален. И потом еще подвергся козням со стороны Леонтия евнуха и его приверженцев. От этого случилось, что его изгоняли и опять призывали. Так Георгий возвращен был Констанцием, а Афанасий удалился и скрывался некоторое время до тех пор, пока был убит Георгий. В это время царствовал Юлиан, который, по смерти Констанция, уклонился в язычество. Александрийцы давно имели гнев на Георгия, умертвили его и сожгли и прах его развеяли по воздуху. Когда умер Юлиан в Персии, то занявший престол блаженный Иовиан написал к епископу Афанасию письма, исполненныя доверия и с великою честию вызвал и обласкал его, и послал его занять свой престол. Таким образом, святая Церковь, получив опять своего епископа, несколько утешилась. Но по смерти Иовиана, блаженный Афанасий опять подвергся тем же гонениям, толкам и смятениям, однако не был удален от Церкви и от своего престола: потому что Александрийцы ходатайствовали за него и весь город просил об нем. Хотя Лукий, и теперь еще арианин, поставленный в чужой области, вероятно в Антиохии, многократно просил царя Валента послать его на престол александрийский: но царь не захотел удалить Афанасия, опасаясь возмущения в народе. Наконец, когда папа Афанасий умер, был послан Лукий. Он много причинил зла Церкви, городу, народу, епископам, клирикам, поставленным от Афанасия и принимавшим его в каждой церкви, также и Петру, преемнику Афанасия в Александрии.

* Вот что произошло в Александрии до настоящаго времени. Епископы, пресвитеры и диаконы одни были сосланы в ссылку, другие подпали смертной казни в Александрии, иные осуждены на снедение зверьми, девственницы были умерщвлены и многие другие погибли. Еще и до сих пор Церковь Божия терпит бедствия от вышеупомянутаго дела мелетиан и ариан, произведших указанными способами смятение и утвердивших систему злоучения. Я говорю об арианах. Но о всем этом мы подробно разскажем при обличении Ария. А теперь оставлю этот предмет и перейду к ереси ариан, призывая Бога на помощь пред тем, как приступить к борьбе с этим страшным, многоглавым змием.

Книга 3

Отделение 1

О расколе Авдиан. Пятдесятая, а по общему порядку семдесятая ересь

Глава 1

* Авдиане или Одиане составляют особое учреждение. Удаляясь от мира они живут в монастырях, имеют общины в пустынях и вблизи городов, в предместиях, и везде составляют отдельныя жилища или общины. Этот Авдий, глава их, появился во времена Ария, когда собран был против Ария собор епископов, осудивших его. Он происходил из Месопотамии и был человек известный в своем отечестве чистотою жизни, ревностию по Боге и верою. Часто наблюдая, что делалось в церквах, он в лицо обличал епископов и пресвитеров, говоря им: это не должно быть так, не должно так поступать в этом. Говорил он это, как муж, любящий истину, и то, что свойственно людям, любящим и свободно говорящим правду и ведущим весьма строгую жизнь. Посему, видя такия злоупотребления в церквах, как я сказал, он вынуждаем был говорить обличения и не молчал; если он видел, что кто-нибудь из клира предан корыстолюбию, епископ то, или пресвитер, или другой кто из членов Церкви, — он решительно говорил против этого, и если видел, что кто-нибудь предан изнеженности и роскоши, или повреждает что-либо в церковном учении и постановлениях Церкви, — этот муж, не вынося всего этого, произносил, как я сказал, обвинение. И все это было неприятно тем, которые вели неодобрительную жизнь. Вследствие этого он подвергался оскорблениям, ругательствам, ненависти и, терпя эти нападения, гонение и безчестие, довольно долго находился в общении с Церковию, пока наконец некоторые, сильно потерпевшие от него, по этой причине не изгоняют его. А он не сдерживал себя, но старался еще более высказывать истину, не удаляясь от союза с единою святою кафолическою Церковию. Когда же он вместе с своими приверженцами стал часто подвергаться побоям и терпел сильныя страдания, он, отягощенный прежними обидами, принимает такое решение: отделяется от Церкви, а вместе с ним отпадают от нея и многие другие.

* Таким образом он произвел разделение, хотя ни в чем не уклонился от веры, напротив, и сам он, и его приверженцы веровали весьма правильно; и если можно спорить с ним и его приверженцами, то спор этот касается не многих предметов.

Глава 2

* В исповедании веры об Отце и Сыне и Святом Духе он вполне согласен с кафолическою Церковию и держится самаго православнаго учения, и во всем остальном, что касается жизни, он достоин удивления; ибо сам он, состоящие под его влиянием епископы, пресвитеры и все прочие добывают пропитание, работая собственными руками. Впоследствии, по удалении его от Церкви, он рукоположен был во епископа другим епископом, имевшим такия же неудовольствия и отделившимся от Церкви. Но так как, начавши говорить о нем, я несколько уклонился в сторону, то исправив это я опять возвращаюсь к тому, что следует по порядку. Я говорю о некоторых выражениях Божественнаго Писания, объясняемых у него грубо, невежественно и дерзко. Например, слова: по образу, который Бог даровал Адаму, он и его последователи упорно хотят относить к телу; за словами: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Бытие 1:26), следуют потом слова Божественнаго Писания: и созда Бог человека, персть взем от земли (Бытие 2:7). Поелику, говорит, человека Бог назвал созданным от земли, то смотри, все это земное весьма справедливо назвал человеком; значит, об этом самом земном Он сказал наперед, что оно будет создано по образу Божию. Как я сказал, грубо и невежественно определять, в какой части человека заключается образ Божий, а если нужно называть часть, то в этом выражении представится много такого, что противоречит разуму человеческому и вызывает множество возражений: ибо мы или Бога сделаем видимым и телесным, если будем думать, что образ Божий заключается в теле телесно и видимо, или же, говоря это, человека сделаем равным Богу. Посему совершенно не должно определять или усиливаться открыть, в какой части заключается образ Божий, но надобно признать, что образ Божий находится вообще в человеке, дабы не лишиться нам благодати Божией и не оказаться неверующими Богу. Ибо что говорит Бог, то истинно, хотя некоторыя слова и недоступны нашему разумению. Отрицать же образ Божий противно вере и святой Церкви Божией. Ибо всякий человек, очевидно, создан по образу Божию и никто из имеющих надежду на Бога не станет отрицать этого, хотя некоторые и выдумывают для себя басни, отделяясь от Церкви и от отеческаго предания пророков, закона, апостолов и евангелистов.

Глава 3

* Таким образом Авдиане расположены спорить об этом более надлежащаго и идут против церковнаго предания, верующаго, что всякий человек создан по образу Божию, и не допускающаго, что образ Божий находится в какой-либо части человека. И сами те, которые допускают баснословное учение относительно этого предмета, и те, которые отрицают оное, не могут ничего доказать. Одни говорят, что образ заключается в душе, думая, что об образе в теле можно только умозаключать. И такие люди не понимают того, что и о душе делается умозаключение, если только нужно обращать внимание на умозаключения, а не просто, с искреннею мыслию обращаться к Богу и верить, что сказанное Богом — истина, известная только Ему одному, ведущему всякую истину. Другие же говорят, что ни в душе, ни в теле не заключается образ Божий, но в добродетели. А иные полагают образ Божий не в добродетели, но в крещении и в благодати, получаемой при крещении, согласно с сказанным: якоже облекохомся во образ перстнаго, да облечемся и во образ небеснаго (1Кор. 15:49). Другие опять не соглашаются и с этим, но хотят сказать, что образ Божий был в Адаме; но когда он оказался в преслушании и вкусил от древа и был изгнан из рая, он потерял образ Божий. И велика страсть к измышлению басен у этих людей, которым ни на час не должно уступать (Гал. 2:5), ни этим, ни тем, которые говорят то так, то иначе, но надобно верить, что образ Божий находится в человеке, и притом во всем человеке, а не просто в человеке. А где находится и где заключается образ Божий, это ведомо самому единому Богу, по благодати своей даровавшему свой образ человеку. Ибо человек не утратил образа Божия, хотя и унизил образ Божий, осквернив себя безразсудными делами и неисцельными грехами. Вот что Господь после Адама говорит Ною: вот Я дал тебе все, яко зелие травное. Заколи и яждь. Не ешь мяса в крови души, потому что я взыщу душ ваших. Всякий, проливаяй кровь человечу на земле, в ея место его кровь пролиется: яко во образ Божий сотворих человека и Я взыщу крови вашей от всякаго проливающаго ее на лице земли». (Бытие 9:3-7; Деян. 10:13). Видишь ли, что в человеке признается существование образа Божия после десятаго поколения от Адама? Хотя Давид спустя много времени говорит Духом Святым: всяческая суета всяк человек живый (Псалтырь 38:6), однако же и после него Апостол говорит: муж не должен растить власы, образ и слава Божия сый (1Кор. 11:7,14). Но и после него Иаков, разсуждая о языке, говорит: неудержимо зло, исполнь яда смертоносна. Тем благословляем Бога и Отца и тем кленем человеки, бывшия по образу Божию; не подобает, братия моя, сим тако бывати (Иаков. 3:8-10). Смотри, как пало учение тех, которые говорят, что Адам утратил образ Божий.

Глава 4

* А говоря, что образ Божий в душе, они так разсуждают и защищают это: она невидима, как невидим и Бог; она способна действовать, двигать, мыслить и умозаключать, и поэтому она имеет образ Божий, потому что она подражает Богу на земле, приводя в движение, делая и творя многое, что делает человек силою разумною. И эти люди оказываются строющими силлогизмы. Ибо если по этому душа называется созданною по образу Божию, то она не может быть образом Божиим потому, что Бог тмочисленно выше души и в высочайшей степени непостижим и недоступен нашему уму, знает все — и прошедшее, и настоящее, и видимое, и невидимое, пределы земли и глубины бездны, и высоты небес, и все сущее; Он объемлет все и Сам ничем не объемлется. Душа же заключена в теле и не знает глубин бездны, и не ведает широты земли, и не знает пределов вселенной, и не достигла высоты небес, и не знает, что будет, или что бывает, и что было прежде нея. И много подобнаго можно сказать о ней и о прочем. Кроме того она имеет деления, а Бог неделим; ибо Апостол говорит: живо слово Божие и действенно, и острейше паче всякаго меча обоюду остра, и проходящее даже до разделения души и мозгов, и судительно помышлением и мыслем сердечным. И несть тварь не явлена пред Ним, и так далее (Евреям. 4:12-13). Видишь, что учение и об этом пало.

Глава 5

* И учение тех, которые говорят, что образ Божий заключается в теле, оказывается несостоятельным. Ибо как можно, чтобы видимое подобно было невидимому, телесное безтелесному, осязаемое неуловимому? Мы видим своими глазами то, что впереди, а что назади, того не знаем; в Боге же нет ни страсти, ни недостатка; но везде Он свет, везде зрение, везде слава. Бог есть дух, — дух, высший всякаго духа, свет, высший всякаго света. Все сотворенное Им уступает Ему в славе. Единая Троица непостижима и находится в неизобразимой и недоступной разумению славе. Что же касается тех, которые говорят, что образ Божий в добродетели, то добродетель невозможна без соблюдения заповедей; и в добродетели люди весьма различаются между собою, ибо виды добродетелей многочисленны. Мы сами знаем, что есть некоторые исповедники, которые тело свое и душу предали за исповедание своего Владыки и пребыв в чистоте стяжали истинную веру, отличались благочестием, человеколюбием и благоговением, проводили время в постах, во всякой благостыне и во всяких делах добродетели. Но случалось, что и у них были недостатки: или они были склонны к порицанию, или употребляли имя Божие в клятве, или пустословили, или сердились, или приобретали серебро и золото и тому подобное, что уменьшает меру добродетели. Что же мы скажем? Ужели они приобрели образ Божий посредством добродетели и по причине немногих человеческих недостатков образ этот был в них только по виду и не был в них совершенным? Так опять учение Авдиан оказалось несостоятельным. А учение тех, которые говорят, что образ Божий подается в крещении, сильно падает. Ибо ни Авраам, ни Исаак, ни Иаков, ни Илия, ни Моисей, ни жившие прежде Ной и Энох, ни пророки: Исаия и другие не имели крещения. Что же? Ужели они не имели образа Божия? Таким образом можно указать весьма много возражений против Авдиан, которые спорят, полагая образ Божий в теле.

Глава 6

* Авдиане приводят и некоторыя другия свидетельства от Божественнаго Писания, говоря: очи Господни на нищаго призирают и уши Его в молитву их (Псалтырь 33:16, 10:4). И еще: рука Господня сотвори вся сия (Исайя 41:20); еще: не рука ли Моя сотвори сия вся, людие жестоковыйнии? (Деян. 7:50). И еше: небо престол мой, земля же подножие ног Моих (Ис. 66:1 и др.), и все, что написано о Боге в таком роде, например: видех Господа Саваофа седяща на престоле высоце и превознесенне (Исайя 6:1); и глава его, аки волна чиста и одежда его, аки снег (Даниил 7:9). Видишь, говорят, что тело создано по образу Божию? Тут они сильно спорят и напрягаются в доказательствах выше силы человеческой. Они говорят, что Господь являлся пророкам и являлся как хотел, будучи всемогущим во всем. И мы не отрицаем, что пророки видели Бога, и не только пророки, но и апостолы. Ибо святый Стефан первомученик говорит: се вижу небеса отверста и Сына человеча одесную стояща Бога и Отца (Деян. 7:56). Но всесвятый Бог при своей силе человеколюбив к собственному созданию, дабы некоторые из неверующих не подумали, что сказанное о Боге существует только на словах, а не истинно, и возвещенное Богом на словах не исполняется на деле. Апостол говорит: веровати подобает приходящему к Богу, яко есть, и любящим Его мздовоздаятель бывает (Евреям. 11:6). Итак, чтобы ободрить созданнаго им человека, Бог открывает себя святым своим и достойным видеть Его, дабы они знали Бога по естеству, утвердились в мыслях и надеялись воистину и возвещали Его истинно и удостоверяли верующаго человека. Между тем сыны еллинов имеют представление о Боге на словах и в воображении. А мы истинно знаем Бога истиннаго, существующаго действительно, Царя, непостижимаго, Творца всяческих, единаго Бога и из Него единороднаго Сына, ни в чем не различающагося от Отца, и Святаго Его Духа, ничем не различающагося от Отца и Сына, как мы подробно сказали о вере в Бога при разсмотрении каждой ереси.

Глава 7

* Мы часто говорили и не отрицаем, что Бог являлся людям. Ибо если бы мы стали отрицать Божественное Писание, то мы не были бы справедливыми и оказались бы отпавшими от истины. Если бы мы отвергали Ветхий Завет, мы не принадлежали бы к кафолической Церкви. Евангелие говорит: Бога никтоже виде нигдеже, Единородный Сын, Той исповеда (Иоан. 1:18). И еще тоже Божественное Писание говорит: Бог явился Аврааму, сущу в Месопотамии (Деян. 7:2). И сам Господь в Евангелии говорит: яко Ангели их видят лице Отца Моего небеснаго (Матф. 18:10). Но может быть кто-нибудь скажет, что Божественное Писание говорит, что пророки видели Бога, но только умом, как можно заключать из слов: Ангели их выну видят лице Отца Моего небеснаго, и еще из следующих: блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Матф. 5:8). Если кто соединит в своей мысли эти изречения, тот может быть сказал бы, что каждый видит Бога умом, а не очами. Но это опровергается словом Божиим, сказанным пророком Исаиею: О, окаянный аз, яко умилихся, яко человек, нечисты устне имый, посреде людий, нечистыя устне имущих, аз живу и Господа Саваофа видех очима моима (Исайя 6:5). Не сказал: умом, или мыслию, но очима, подтверждая истину и несомненность веры. И так что же мы скажем? Евангелие говорит, что Бога никтоже виде нигдеже, а пророки, апостолы и даже сам Господь утверждают противное. Ужели Божественное Писание противоречит себе? Да не будет. Но что пророки и апостолы видели Бога, это истинно, видели же, на сколько могли видеть и на сколько это было вместимо для них, и Бог являлся им, как хотел; ибо все для Него возможно. И что Бог невидим и непостижим, это ясно и всеми признано; но, с другой стороны, Он силен делать то, что хощет, ибо никто не воспротивится хотению Его. Итак, Он невидим по природе и непостижим в славе. Когда Он восхощет явиться созданному от Него человеку, ничто не может воспротивиться Его воле. Ибо Божество не подлежит такому стеснению, чтобы не могло сделать того, чего хочет, или сделать то, чего не хочет (потому что всемогущ тот, кто делает то, чего хочет), но Он делает то, что прилично Его Божеству; и вообще нет ничего, что бы препятствовало Его хотению, так чтоб Он не мог исполнить то, что хочет, сообразно с своим Божеством. Впрочем невозможно увидеть Бога и видимому не по силам видеть невидимаго. Но невидимый Бог, по Своему человеколюбию и всемогуществу, удостоивает укреплять немощное своею силою, дабы оно могло увидеть невидимое. И оно видит невидимое и безпредельное, но не как безпредельное, а насколько может вместить природа безсильнаго, подкрепленная для восприятия сильнаго. Итак, в Божественном Писании не окажется никакого разногласия и ни одно верование не будет в противоречии с другим.

Глава 8

* Дело, как я часто объяснял примером, представляется так: если бы кто смотрел на небо через самое малое отверстие и сказал: вижу небо; то он не солгал бы, потому что действительно видит небо. А если бы кто-либо сметливый сказал ему: ты неба не видал, то и этот не солгал бы, потому что и тот, кто говорит, что видит, не лжет, и тот, кто сказал ему, что не видит неба, тоже говорит правду; ибо он не видит ни долготы, ни широты неба. И видевший сказал правду, и возразивший, что тот не видал, не солгал, но был справедлив. Часто и мы, стоя на вершине горы, видим море. И если скажем, что видели море, — не солжем; и если кто напротив скажет: ты не видал моря — тоже не солжет; ибо какова широта, какова длина его и глубина и где пределы бездны, — этого, будучи человеком, он не может знать. Если так идет у нас дело по отношению к тварям, то не тем ли паче так относительно благодати, которую даровал Бог пророкам и апостолам? Они действительно видели Бога и не видали, но видели, сколько могла вынести природа и — то по силе благодати, которою Всемогущий укреплял их во всем, ради любви своей к человеку, служащему Ему воистину. Но если бы кто подумал, будто Бог имеет руки, или глаза, или иное, потому что в таком виде являлся Он пророкам и апостолам, — такие люди, увлекаемые страстию к спорам, изобличаются истиною. Но что говорится в Божественном Писании, тому должно верить, что то действительно так, а как то бывает, Ему одному известно. Несомненно, что Он действительно являлся, но являлся, как хотел, и когда являлся, истинно являлся. Ибо Бог все может, и нет ничего для Него невозможнаго. Он непостижим, будучи Духом недоступным для ума, все объемлет, а сам ничем не объемлется. И каков Отец, таков и Сын, таков и Дух по Божеству. Один Единородный, пришедши в мир, облекся плотию, в которой и воскрес, которую и соединил в духовное единение с Божеством и возсел во славе, одесную Отца, по Писанию (Ефес. 2:6; Евреям. 8:1). И как Он непостижим и недоступен разумению, так все, что говорится о Нем, истинно; как Бог непостижим, так все, что говорится о Нем, непостижимо; но непостижимо по отношению к тому, каков Бог сам в себе и как Он находится в славе непостижимой. По мере наших сил, мы высказали то во славу Божию языком человеческим. Ибо мы не можем воспользоваться для этого другими звуками, кроме тех, которые даны нам Богом в определенной мере, хотя умом мы представляем о Боге несравненно больше. Но уста наши, заключенныя в известную меру и стесненныя телесными органами, не могут выразить столько, сколько постигает ум. Поэтому и Бог снисходит, принимая от нас знание о Нем и славословие, даже когда оно простирается выше наших сил, не для того, чтобы мы что-либо дарили Богу, но чтобы прославляли Божество по мере силы, благочестиво мыслили о Нем и не отпали от Его благодати и истины. — Сказав таким образом о самом Авдии и Авдианах, мы изложили их речи, которыя они и сами по простоте пересказывали и которых они держатся упорно и с усилиями, доходящими до неприличия.

Глава 9

* Но есть у них и многое другое, за что они особенно сильно стоят, производя разделение Церкви, и чем они и других устрашая часто отвлекают от Церкви, преклоняя на свою сторону мужчин и женщин. Ибо они хотят совершать Пасху вместе с иудеями, т. е. стараются доказать, что праздновать Пасху надобно в то же время, когда иудеи приготовляют для себя опресноки, и это потому, что некогда был таков обычай в Церкви. Но они взводят клевету на православных по этому делу, говоря: вы со времен Константина, по лицеприятию к этому царю, оставили обычай отцев касательно праздника Пасхи и переменили день из угождения царю. А некоторые, по своей задорливости, еще утверждают: когда праздновался день рождения Константина, тогда вы перенесли на это время празднование Пасхи. Если бы Пасха совершалась каждый год в один и тот же день и в один и тот же день постановлено было совершать ее собором, созванным при Константине — то их слова были бы убедительны. Но так как каждый год не может быть одинаковое распределение времени, то их слова оказываются несправедливыми. Ибо царь заботился не о дне своего рождения, но об единении Церкви. Действительно чрез вышеупомянутаго боголюбезнейшаго и присноблаженнаго Константина Бог совершил для нас два великих дела — во 1-х, созвал вселенский Собор, издал составленный в Никее символ веры, засвидетельствованный подписью собравшихся епископов, низложил Ария и проповедал всем чистую веру; во 2-х, исправил чрез них дело относительно Пасхи для нашего единения. Ибо издревле и с давних пор происходили в Церкви разногласия касательно этого предмета, и каждый год происходили глумления: потому что горячо споря друг с другом, одни праздновали Пасху неделею раньше, другие же неделею позже, так что одни праздновали ее прежде всех, другие в средине, а третьи после всех — в конце. Словом, был большой безпорядок и замешательство, как не безъизвестно многим ученым, какое в разныя времена происходило смятение в церковном учении по вопросу об этом празднике. Еще во времена Поликарпа и Виктора восточные, разноглася с западными, не хотели принимать друг от друга примирительных посланий. То же самое случалось и в другия времена, — именно, во времена Александра, епископа Александрийскаго и Крискентия, когда они писали друг к другу послания и спорили между собою. И это продолжалось до нашего времени, с тех пор, как произошло смятение после времени рукоположения во епископы из обрезанных. Посему собравшиеся отовсюду епископы, разсмотревши дело обстоятельно, с общаго согласия постановили праздновать Пасху сообразно определению и церковному последованию.

Глава 10

* Для подтверждения своего учения Авдиане ссылаются на Постановления Апостольския, которыя многими подвергаются сомнению; но их нельзя отвергать, ибо в них заключается все относящееся к церковному благочинию и нет ничего повреждающаго веру, ея исповедание, церковное управление и правила. Изречение же, приведенное для подтверждения учения о Пасхе, вышеупомянутые Авдиане худо толкуют и по невежеству не так понимают. Ибо в тех же Постановлениях Апостолы делают следующее определение: вы не составляйте определений, но совершайте праздник, когда совершают это братия ваши, сущие от обрезания; вместе с ними совершайте39 . Не сказали: братия ваши, сущие в обрезании, но от обрезания, дабы показать, что перешедшие из обрезания в Церковь с того времени стали руководителями, и дабы одни пришли в согласие с другими, именно, чтобы одни не совершали праздника в одно время, а другие — в другое. Ибо вся их забота сводилась к объединению Церкви, дабы не было расколов и разделений. Авдиане же, не понявши мысли Апостолов и приведенных слов в Постановлениях, думали, не должно ли совершать Пасху вместе с иудеями. В то же время из обрезанных пятнадцать человек сделались епископами, и когда епископы из обрезанных поставлены были в Иерусалиме, весь мир должен был последовать им и совершать Пасху вместе с ними, дабы было единогласие, и единое исповедание, и единое совершение праздника. Но заботливость отцов привести мысли людей к церковному единению, не могшая столько времени осуществиться, по благоволению Божию достигла исполнения при Константине ради единомыслия. Изречение же в Постановлениях апостолов употреблено ради единомыслия, как свидетельствуют они сами, говоря: хотя бы они и заблуждались, но вам об этом да не будет заботы. Впрочем в самых словах, там сказанных, найдется опровержение для Авдиан. Ибо там говорится, что среди празднования опресноков нужно совершать бдение; а этого никак не могло бы быть в определении церковном.

Глава 11

* В вопросе о праздновании Пасхи стоят в связи три обстоятельства: движение солнца, которым определяется день воскресный, и месяц, и обращение луны, которое принимается во внимание по установлению закона, чтобы пасхальный агнец закалался в четырнадцатый день луны, как сказал закон40 . Итак Пасха не может совершаться, если не прошло равноденствие, что иудеями не соблюдается; да они и не хотят соблюдать точности в этом деле, ибо у них все разстроилось и пришло в безпорядок. Впрочем, если и существует такая точность относительно этого вопроса, то она высказана апостолами не ради этого вопроса, и не ради точности, но ради единомыслия. И если апостолы заповедали совершать праздник вместе с врагами Христа, как усиливаются доказать Авдиане41 , не тем ли более надобно совершать его в согласии с Церковию, дабы не разрушить единомыслия церковнаго? Как же можно сделать это? Ибо сами апостолы говорят, что когда они пиршествуют, вы, постясь, плачете за них, потому что в день праздника распяли они Христа; а когда они плачут, вкушая опресноки с горькими травами, вы пиршествуете. Но случается, что они вкушают опресноки в день Господень; ибо, при наступлении вечера на день Господень, они могут закалать пасху; а после вечера, когда пройдет суббота, они не могут совершать этого. А после заклания агнца, когда они пробуждаются для пиршества, как мы можем плакать и поститься в день Господень, слыша, что апостолы говорят в Постановлениях: озлобляющий душу свою в день Господень проклят Богом? Видишь ли, какая строгость и какой отпор им, когда дело не может совершиться согласно слову апостольскому? Вся истинность повеления заключается в намерении, и из Постановлений апостольских видно, что оно дано ради единомыслия, как показывает связь речи. Мы совершаем Пасху после равноденствия, хотя бы и они совершали, так как и они вместе с нами часто совершают ее. А когда они совершают Пасху прежде наступления равноденствия, то совершают одни. И если бы мы совершали Пасху вместе с ними, то нам случилось бы в одном году совершать две Пасхи — после равноденствия и прежде равноденствия; а в следующем затем году мы совсем и не стали бы праздновать Пасхи. Таким образом все наше установление оказалось бы делом заблуждения, а не истиною, потому что прежде равноденствия еще не наступает конец года и не исполняется годовое кругообращение времени, назначенное Богом для людей, если не пройдет равноденствие.

Глава 12

* Много можно было бы говорить о том, как прекрасно устроили отцы, или лучше, чрез них сам Бог установил в Церкви самое точное и истинное празднование этого всечестнаго и всесвятаго праздника, чтобы он совершался после равноденствия, когда приходится праздновать его в четырнадцатый день луны, дабы мы не праздновали его в самый четырнадцатый день. Ибо у иудеев соблюдается один только день; у нас же не один, но шесть, целая неделя. Посему и сам закон говорит, распространяя пределы времени: возмите себе овча единолетно, непорочно, совершенно от десятаго дня месяца, и будет вам соблюдено даже до четвертагонадесять дне и заколите его к вечеру в четыренадесятый день месяца, т. е. луны (Исход 12:5-7). А Церковь соблюдает обычай совершать праздник Пасхи, то есть седмицу42 , назначенную и самими апостолами в их Постановлениях, от втораго дня недели, когда покупали агнца. И если четырнадцатый день луны приходится во второй день недели, то с этого дня начинается заклание агнца43 ; точно также44 , если он приходится и в третий день недели, и в четвертый, и в пятый, и в кануне субботы и в субботу45 , — потому что шесть дней назначено на совершение этого дела46 . Ибо ни от шестнадцатаго, ни от девятаго47 дня луны мы не можем начинать седмицы сухоядения и Пасхи, называемой святою, но от десятаго до наступления пятнадцатаго, находящагося между двумя течениями ночи и дня48 . Так наблюдается это число четырнадцати дней луны; впрочем к нему присоединяется наступление пятнадцатаго дня ради необходимой точности солнечнаго течения после равноденствия и луннаго течения в продолжение четырнадцатаго дня и полной седмицы до воскреснаго дня; мы начинаем счет от десятаго дня луны, в который выбирался агнец и котораго буква означает имя Исуса49 , поелику именем Его взимался прообраз Его агнец, предназначенный от десятаго дня. Но ни от начала шестнадцатаго дня, ни от девятаго дня луны мы не можем начинать счета, или оканчивать. Ибо годы солнца и луны, вследствие разности в их течении, значительно отставая, производят это неравенство. Не для соблазна это определено Богом, но устроено Им с точностию, по премудрому Его распоряжению, которое Он ввел в свой мир, установивши пределы светил, и времен, и месяцев, и годов, и солнечных движений — это все следствие промыслительнаго о людях попечения, проистекающаго из Его человеколюбия.

Глава 13

* Год по солнечному течению состоит из трех сот шестидесяти пяти дней и трех часов, а год по лунному течению состоит из трех сот пятидесяти четырех дней; поэтому от луннаго обращения остается лишних одиннадцать дней и три часа50 . Поэтому в первый год бывает одиннадцать так называемых епакт51 и три часа: во второй год — двадцать два дня и шесть часов; в третий год — тридцать три дня и девять часов; и таким образом составляется один месяц, так называемый вставный; ибо вставляются тридцать дней, и остаются три дня и девять часов. Эти последние, приложенные к 11 дням и трем часам от четвертаго года, составляют 14 дней и 12 часов. Когда приложены будут другие 11 дней и 3 часа, образуются 25 эпакт и 15 часов. Когда же в шестой год прибавляются другие 11 дней и 3 часа — образуются 36 дней и 18 часов, которые составляют один вставный месяц. Таким образом через три года вставляются два месяца: один месяц — в первые три года, а другой — во вторые три года. От эпакт еще остается 6 дней и 18 часов. Приложенные к 11 дням и 3 часам седьмаго года, они составляют 1852 эпакт и 21 час. По приложении к ним в восьмой год опять 11 дней и 3 часов, получаются 28 дней, эпакта53 и 24 часа, которые составляют 2 дня. Из этих часов, приложенных к 28 дням, составляются полных 30 дней. Таким образом в осьмой год нарастают 30 дней, — один месяц в два года. Следовательно во весь осмилетний период54 нарастают 90 дней, или три полных вставных месяца, именно от первых двух трехлетий образуется по одному месяцу и один месяц от двух последних лет. В этих трех вставных, трехсоставных месяцах происходит разность Пасхи у иудеев и христиан и других55 .

Глава 14

* Вот в чем состоит отличие у упомянутых Авдиан. Они приводят в заблуждение мужей и жен и хвастаются, будто они в этом отношении поступают согласно древнему преданию и постановлениям апостольским; между тем они не соблюдают никакой точности и не понимают очевидной, выраженной в Постановлениях апостольских, заботливости, которую они обнаружили совсем не для того, чтоб показать, будто иудеи правильно совершают праздник, но для пресечения страсти к спорам тех, из коих каждый желает совершать по своему, а не в согласии со всеми. Ибо Христос желает единой Пасхи, одобряет такую, и приемлет того, кто совершает ее без спора и вместе с теми, которые совершают ее с точностию, вместе со всею святою Церковию, торжествующею праздник разнообразно. А чтобы со времен Константина произошло разногласие относительно Пасхи, это очевидно клевета. Прежде Константина были раздоры и служили предметом насмешки, так как еллины говорили и смеялись над разногласием в Церкви; но при Константине старанием епископов разногласие это уничтожено и настало общее согласие. Что же может быть полезнее и приятнее того, как если народ от крайних пределов земли в один день освобождается для служения Богу и все вместе совершают бдение и одни и те же дни проводят в бдении, молитве, единомыслии, богослужении, посте, сухоядении, в чистоте и других богоугодных делах, приличных этому всечестному дню? Но думаю, что достаточно сказано о разногласии Авдиан по этому предмету.

* Этот старик Авдий, вследствие доноса епископов царю, сослан был царем в ссылку в пределы Скифии за то, что отторгал народ от Церкви. Проживая там (о числе лет не могу сказать) и проникнув еще дальше, во внутренния страны Готфии, он огласил христианским учением многих из Готфов. От него в самой Готфии получили начало монастыри, монашеская жизнь и девство и строгое подвижничество. Эта община действительно ведет удивительный образ жизни, и все в их монастырях идет прекрасно, кроме споров касательно перемены времени празднования Пасхи и неразумно понимаемаго учения об образе Божием.

Глава 15

* Ужаснее и страшнее всего то, что Авдиане не молятся ни с кем из православных, хотя бы тот отличался честным поведением, не имел ничего достойнаго обвинения, не мог быть уличен в любодеянии, или прелюбодеянии, или корыстолюбии, но единственно потому, что он находится в общении с Церковию. Действительно страшно переменять имя христиан святой Церкви, не имеющей другаго имени, кроме имени Христа и христиан, и называться именем Авдия, делать собрания и желать носить на себе название простаго человека, хотя бы секта эта отличалась безупречностию жизни и всякою справедливостию. После смерти Авдия, присоединились к его обществу многие епископы, и прежде всех некто Ураний в Месопотамии. Он увлек некоторых из Готфии и поставил их епископами: таков был некто Силуан и некоторые другие, из которых некоторые уже умерли и между прочим Ураний, который славился в среде этой секты. После же смерти этих епископов, — Урания и Силуана из Готфии, многие отделились, и общество Авдиан дошло до малаго числа в пределах Халкиды и в пределах Евфрата. Ибо не только многие из них, но и наши, жившие там, христиане изгнаны были из Готфии, когда настало великое гонение от царя языческаго и сделалось ужасным; и вследствие ненависти к Римлянам за то, что римские императоры были христиане, весь род христианский был изгнан из этих стран. Но не совсем были истреблены корень мудрости и насаждение веры; потому что хотя и казалось, что изгнаны были все, однакоже осталось там несколько человек, ибо не может исчезнуть источник веры. Многие из самых Авдиан, удалившись из Готфии и из наших стран, пришедши сюда, живут здесь с того времени четыре года. И на горе Тавре, в Палестине и Аравии монастыри тех же Авдиан уничтожены; а они были очень распространены. Теперь осталось не много людей и монастырей, едва ли не в двух только селениях и в упомянутых выше областях, в крайних пределах Халкиды и по ту сторону Дамаска и Месопотамии, где и до сего времени, как я сказал, живут они в малом количестве.

* Но довольно, думаю, говорить о них. Оставив их, я перейду по порядку к следующему, дабы не оставить без внимания ничего, случившагося в мире, в области разделений, споров, разногласий и расколов; ибо хотя они и не уклоняются вполне от веры и нравственности, однако же все отделившееся и сделавшееся известным в жизни по возможности не будет оставлено нами без внимания.

Против Фотиниан. Ересь пятьдесят первая, а по общему порядку семдесят первая

Глава 1

* Фотин, от котораго произошли фотиниане, сделался известным в то же время и был епископом святой кафолической Церкви; но превознесшись великою гордостию, он превзошел неистовством всех бывших до него и заходил в мыслях своих о Сыне Божием далее Павла Самосатскаго, изрыгая неосновательныя хульныя речи. Пришел он из Сирмии. Эти плевелы он распространял в мире и жив еще и до сих пор. Извержен он западным Сардикийским собором за хулу, которую изрыгал.

* Он утверждает, что Христос не существовал от вечности, но получил начало здесь от Марии; с тех пор, говорит, как сошел на Него Дух Святый, Он и родился от Духа Святаго. А о Духе Святом этот дерзкий выдумщик и измеритель необъяснимых небесных предметов думает, что Он — Христов. Этот Фотин был говорлив и остер на язык и произнесением речей и находчивостию в слове мог обольщать многих. Часто он многими был обличаем даже и после своей защитительной речи, сказанной на Сардикийском соборе, когда он призван был епископами дать отчет в распространенном им зловерии. Он упросил императора Констанция, как напрасно изверженный, чтобы опять назначили ему судей, пред которыми он мог бы доказать, что неправильно извержен. Посему император в то время послал судей и слушателей приготовляемой им защиты — Фалассия, Датиана, Кереалия, Тавра, Маркеллина, Евантия, Олимпия и Леонтия; Василию Анкирскому поручено предлагать ему вопросы и опровергать то, что тот будет защищать и утверждать. Фотин вел не малую беседу с Василием, но подобно дурной женщине, которая для прикрасы натерла лицо, он во время беседы приводил изречения, несостоятельныя по отношению к истинному смыслу, но которыя он намеренно извращал в пользу своей мысли. Посредством вкрадчивости своего голоса и посредством находчивости в построении речи он языком своим расположил в свою пользу слушателей и с похвальбой объявил, этот храбрец, что он представит сотню свидетельств в пользу своего мнения. Но многие долго спорили против него, как мы нашли в записях беседы его с Василием, которыя велено было составить скорописцам Анисию, диакону Василия, Калликрату, письмоводителю префекта Руфина, Олимпию, Никите и Василию, ведшим памятныя записи, Евтихию и Феодулу, нотариям Василия. Один список их, запечатанный, послан был императору Констанцию, а другой остался на соборе, бывшем под председательством Василия; третий, также запечатанный, взят светскими чиновниками; в них заключается нечистое учение Фотина.

Глава 2

* Когда Василий спросил, как учит Божественное Писание о Господе Боге Слове, существовал ли Единородный прежде веков и вместе с Отцем, Фотин согласился с этим, но с тем разграничением, что одно он относил ко Христу, а другое к Слову в высшем смысле. Ибо, говорит, с словами: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Бытие 1:26) Отец обращался к Слову Своему. Итак что же? — Слово, говорит, было в Отце, но Сын не был. И еще: одожди Господь от Господа (Бытие 19:24), то есть Слово, сущее во Отце; и еще: видех грядущаго на облацех, яко Сына человеческаго (Даниил 7:13). Это, по его словам, сказал пророк, предвозвещая, что тогда, как Сын, Он не существовал, но что Христос, родившийся от Духа Святаго и Марии, имел быть назван Сыном после рождения от Марии и явления во плоти; все, говорит Фотин, постоянно относят к Сыну по некоторой предвзятой мысли. Сын еще не существовал, а существовало Слово, также как слово во мне. Я уже говорил, что Фотин имел мысли, отчасти сходныя с учением Павла Самосатскаго, а в других мыслях он даже превзошел его.

Глава 3

* Но сам он опровергнет себя, дошедши до крайняго отрицания Божества и до совершенно странной мысли о вечной жизни. Ибо если Сын Божий недавняго происхождения по Божеству, то Давид старше его и имеет преимущество пред Сотворившим его. Так разсуждал сам Фотин, не обращая внимания на Божественное Писание и, сообразно с своей извращенной мыслию, указывал на то, что́ сказал Апостол: первый человек от земли, перстен: вторый человек, Господь с небесе (1Кор. 15:47). Но тотчас же противоречит ему слово истины и обличает его омраченный ум; ибо святый Апостол говорит о двух человеках: о первом человеке Адаме говорит, что он от земли перстен; а о втором — что он с небеси. И хотя называет его человеком, но не говорит, что плоть сошла с неба, а сам признает, что она от Марии. И не говорит, что плоть, но вторый человек с небесе, то есть Слово низошло с неба и вселися в ны (Иоан. 1:14), как написано. Если же Господь существовал прежде, то пребывает и теперь Он же, Который изобрете всяк путь хитрости (Варух 3:37). А что Он существует истинно, в этом не сомневается Божественное Писание: ибо последующия слова указывают на то, что Он существовал прежде и изобрете всяк путь хитрости, а следуют такия слова: на земли явися (Варух 3:38), что указывает на будущее явление Его во плоти. А что будто с неба Он принес с собою человека, как говорят еретики, — этого не говорит Апостол, но называет его человеком по причине соединения Его с плотию и имеет в виду время, которое протекло между Адамом и воплощением; человеком же с небесе называет Его в том смысле, что Божественное Слово пришло с неба и стало плотию, как сказано: Слово плоть бысть, и это не в том смысле, как понимает еретик, будто Слово изошло от Отца и превратилось в плоть; еретик толковал так неправильно, сообразно с своею извращенною мыслию. Если же Адам существовал прежде, чем существовало Слово; то кем же создан Адам и все прежде него бывшия творения Божии? К кому обращал речь Отец: сотворим человека? Ибо никто никогда не обращается с советом к своему внутреннему или внешнему слову, но обращаясь к единоестественному, святому своему Слову, Отец со всею мудростию составляет план будущаго создания человека, дабы мы научились, что Сын от начала существует у своего Отца и дабы не подумали, что наш Творец — недавняго происхождения, но что Он со Отцем всегда существовал прежде век, как и Иоанн свидетельствует, говоря: в начале бе Слово и Слово бе к Богу (Иоан. 1:1).

Глава 4

* Но обманщик этот говорит: я и сам говорю, что существует от начала Слово, но не Сын Божий рожденный. Но если не существует Сын Божий, напрасен его труд, напрасны его замысел, и надежда и разсуждение; ибо он говорит не больше того, что говорили непризнававшие Его иудеи. Евангелие не говорит о Нем: в начале бе Слово и Слово бе в Боге, но Слово бе у Бога; и не говорит, что только было в Боге, но что Слово было Богом. В человеке же слово, всегда существующее внутренно и произносимое, не может назваться человеком, но только словом человека. Но если не было рожденнаго, как он говорит, и если еще не было Сына Божия, Бога Слова, — то кем произведено все? Поелику Евангелие говорит: вся Тем быша и без Него ничтоже бысть (Иоан. 1:3). Но Фотин говорит: как посредством слова человек делает, что хочет: так и Отец чрез собственное Слово, в Нем находящееся, сотворил все. А как же Господь говорит в Евангелии: Отец доселе делает, и Аз делаю (Иоан. 5:18)? Это не значит, будто Отец не принимает участия в деятельности Сына, не значит и того, будто Сын чужд Ему и не участвует в творении Отца. Ибо все творения, какия только существуют, произошли вместе от Отца и Сына и Святаго Духа; чрез Сына все произошло от Отца и Он все произвел со Отцем и Святым Духом: Словом Господним небеса утвердишася и Духом уст Его вся сила их (Псалтырь 32:6). Посему Господь, зная и предвидя, как Бог, мысли людей заблуждающихся и как все наклонны будут отступить от истины, с предостережением говорил иудеям: не может Сын творити о себе ничесоже, аще не еже видит Отца творяща (Иоан. 5:19). И это не то значит, будто Он сперва смотрит, потом делает, но то, что Он все имеет в Самом Себе и творит, что хочет.

Глава 5

* Как же это возможно Фотин? Или кто посеял в тебе против нас эти плевелы? Кто приготовил этот яд для людей? Откуда пришло к тебе лукавое намерение допустить хульную мысль против твоего Господа? Ужели не убедил тебя Авраам, говоривший Господу: судяй всей земли, не сотвориши ли суда (Бытие 18:25)? Пусть изобличит тебя то, что пришел к нему Сын, и не как произнесенное какое-либо слово, но ипостасный Бог Слово. И чтобы уразуметь тебе, мнимый философ, цель совершившагося в этом явлении, Господь, как бы запечатлевши в Божественном Писании, явил нам Свое достоинство, говоря: Господь одожди на Содом и Гоморр жупел и огнь от Господа с небесе (Бытие 19:24). Не сказал: слово Господне, но: Господь от Господа, как и Давид говорит: рече Господь Господеви моему (Псалтырь 109:1). А что Сыном он оказывается не после только плотскаго пришествия, Давид говорит и о том, что Он существует от вечности: из чрева прежде денницы родих Тя (Псалтырь 109:3). Никто не примет твоего учения и о Святом Духе, болтливый и стоящий в ряду праздных и пустых людей человек; ибо Дух Святый не может быть ни больше, ни меньше: кто бо, — сказано, — изыска сия из рук ваших (Исайя 1:12)? Само Святое Слово обличает тебя, когда говорит о Святом Духе; исповедуя Его однородным с Собою по Божеству, говорит, что Он исходит от Отца и от Моего приимет (Иоан. 15:26, 16:14).

Глава 6

* И сколько есть других свидетельств! Впрочем для всех очевидно, что твое кощунство происходит от заблуждения, а не от истины; оно ясно не только для мудрых, но и для тех, которые немного сведущи в Божественном Писании. Поэтому я не признаю нужными многих свидетельств и продолжительнаго опровержения, потому что твое разглагольствие и зловерие легко опровергаются; по сему считаю достаточным сказаннаго против тебя; как слабое и безсильное насекомое, выползающее из земли, или как червяка, живущаго в земле, раздавивши пятою слова и истиною Бога-Слова, я оставляю тебя. Ибо в короткое время ересь этого заблудившагося разсеялась. Посему, по обычаю призвавши на помощь Бога, перейду к следующим ересям.

Против Маркеллиан. Пятдесят вторая, а по общему порядку семдесят вторая ересь

Глава 1

* В то же время (ибо все эти ереси были в одно это время) в Анкире появился Маркелл и дожил до нашего времени; он умер немного больше, или немного меньше двух лет тому назад. И он произвел некоторое разделение в Церкви в то время; а высказал он одну незначительную мысль, уподобляясь Савеллию и Новату. Ариане же раздражены были против него за его спор и несогласие с арианами. Некоторые порицали его за то, как я сказал, будто он пристал к заблуждению Савеллиан. Другие же напротив защищали его, говоря, что это несправедливо, но что он жил безукоризненно и утверждали, что он правильно мыслит. Поэтому произошло относительно его большое разногласие. Сокровенныя же мысли его известны только Богу. Впрочем последователи его, им наставленные, не понимая ли его мыслей, или не раскрывая настоящаго его учения, не хотели исповедывать трех ипостасей, как содержит то истина, именно что Божество едино, едина слава, что Троица единосущна и ничем не различается в своей славе, что Троица есть совершенна, и едино Божество, едина сила, едино существо, что нет в ней никакого слияния, ни подчинения. А Маркелл, по мнению некоторых, желая сказать больше этого, показался мыслящим, как Савеллий. Поэтому он был обличен в ереси и причислен к еретикам. Далее я представлю и изложение учения, которое в свое оправдание составил сам Маркелл для блаженнаго Юлия, епископа римскаго. Из его апологии и из послания откроется, что он мыслил иначе, вопреки истинной вере. Ибо если бы он не мыслил иначе, то для чего ему и приступать к защите? Если бы не были выражены им мысли неправославныя, смутившия некоторых, то что могло побудить его к этой апологии? Вот список его письма.

Глава 2

* Список письма Маркелла, котораго собор низложил за неправославие.

* Блаженнейшему сослужителю Юлию, Маркелл во Христе желает здравия. Поелику некоторые из осужденных прежде за неправую веру, которых я обличил на соборе Никейском, осмелились написать твоему Богочестию против меня, будто я мыслю неправильно и несогласно с Церковию, стараясь свою вину сложить на меня; то я признал необходимым, отправившись в Рим, убедить тебя, чтобы ты писавших против меня вызвал к себе, дабы, как только они прибудут, я мог изобличить их в том, что написанное ими против меня ложно, что они и до сих пор остаются в прежнем своем заблуждении и допустили страшную дерзость против Церквей Божиих и нас — их предстоятелей. Но так как они не захотели прийти, хотя ты и посылал к ним пресвитеров, и я прожил в Риме год и целых три месяца, то я, прежде чем отправиться отсюда, счел за нужное дать тебе письменное изложение своей веры, написанное собственноручно со всею истиною, как я узнал и как научился из Божественных Писаний, и напомнить тебе то, что ими худо толкуется, дабы ты знал, какими словами пользуясь для обольщения слушателей, они хотят скрыть истину. Ибо они говорят, что Сын Божий Господь наш Исус Христос не есть собственное и истинное Слово Вседержителя, но что Он отличное от Него Слово и иная мудрость и сила. Говорят, что Он, после того как явился, назван от Отца Словом и мудростию и силой, и соответственно этому умствуют, что Он — иная ипостась, отличная от Отца. Из того, что они пишут, открывается, что Отец существовал прежде Сына и что последний не есть истинный Сын от Бога, но точно также, как и все сотворенное. Еще они осмеливаются утверждать, что было время, когда Его не было, что Он — тварь, произведение, отделяя Его таким образом от Отца. Итак я убежден, что говорящие это чужды кафолической Церкви. Следуя же Божественным Писаниям верую, что существует Один Бог и Его единородный Сын — Слово, всегда присущий Отцу и никогда не имеющий начала бытия, истинно от Бога сущий, несозданный, несотворенный, но всегда сущий, всегда царствующий вместе с Богом и Отцем, «Егоже царствию, — как свидетельствует апостол, — не будет конца (Лук. 1:33). Он — Сын, Он — сила, Он — мудрость, Он — собственное и истинное Слово Божие, Господь наш Исус Христос, нераздельная сила Божия, чрез которую произошло все сотворенное, как свидетельствует Евангелие, говоря: в начале бе Слово и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Иоан. 1:1 и дал.). Он есть Слово, о Котором и евангелист Лука свидетельствует, говоря: якоже предаша нам, исперва самовидцы и слуги бывшии Словесе (Лук. 1:2). О Нем и Давид сказал: отрыгну сердце Мое слово благо (Псалтырь 44:2). Так и Господь наш Исус Христос учит нас в Евангелии: изыдох от Отца... и иду (Иоан. 16:28). Он, в последние дни нисшедши нашего ради спасения и родившись от Девы Марии, соделался человеком».

Глава 3

* Итак верую в Бога Вседержителя и во Христа Исуса, Сына Его единороднаго, Господа нашего, рожденнаго от Духа Святаго и Марии Девы, при Понтие Пилате распятаго и погребеннаго и в третий день воскресшаго из мертвых, вознесшагося на небеса и седящаго одесную Отца, откуда придет судить живых и мертвых; и в Духа Святаго, в святую Церковь, оставление грехов, воскресение тела, жизнь вечную. А что божество Отца и Сына нераздельно, мы научились этому из Божественных Писаний. Ибо если кто отделяет Сына, то есть Слово Бога Вседержителя, тот необходимо должен или допустить, что два Бога, что́ признается противным Божественному учению, или признать, что Слово не есть Бог, но и это оказывается противным правой вере; потому что евангелист говорит: «и Бог бе Слово. Я же верно научен, что Сын есть сила Отца, неразлучная и нераздельная. Ибо Сам Спаситель Господь наш Исус Христос говорит: Отец во Мне и Аз во Отце (Иоан. 14:10); Аз и Отец едино есма (Иоан. 10:30); и еще: видевый Мене виде Отца (Иоан. 14:9). Принявши эту веру от Божественных Писаний и научившись ей от предков наших по Богу, я проповедую ее в Церкви Божией и ныне написал тебе, оставивши список этого у себя. И прошу тебя копии с него вписать в письме к епископам, дабы те, которые не знают меня близко, не поверили писанному о мне теми и не введены были в заблуждение. Прощай».

* (Конец письма).

Глава 4

* Правильно ли содержание этого письма, пусть прочитают его и обсудят сказанное в нем те, которые могут сделать это; и есть ли в нем какия погрешности, пусть они и разсудят. Мы не хочем говорить более того, что знаем и что дошло до нас. Ибо если это письмо по содержанию и правильно, то читатели и слушатели пусть обдумают опять, не напрасно ли, не безразсудно ли признал он необходимым защищаться, если только действительно он не сказал каких-нибудь смущающих слов, заставивших его выступить на защиту сказаннаго им. Могло случиться и то, что он, после впадения в заблуждение, посредством письма хотел защитить и оправдать себя, или в письме прикрасил свои слова, чтобы прикрыть сказанное им, дабы вследствие отлучения не отпасть от общаго собрания и постановления епископов. Вот, что дошло до нас о Маркелле. Некогда я сам спрашивал блаженнаго папу Афанасия о том, какого он мнения об этом Маркелле. Он и не защищал его и не отнесся к нему враждебно; но только, улыбнувшись, тайно высказал, что он не далеко ушел в заблуждении, и считал его оправданным.

Глава 5

* Предложу еще то, что некоторые нашли в сочинениях самого Маркелла и что казалось им достойным порицания и, споря с ним, сами написали против него сочинения. Другие же, потому что писавшие против него обратились впоследствии в другую сторону, ради обличения напали на то, что ими написано было против Маркелла, и в своих сочинениях высказались против происшедших разногласий между Акакием, Василием Галатийским и Георгием Лаодикийским с целию обличения того же Акакия. Ибо этот на основании сочинений Маркелла говорил против Маркелла. Не опустив ничего истиннаго во всем этом деле, мы покажем, что мы не отчаяваемся в исправлении и не желаем соглашаться с теми, которые отступают от истины. Из возражений Акакия против Маркелла приводим следующее:

Глава 6

* После неправильнаго толкования изречений в книге Притчей, Маркелл, говоря неправду против Бога, поднимая высоко рог свой и дошедши до средины сочинения, предлагает еще следующия слова Астерия: иной есть Отец, родивший из Себя единородное Слово и «перворожденнаго всея твари (Колос. 1:15), един единаго, совершенный совершеннаго, Господь Господа, Бог Бога, по существу, воле, силе и славе ничем не отличающийся образ. Приведши эти слова и будучи недоволен выражением: ничем не отличающийся образ, то есть отображение и ясный отпечаток существа Божественнаго и прочее, называет это мнение негодным и, выражая свое неудовольствие, пишет следующее: эти выражения явно изобличают его нечестивое мнение о Божестве. Ибо как Господь и Бог родившийся, как он сам прежде говорил, может быть образом Божиим? Ибо иное — образ Божий, иное — Бог, так что если Он — образ, то не Господь и не Бог, но образ Господа и Бога. Если же Он — истинно Господь и истинно Бог, то Господь и Бог не может быть образом Господа и Бога. И далее: он не хочет, чтобы Сын был чем-либо из того, что я сказал выше, так как говорит, что Он есть образ. Итак, если Он — образ существа, то Он не может быть самостоятельным существом; и если Он есть образ воли, то не может быть самостоятельною волею; и если Он — образ силы, то уже не сила; и если Он — образ славы, то уже не слава. Ибо Он есть образ не самого себя, но кого-то другаго.

Глава 7

* В начале книги ты, Маркелл, сперва похвалил эти слова, а теперь отверг, что Бог из Бога Слово сущее — Сын и един из единаго, и совершенный из совершеннаго, и тем ясно выдал свое нечестивое учение о Божестве. За то, что ты признал образ великаго Бога чуждым жизни, божественности, силы, славы и сущности, у тебя следовало бы отрезать нечестивый язык, когда ты произнес такое слово на Господа и выказал наконец такую нечестивую душу. Ибо образу Божию приписавши безжизненность, ты не признаешь Его ни Господом, ни Богом, ни сущностию, ни волею, не силою, ни славою. Ты хочешь, чтоб этот образ был чужд движения, считая его как бы бездушным и безжизненным, во вне изображенным, подобно тому, как бездушен бывает образ, составленный только искусством человеческим и не хочешь признать, что Он — живой образ живаго Бога, что образ сущности есть сущность, что не отличающийся образ воли, силы и славы есть такая же воля и сила и слава. А сказать, что Он ни в чем не отличен, не то же значит, что Он не рожден, но только то, что Он есть совершенно верное и точное подобие Отца по благости, божественности и всякому действию. Потом немного спустя: немы да будут у тебя устны льстивыя, глаголющия на Бога неправду гордынею и уничижением (Псалтырь 30:19). Ибо единый Отец родил единаго Единороднаго, хотя тебе это не нравится, а нравится что-то другое. Сын произошел не из начала эонов Валентина, но от единаго Отца имеет рождение: и совершенный родил совершеннаго: ибо ничего несовершеннаго нет в Отце, посему и в Сыне; но совершенство Сына есть истинное порождение совершенства и всесовершенства Отца. И Царь родил Царя; ибо сообразно с благочестием, чтобы Бог царствовал; так как Сын родился прежде веков и Царь подчинился тому Царю, которым управляется и все остальное, и добровольно признал подчинение, Отец родил не подданнаго, но Царя царства своего, которое не имеет ни начала дней, ни конца бытия. Ибо достоинство Его не отвне произошло, но принадлежит Ему существенно, как и Отцу, Его родившему. Посему и написано: и царствию Его не будет конца (Лук. 1:33). Точно также мы исповедуем, что Господь раждает Господа и Бог Бога. Кратко сказать: мы говорим, что Он — образ существа, и воли, и силы, и славы, не бездушный и мертвый, но существенный и одаренный и волею, и силою, и славою. Ибо сила не раждает безсилия, но самостоятельную силу; и слава не раждает безславия, но самостоятельную славу; и воля не раждает чуждое воли, но самостоятельную волю: и сущность не раждает чуждое сущности, но самостоятельную сущность. Значит, Слово есть образ, Бог, премудрость живая, ипостасная, самосущая, Слово действенное и Сын. Значит, премудрость та самая, о нейже радовашеся на всяк день Бог, егда веселяшеся вселенную совершив (Притчи 8:30-31). А ты, Маркелл, отвергая это пред человеками, отвергнут будешь ею самою пред Отцем Иже на небесех (Матф. 10:33); отвергнут будешь и пред Церковию, которая под небесами и которая пишет о тебе повсюду на земле: слыши слово Господне. Напиши мужа сего отвержена, потому что не умножится от семене его, власть имеяй ктому во Иуде, иже сядет на престоле Давидове (Иеремия 22:29-30)».

Глава 8

* После того как Маркелл привел другия слова из Астерия, Акакий присовокупляет, говоря: итак допустивши это и продолжая отрицать то, что наш Спаситель есть образ и сущность и единородный Сын из Отца, и перворожден всякой твари, и совершенный от совершеннаго, единственный от единственнаго, Царь от Царя, и Господь от Господа, и Бог от Бога, одним словом, неизменный образ Божественнаго существа и воли, и силы и славы, — ты, немногими словами отвергшийся Его пред людьми и посему имеющий быть отвергнут пред Отцем Его, прямо пишешь следующее: эти слова ясно показывают его нечестивое мнение о божестве Отца и Сына. Отрицая это, ты ясно изобличил свое противное православию, превратное и нечестивое мнение о божестве и сущности Христа.

Глава 9

* И за тем он присовокупляет слова Маркелла: нелепо то, что Маркелл пишет далее: он не допускает ничего из того, что говорил прежде. Ибо ты говоришь, что Сын — образ всех этих свойств. Итак если Он образ существа, то уже не может быть самостоятельным существом; и если — образ воли, то уже не может быть самостоятельною волею; и если образ силы, то уже не сила, и если образ славы, то уже не слава; ибо образ есть образ не самого себя, но кого-нибудь другаго. Все это, Маркелл, нелепо и ложно. Ибо Астерий приписывает ему все то, что прежде сказал, говоря: Царь родил Царя, Господь — Господа, Бог — Бога. И таким образом он уничтожает твой бездушный образ, по-твоему составленный только искусством человеческим. Ибо он говорит, что Сын — живой образ всех этих свойств и отпечаток живаго образа Родившаго, и что образ существа — самостоятельное существо, образ воли — самостоятельная воля, и силы — самостоятельная сила, и славы — самостоятельная слава и образ не самого себя, но другаго. Ты же, не признавая Сына Богом от Бога, светом от света, силою от силы, не признаешь Сына ни Богом, ни светом, ни силою, ни волею, ни существом, ни славою, но каким-то телом, вследствие чего нечестиво допускаешь уничтожение всех этих свойств при конце мира. И ты отрицаешь слово Писания: Бог бе Слово (Иоан. 1:1), Сыну же Божию или усвояешь одно имя, или называешь одним из людей, как будто Бог раждает Сына другаго рода, Сына только по усыновлению, по словам Писания: сыны родих и возвысих (Исайя 1:2) и еще: приясте Духа сыноположения (Рим. 8:15) и опять: принесите Господеви сынове Божии (Псалтырь 28:1). Итак когда Астерий называет Сына Отчаго неизменным образом существа и силы, и воли и славы, то он говорит, что Сыну совершенно присущи Отеческия свойства и что в Сыне отпечатлены или даны Ему умопредставляемыя свойства Отца, а не иныя, отличныя от Него. Итак он приписывает Сыну все, о чем прежде сказал. Ибо вовсе не имеет в мысли образа, нарисованнаго красками, и не допускает участия третьяго живописца, дабы он изобразил, как бы красками, в другом месте качества Сына, отличнаго от Отца, и назвал это Сыном. Так говоришь ты или подумавши или не подумавши. Итак если Сын — образ сущности, то будто не может быть самостоятельною сущностию; и если Он — образ воли, то будто не может быть самостоятельною волею. А по нашему, если Он живой образ сущности, то и может быть и есть самостоятельная сущность. Итак образ сущности мы называем сущностию вследствие совершеннаго сходства жизни и деятельности. Также и образ воли мы называем волею, велика совета ангелом (Исайя 9:6) и образ силы и славы — силою и славою. И это все подтверждается словами Христа: якоже бо Отец имать живот в себе, тако даде и Сынови живот имети в себе и еще: якоже Отец воскрешает мертвыя и живит (Иоан. 5:21,26). Слова: якоже, тако представляют точное выражение сходства и подобия образа.

Глава 10

* И спустя не много говорит: Бог Слово, то есть Исус, подающий жизнь, красоту и благообразие, сам не чужд жизни, красоты и благообразия и не может быть мыслим с свойствами мертвенности или небытия, но в нем отображены Отеческия свойства, так что Он не есть иной с иными свойствами образа; но в Его сущности находятся Его свойства, и в свойствах — Его сущность. А образ иного, не будучи образом самого себя, как и ты полагаешь, нося в себе свойства первообраза, представляет различие, но такое, которое то же, что и сходство. Ибо Он образ не себя самого, но другаго, то есть образ Бога невидимаго. Итак Сын есть образ Отца, живый живаго. одаренный движением и деятельностию и волею и славою, не бездушный и не неподвижный и не такой, который бы в другом имел бытие и был описуем, а сам бы по себе и чрез себя не находился в движении. Он есть неотличающийся образ, но это точное сходство производит не Отца, но во всем сходнаго Сына.

* Здесь кончаются слова Акакия. Но теперь православные и братия наши и исповедники говорят, что от некоторых, оставшихся после Маркелла, учеников они получили изложение исповедания его веры. Я предлагаю оное здесь, хотя в тонкости речи я не взошел. Вот список с него:

* Изложение веры Маркелла.

Глава 11

* «Почтеннейшим и святейшим епископам, сосланным в Диокесарию за православную веру в Спасителя нашего Исуса Христа: Евлогию, Аделфию, Александру, Аммонию, Гарпократиону, Исааку, Исидору, Аннувиону, Питиму, Евфратию, Аарону, пресвитеры Анкиры и Галатии: Фотин, Евстафий, другой Фотин, Сигерий, и диакон Гигин, и иподиакон Гераклид, и чтец Елпидий и защитник56 Кириак желают о Господе здравствовать.

* Когда мы приходили к вашему Богочестию из вышеупомянутаго нашего отечества, чтобы сделать вам подобающее посещение, и когда мы спрошены были вашим преподобием о том, как мы содержим нашу веру, — мы, принявши такой ваш заботливый вопрос, который вы предложили, имея в виду тех, которые весьма желали безразсудно говорить о нас ложь, — сочли за нужное вполне удостоверить вас в том не только общительными грамотами, писанными к нам преблаженным папою Афанасием, которыя мы вам показывали, но и этим, писанным нами, исповеданием, дабы вы видели, что мы ничего иного не мыслим и никогда не мыслили, кроме вселенской и церковной веры, постановленной в Никее. Ее-то мы и исповедуем по мере сил наших, проклиная дерзающих называть Духа Святаго тварию, и арианскую ересь, и савеллиеву, и фотинову, и Павла Самосатскаго; — и непризнающих под Святою Троицею самостоятельно существующих трех лиц неописанных, единосущных, совечных и совершенных. Мы проклинаем также и тех, которые называют Сына разширением, или сокращением, или действием Отца, равно как и тех, которые Бога Слова, Сына Божия не исповедуют предвечным и совечным Отцу, самостоятельно существующим и совершенным Сыном и Богом.

Глава 12

* Кто говорит, что Отец и Сын и Святой Дух — одно и то же, тот анафема да будет. Кто Сыну Божию и Слову, или Его царству приписывает начало или конец, анафема да будет. Кто говорит, что Сын или Дух Святый есть часть Отца, и не признает, что Сын Божий произошел из существа Отчаго прежде всякаго помышления, — анафема да будет. О воплощении же Слова Божия, единороднаго Сына Божия мы исповедуем, что Сын Божий соделался и человеком без греха по принятии всей человеческой природы, то есть души разумной и мыслящей и плоти человеческой. Веруем в единаго Бога Отца вседержителя, Творца всего видимаго и невидимаго, и в единаго Господа Исуса Христа, Сына Божия, единороднаго, рожденнаго от Отца, то есть из существа Отца, Бога от Бога, света от света, Бога истиннаго от Бога истиннаго, рожденнаго, несотвореннаго, единосущнаго Отцу, которым сотворено все находящееся на небе и на земле. Нас ради человеков и нашего ради спасения сшедшаго, и воплотившагося, и вочеловечившагося, пострадавшаго и воскресшаго в третий день, восшедшаго на небеса, грядущаго судить живых и мертвых; и в Духа Святаго. Тех же, которые говорят, что было время, когда Его не было, и что прежде рождения Он не существовал, и утверждают, что Он произошел из небытия, или из иной ипостаси, или сущности, или что Сын Божий подлежит превращению или изменению — всех таких проклинает соборная и апостольская Церковь. Я Фотин — пресвитер Анкирской соборной церкви верую и мыслю так, как написано выше. Я Сигерий пресвитер той же церкви верую и мыслю так, как написано выше. Я Гигин — диакон той же церкви верую и мыслю так, как написано выше. Я Гераклид — иподиакон той же церкви верую и мыслю так, как написано выше. Я Елпидий — чтец той же церкви верую и мыслю так, как написано выше. Я Кириан — защитник той же церкви верую и мыслю так, как написано выше».

* Вот что написано было ими к исповедникам и отцам. Итак если, по суду разумных людей, это изложение веры может считаться в числе лучших, то пусть так и будет. А если в этом самом изложении при его разборе найдется что-нибудь ошибочное и неправильное, то пусть, по мнению любомудрых так и будет. Передавши во всем вышеизложенном разсказ о Маркелле, я оставлю его и буду разсматривать следующия по порядку ереси.

Против духоборцев. Ересь пятдесят четвертая, а по общему порядку семдесят четвертая

Глава 1

* От этих Полуариан и от православных выродились некоторые странные люди, состоящие из двух пород и полузвери в роде Кентавров, или Панов, или Сирен, как представили их нам писатели басен. Одни из них произошли от Ария и признают Сына тварию не вполне, но Сыном, произшедшим безлетно. А время, по их мнению, разумеется то, которое протекло от сотворения неба и доныне. В действительности же они не отступают от мнения, впервые изверженнаго Арием, именно, что было время, когда Сына не было. Говоря, что Он существует прежде всех времен и Им все сотворено, они в то же время хулят Духа Святаго. Другие, правильно и православно думая о Сыне, именно, что Он всегда был со Отцем и никогда не переставал существовать, но безначально и безлетно родился от Отца, хулят Духа Святаго, не сопричисляя Его по Божеству к Отцу и Сыну. Об этом мы много раз разсуждали и в каждой ереси представили не мало прямых доказательств на то, что Он называется Господом вместе с Отцем и Сыном. Ибо Дух Господень исполни вселенную (Премудрость Соломона 1:7), Дух истины, Дух Божий (Иоан. 16:13; Рим. 8:9). Он называется Духом Господним (Лук. 4:18), от Отца исходящим (Иоан. 15:26) и от Сына приемлющим (Иоан. 16:14), дарующим дарования различно, якоже хощет (1Кор. 12:11), испытующим и глубины Божия (1Кор. 2:10), сущим со Отцем и Сыном, крещающим, запечатлевающим, совершающим запечатленнаго. Впрочем, чтобы мне не взять здесь на себя труда снова, я предложу то, что у меня уже было сказано в большом сочинении о вере, написанном в Памфилию, в опровержение хулителей Духа Святаго, в научение читателей и в радость удостоившихся Духа Святаго. Вот оно.

* Слово из Якоря.

Глава 2

* Явися благодать Господа нашего Исуса Христа, наказующи нас, да отвергшеся нечестия и мирских похотей, целомудренно и благочестно и праведно поживем в нынешнем веце, ждуще блаженнаго упования и явления славы великаго Бога и Спаса нашего Исуса Христа, Иже дал есть себе за ны, да избавит ны от всякаго беззакония и очистит себе люди избранны, ревнители добрым делом (Титу 2:11-14), истребив еже на ны рукописание ученми, еже бе сопротивно нам, взят от среды, пригвоздив е на кресте: совлек начала и власти, изведе в позор дерзновением, изобличив их в себе (Колос. 2:14-15), и сокрушив врата медная и вереи железныя сломив (Псалтырь 106:16), показал потом свет жизни, простирая руки, путеводя, указуя на лествицу к небесам и удостоивая опять обитания в раю. Итак Он вселися в ны (Иоан. 1:6) и дал нам оправдание законом Духа, дабы мы познали Его, или о Нем, что есть начало и конец жизни. У нас явился закон правды, закон веры, закон духа, свободный от закона плоти греховной. Посему соуслаждаюся закону Божию по внутреннему человеку (Рим. 7:22); внутри же нас Христос, если обитает в нас. Но умерши, Он соделался для нас путем жизни, да живущия не ктому себе живут, но умершему за нас и воскресшему (2Кор. 5:15) виновнику жизни. Он воспомянул клятву, которою клялся за много лет, по словам Давида (Псалтырь 88:4). Бог бе во Христе, мир примиряя себе, не вменяя им согрешений их (2Кор. 5:19), яко в нем благоизволи всему исполнению вселитися и тем примирити всляческая себе, умиротворив кровию креста (Колос. 1:19-20). Итак Он пришел в смотрение исполнения времен, как возвещено Аврааму и прочим святым, возглавити всяческая в Нем, яже на небесех и яже на земли (Ефес. 1:10). При долготерпении Божием существовали раздор и вражда, но Он примири в теле плоти Его (Колос. 1:22), сотворивый обоя едино. Ибо пришел мир наш средостение ограды разоривый, вражду плотию Своею, закон заповедий ученми упразднив, да оба созиждет Собою во единаго новаго человека (Ефес. 2:14-15); Он повелел быти языком снаследником, стелесником и спричастником обетования, (Ефес. 3:6), сказав: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Матф. 11:28). И так, когда я немоществовал плотию, послан был мне Спаситель в подобии плоти греха (Рим. 8:3), исполняя таковое домостроительство, дабы искупить меня от рабства, тления и смерти. И бысть мне правда и освящение и избавление (1Кор. 1:30): правда, потому что силою веры разрушил грех; освящение, потому что освободил меня водою и Духом и словом Своим; избавление, потому что предал себя и свою истинно агнчую кровь в искупление за меня, в очищение мира, в примирение всего на небе и на земле (Колос. 1:20), исполняя в определенное время тайну, сокровенную от век и от родов (Колос. 1:26). Он же преобразит тело смирения нашего, яко быти сему сообразну славе Его, по действу, еже возмогати и покорити Ему всяческая (Филип. 3:21): яко в том живет всяко исполнение Божества телесне (Колос. 2:9).

Глава 3

* Итак приятелище премудрости и Божества — Христос, ходатайствующий и все в Себе примиряющий с Богом, не вменяющий греха (2Кор. 5:19), исполняющий сокровенныя тайны, с верою в завет Его, предвозвещенный законом и пророками, возвещается как Сын Божий и именуется Сыном Давидовым. Ибо то и другое: Бог и человек был ходатай Бога и человеков (1Тим. 2:5), истинный дом Божий, святительство свято (1Петр. 2:5), раздаятель Духа, возраждающаго и все обновляющаго Богу. И Слово плоть бысть и вселися в ны и видехом славу его, яко славу единороднаго от Отца (Иоан. 1:6). Как дождь, проникая деревья и растения, дает им тело и плод каждому сообразно с природою, так что и в маслине бывает жирное масло, сообразное с ея существом, и в винограде красуется сладкое вино, на смоковнице произрастается сладкая смоква и в каждом семени по виду его умножается растительность: так, думаю, Слово Божие в Марии стало плотию и в семени Авраама по обетованию открылся человек. Обретохом Мессию, о Котором написал Моисей (Иоан. 1:45). И Моисей сказал: да снидет, яко дождь, вещание мое (Второзаконие 32:2), и как капли, каплющия на землю, да снидет, яко роса на руно (Псалтырь 71:6). Шерсть, принимающая росу, умножает пышность руна, а земля, принимающая дождь, — надежду земледельца, производит плод принятием дождя, по повелению Владыки, придавая растениям сильный рост, и жаждет получить от Него дождя еще больше. Так и Дева Мария, когда сказала: почему узнаю, что это будет мне? услышала в ответ: Дух Господень найдет на Тя и сила Вышняго осенит Тя: темже и раждаемое от Тебя свято будет и Сын Вышняго наречется (Лук. 1:34-35). Христос говорит в лице Ангела и образует Себя в Своем виде Владыка, зрак раба приим (Филип. 2:7). И Мария восприемлет Слово в зачатии, как земля — дождь. А Бог, приемлющий естество смертнаго, являет Себя святым плодом. Из Девы, подобно земле и руну, восприявшей Его, произошел этот плод истинной надежды и ожидания святых, как говорила Елисавета: благословена Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего (Лук. 1:42). Все это приняло от природы человеческой Слово, пострадавшее, будучи безстрастным. Он есть хлеб животный, сшедый с небесе и дарующий жизнь (Иоан. 6:51). Он есть плод истинной маслины, елей помазания и сложения, который предобразил Моисей (Исход 30:25,37). Он есть лоза истинная (Иоан. 15:1), которую возделывает один Отец, родивший нам грозд радости. Он — вода живая, которую, приняв, человек жаждущий не вжаждется паки, но она во чреве его пребывает текущею в живот вечный (Иоан. 4:13-14). Принявши от Него отпрыск, новые земледельцы передали его в мир, а старые земледельцы вырвали его и сгубили по неверию. Он освящает народы своею кровию; Он вечным Духом ведет званных на небеса. Елицы Духом Его водятся (Рим. 8:14), те живут для Бога, а которые нет, те обречены на смерть и называются душевными, или плотскими (1Кор. 2:14). Итак Он уничтожает дела плоти, которая есть твердыня греха, и своею благодатию умерщвляет члены смерти. Он повелевает принять Духа Святаго, котораго мы не имели, Который животворит меня, древле умершаго, и Котораго если не получу, умру. Ибо без Духа Его всякий мертв. Итак, аще Дух Его в нас, воздвигий Его из мертвых оживотворит мертвенныя телеса наша живущим Духом Его в нас (Рим. 8:11). Но я думаю, что в праведнике обитает и тот и другой, и Христос и Дух Его.

Глава 4

* Если же веруется, что Христос от Отца, т. е. Бог от Бога и что Дух его от Христа, или от Обоих (как говорит Христос: иже от Отца исходит и еще: Он от моего приимет (Иоан. 15:26, 16:14)57 , а Христос от Духа Святаго (ибо сказано гласом Ангела: рождшееся в ней от Духа есть Свята (Матф. 1:20): то искупившее меня таинство я разумею верою и единым слухом и любовию к Тому, Который пришел ко мне. Бог знает Самого Себя, Христос возвещает о Самом Себе, Дух Святый являет Себя достойным. В Святых Писаниях возвещается нам Троица и приемлется с верою, при слушании символов, без пытливости, без спора. От самой веры — спасение благодатное; от веры правда без дел закона, как написано (Рим. 3:22; Гал. 2:16): от слуха веры Дух Христов подается спасаемым. Вера же кафолическая, как я думаю, научаемый из Писаний, на языке проповедников выражается так: три святые, три вместе святые, три существующие, три вместе существующие, три образные, три сообразные, три действующие, три вместе действующие, три ипостасные, три соипостасные, соединенные друг с другом. Эта Троица называется Святою, в которой три лица, но едино согласие, едино Божество, та же сила, та же сущность, подобное из подобнаго, в Которой действует равенство одинаковой благодати Отца и Сына и Святаго Духа. А как это, — предоставляется научить Им. Никтоже знает Отца, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец и емуже аще Сын откроет (Матф. 11:27); открывает же посредством Духа Святаго. Итак эти три выражения: или из Него, или от Него, или у Него достойным образом мыслятся по отношению к Каждому, как открывают Лица Сами Себя. Таковы же свет, огонь, дух и другия подобныя названия видимых предметов, как способен уразуметь человек, этим занимающийся. Тот Бог, Который в начале сказал: да будет свет, и бысть (Бытие 1:3) этот видимый свет, просветил нас, чтобы видеть свет истинный, просвещающий всякаго человека, грядущаго в мир (Иоан. 1:9). Посли свет твой и истину твою, — говорит Давид (Псалтырь 42:3). Сам Господь сказал: в последняя дни излию от Духа моего на всяку плоть, и прорекут дщери их и юноши их видения увидят (Иоиль 2:28; Деян. 2:17). Здесь пророк указывает нам три лица святаго служения, так как из ипостаси происходит третья ипостась.

Глава 5

* Итак глаголю Христа, служителя бывша обрезания по истине Божией, во еже исполнить обетования (Рим. 15:8). А что Дух Святый вместе с Ним служит, мы приняли это от Божественных Писаний. Христос посылается от Отца, посылается и Дух Святый. Говорит во святых Христос, говорит и Дух Святый. Исцеляет Христос, исцеляет и Дух Святый. Освящает Христос, освящает и Дух Святый. Крестит Христос во имя Свое, крестит и Дух Святый. Так говорят Писания: послеши Духа Твоего, и обновиши лице земли (Псалтырь 103:30); это похоже на слова: послеши слово твое и истает я (Псалтырь 147:7). Служащим же им Господеви, — сказано, — и постящимся, рече Дух Святый: отделите ми Варнаву и Савла на дело, на неже призвах их (Деян. 13:2); это похоже на слова: Господь рече: внидите во град и там речется, что вам подобает творити; они же послани бывше от Духа Свята, снидоша в Селевкию (Деян. 9:6, 13:4). Подобно и Христос говорит: се, Аз посылаю вы, яко овцы посреде волков (Матф. 10:16). Изволися Духу Святому ничтоже иное возложити тяготы, разве нуждных сих (Деян. 15:28): подобно сему сказано: глаголю не аз, но Господь: жене от мужа не отлучатися (1Кор. 7:10). Прошли же Фригию и Галатийскую страну, возбранени от Святаго Духа глаголати слово во Асии, пришедше же в Мисию, покушахуся в Вифинию поити; и не остави их Дух Святый (Деян. 16:6-7). Подобно и Христос сказал: шедше, крестите вся языки (Матф. 28:19), не носите ни пиры, ни жезла, ни сапогов (Лук. 9:3, 10:4). Иже, — говорится, — Павлови глаголаху Духом не восходити во Иерусалим, и Агав сказал: тако глаголет Дух Святый: мужа, егоже есть пояс сей (Деян. 21:4,11). Это похоже на то, что сказал Павел: понеже искушения ищете глаголющаго во мне Христа (2Кор. 13:3); или: поминайте слова Господа, яко сам рече: благо паче даяти, нежели приимати (Деян. 20:35). И еще: ныне, се, аз связан Духом гряду (Деян. 20:22). Подобно сему говорится: Павел, юзник Исус Христов (Фил. 1:1). Точию яко Дух по вся грады свидетельствует мне, глаголя (Деян. 20:23). Это похоже на слова: Господь свидетель душе моей, яко не лгу (Гал. 1:20). Слова: в силе, по Духу святыни (Рим. 1:4) подобны сказанному: Святый, во святых почиваяй (Исайя 57:15). Слова: и обрезание сердца Духом (Рим. 2:29) подобны словам: и обрезан был обрезанием нерукотворенным, в совлечении тела греховнаго, во обрезании Христове (Колос. 2:11). Слова: если Дух Божий живет в вас (1Кор. 3:16) подобны словам: якоже приясте Христа, в нем ходите (Колос. 2:6). И еще: Дух Господень глагола во мне и слово Его во устах моих (2 Царств 23:2). Также слова: начаток Духа имуще (Рим. 8:23) сходны со словами: начаток Христос (1Кор. 15:23). Слова: но сам Дух ходатайствует о нас (Рим. 8:26) сходны с словами: иже есть одесную Бога, иже ходатайствует о нас (Рим. 8:34). Слова: да будет приношение еже от язык благоприятно, освященно Духом Святым (Рим. 15:16) похожи на слова: Господь да освятит вас, да будете чисти и непреткновени в день Господень (1Фес. 5:23; Филип. 1:10). Слова: нам же открыл есть Духом своим (1Кор. 2:10) подобны словам: егда благоволи Бог, избравый мя от чрева матере моея, благодатию своею явити Сына своего во мне (Гал. 1:15-16). Слова: мы же не духа мира прияхом, но Духа Божия (1Кор. 2:12) похожи на слова: себе искушайте, есть ли Христос в вас (2Кор. 13:5). Слова: храм Божий есте и Дух Божий живет в вас (1Кор. 3:16) подобны словам: вселюся в них и похожду, и буду им Бог, и тии будут ми людие (2Кор. 6:16).

Глава 6

* Оправдание и благодать Писание производит от Обоих (т. е. от Христа и Духа Святаго): оправданные именем Господа нашего Исуса Христа и Духом Бога нашего (1Кор. 6:11). Подобным образом сказано: оправдившеся верою, мир имамы, к Богу Господем нашим Исусом Христом (Рим. 5:1). Никтоже, может рещи Господа Исуса, точию Духом Святым (1Кор. 12:3). И еще: никто не можеть получить Духа Святаго, как только от Господа (Иоан. 20:22); разделения дарований суть, а тойжде Дух и разделения служений суть, а тойжде Бог, действуяй вся во всех (1Кор. 12:4-6). И еще: от славы в славу, якоже от Господня Духа (2Кор. 3:18). И еще слова: не оскорбляйте Духа Святаго, имже знаменастеся в день избавления (Ефес. 4:30) похожи на слова: если раздражаем Господа, еда крепчайши его есмы? (1Кор. 10:22). Слова: Дух явственне глаголет (1Тим. 4:1) сходны c словами: сия глаголет Господь Вседержитель (Аггей 2:5). Слова: Дух мой настоит посреде вас (там же) похожи на слова: аще кто отверзет мне, Я и Отец обитель у него сотворим (Откр. 3:20; Иоан. 14:23). Исаия говорит: и на нем Дух Божий (Исайя 11:2), а Христос говорит: Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя (Лук. 4:18); и еще: Исуса, иже от Назарета, Котораго помаза Бог Духом Святым (Деян. 10:38): или: Господь посла мя и Дух Его (Исайя 48:16). Ясен и глас Серафимов взывающий: Свят, Свят, Господь Саваоф (Исайя 6:3). Если же услышишь следующия выражения: десницею Божиею вознесеся и обетование Духа приемь от Отца (Деян. 2:33), или: ждати обетования Отча, еже слышасте (Деян. 1:4), или: Дух изведе его в пустыню (Марк. 1:12), или, что сам Христос говорит: не пецытеся, что возглаголете, потому что Дух будет глаголяй в вас (Матф. 10:19-20), или: аще ли же о Дусе Божии изгоню бесы (Матф. 12:28), или: хулящий на Духа Святаго, не имать отпущения и так далее (Марк. 3:29), или: Отче! в руце Твои предаю дух Мой (Лук. 23:46), или: отроча растяше и крепляшеся Духом (Лук. 1:80), Исус же, исполнь Духа Святаго возвратися от Иордана (Лук. 4:1), возвратися Исус силою Духа (Лук. 4:14), или: рожденное от Духа дух есть (Иоан. 3:6), — то все эти выражения сходны с следующими: в том живот бе (Иоан. 1:4), или: и Аз умолю Отца и иного Утешителя даст вам, Духа истины (Иоан. 14:16), или: Анание! почто исполни сатана сердце твое солгати Духу Святому, и потом: не человеком солгал еси, но Богу (Деян. 5:3-4). Значит, Дух Святый есть Бог от Бога и Бог, которому солгали утаившие от цены села. И еще: Он явися во плоти, оправдася в Дусе (1Тим. 3:16). Больше этого я не имею, что сказать. И Сын есть Бог; Апостол говорит: от нихже Христос по плоти, сый над всеми Бог (Рим. 9:5). Еще говорится: веруй в Господа Исуса и спасешися. И глаголал им слово Господне; введ же я в дом свой, постави им трапезу, и возрадовася со всем домом, веровав Богу. (Деян. 16:31-32,34). Или: в начале бе Слово и Слово бе к Богу и Бог бе Слово (Иоан. 1:1). Или: да учение Спасителя нашего украшают (Титу 2:10). Или: явися благодать Господа и Спаса нашего Христа всем человеком, наказующи нас; ждуще блаженнаго упования и явления славы великаго Бога и Спаса нашего Исуса Христа (Титу 2:11-13). Или: вот служение Духа и Слова: внимайте, — сказано, — себе и всему стаду, в немже вас Дух Святый постави епископы пасти церковь Бога (Деян. 20:28). Это похоже на слова: благодарю укрепляющаго мя Христа Исуса, Господа нашего, яко верна мя непщева, положив в службу (1Тим. 1:12).

Глава 7

* И так Сын и Дух Святый, как доказано, действуют вместе со Отцем: Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псалтырь 32:6). Дух же Святый есть покланяем, ибо покланяющиеся Богу должны покланяться Духом и истиною (Иоан. 4:24). Если же истина действует вместе с Духом, то тварь не производит твари, ни Божество не бывает сотворенным, ни Бог не познается ограниченным мерою, или объемом; ибо Он неописуем, невместим, непостижим, но объемлет все дела Божии. Твари же не должно приносить служения: ибо послужиша твари паче творца и объюродеша (Рим. 1:25,22). Действительно: как не глупо твари приписывать божество и нарушать заповедь Отца, которая гласит: слыши Израилю, Господь Бог твой един есть, не будет тебе Бог нов (Второзаконие 6:4; Псалтырь 80:10)? В святых Писаниях различными именами называются Отец и Сын и Святый Дух; Отец называется Отцем Вседержителем, Отцем всех, Отцем Христа, а Господь — Словом, Христом, Сыном, Светом истинным, Дух же Святый — Утешителем, Духом истины, Духом Божиим, Духом Христовым. И так что же? И Бог Отец разумеется как свет, но как свет, чрезмерно блестящий, как сила и премудрость. Если же Бог Отец — свет, то и Сын свет от света и поэтому во свете живый неприступнем (1Тим. 6:16). Бог же вообще есть сила, и потому — Господь сил. Бог есть и премудрость, и таким образом Сын есть премудрость от премудрости, в Немже вся сокровища премудрости сокровенна (Колос. 2:3). Бог есть и жизнь, потому и Сын есть жизнь от жизни: Аз есмь истина и живот (Иоан. 14:6). Дух же Святый от обоих, дух от духа. Дух есть Бог, Божество, раздаятель дарований, истиннейший, просветительный, утешительный, возвеститель воли Отца. Ибо как Сын — велика совета Ангел (Исайя 9:6), так и Дух Святый. Мы, — сказано, — прияхом Духа Божия, да вемы яже от Бога дарованная нам, яже и глаголем не в наученых премудрости словесех, но в явлении Духа Божия, духовная духовными сразсуждающе (1Кор. 2:12-13).

Глава 8

* Но кто-нибудь скажет: и так мы говорим, что существуют два Сына? Как же так, когда Сын единороден? Темже убо, ты кто еси, противу отвещаяй Богови (Рим. 9:20)? Если Писание называет Сыном произшедшаго от Отца, а Святаго Духа — от Обоих, то эти три лица, разумеваемыя святыми только верою, светлыя и света податели, имеют деятельность просветительную и во свете веры хранят согласие с самим Отцем. Послушай ты: Отец истинно есть Отец Сына, всецелый свет, и Сын есть Сын истиннаго Отца, свет от света, не так, как созданныя или сотворенныя существа только наименованием, и Дух Святый есть Дух истины — третий свет от Отца и Сына. Прочие все называются сынами по усыновлению, или по сравнению, или по призванию, а не по действию, сходному с действием Сына, или по силе, или по свету, или по мысли, как сказано: сыны родих и возвысих (Исайя 1:2), или: аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси (Псалтырь 81:6), или: родивый капли росныя (Иов 38:28), или: из Негоже всяко отечество на небесех и на земли (Ефес. 3:15), или: Аз утверждаяй гром и созидаяй ветр (Амос 4:13). Истинный Отец не начал быть Отцем так, как прочие отцы, или патриархи, и не перестанет никогда быть Отцем. Ибо если бы Он начал быть Отцем, то Сын был бы некогда сыном другаго отца, прежде чем существовал Отец Единороднаго. Подобно отцам и дети мыслятся отцами, и для открытия истиннаго отца-родоначальника нужно идти до безконечности. И истинный Сын не начал только что быть Сыном, как другия чада по усыновлению. Если бы Он начал быть Сыном, значит было некогда время, когда не существовал Отец Единороднаго. И Дух истины не есть существо сотворенное или произведенное, как прочие духи. И велика совета Ангел (Исайя 9:6) называется не в том смысле, как прочие ангелы. Те имеют начало и конец, а Они (Сын и Дух Святый) имеют непостижимую силу и власть. Они сотворили все, в безконечныя веки содействуя Отцу, сотворили, как восхотели. Сотворенное служит Им и все твари чтут Их. Они врачуют свои творения, а эти принимают от Них врачевание. Те подвергаются суду по заслугам, а Они творят праведный суд. Те существуют во времени, а Они вне времени. Они просвещают все, а те просвещаются. Они призывают младенцев на высоту, а те призываются от Совершеннаго. Они даруют всем, те получают дары. И вообще сказать: те воспевают святость на небесах небес и в прочих невидимых местах, а Они, достойно песнословимые, дары подают достойным.

Глава 9

* Писание говорит о многих духах: творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный (Псалтырь 103:4); и еще: все духи хвалите Господа (Псалтырь 150:6). Достойным подаются дары различения духов (1Кор. 12:10). Иные духи суть небесные, радующиеся истине, другие — земные, подверженные обольщению и заблуждению, иные — подземные, чада бездны и тьмы: и моляху Его, — говорит Евангелие, — да не пошлет их в бездну ити (Лук. 8:31). Равным образом Христос повелевал духам и изгонял духов словом и не позволял им говорить (Марк. 1:25). Говорится еще о духе суда и духе зноя (Исайя 4:4), говорится и о духе мира: мы же не духа мира прияхом (1Кор. 2:12), и о духе человека: кто бо весть яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем (1Кор. 2:11). Упоминается и дух ходяй и не обращаяйся (Псалтырь 77:39): дух пройде в нем, и не будет (Псалтырь 102:16); и еще: отимеши дух их и изчезнут (Псалтырь 103:29). И еще: дуси пророчестии пророком повинуются (1Кор. 14:32). И еще: вот дух лжив ста пред Господем и рече ему (_Господь: в чем прельстишь Ахаава? И рече: буду дух лжив во устех пророков (3 Царств 22:21-22). Упоминается еще дух умиления (Рим. 11:8), дух страха (2Тим. 1:7), дух пытлив (Деян. 16:16), дух блужения (Осия 4:12), дух бурен (Псалтырь 10:6), дух многоглаголив (Иов 8:2), дух недужен (Лук. 13:11), дух нечистый, дух глухий, дух немый (Марк. 9:25), дух гугнивый (Марк. 7:32), дух лют зело, который называется легеон (Матф. 8:28; Лук. 8:30), и наконец духи злобы (Ефес. 6:11). Люди умные найдут безчисленыя свидетельства о духах. Но как много сынов по усыновлению, или по названию, а не истинных, которые склонны ко греху, потому что имеют начало и конец: так весьма много и духов по усыновлению или названию, которые расположены ко греху. Но Святым Духом называется единый дух от Отца и Сына, Дух истиный, Дух Божий, Дух Христов и Дух благодати. Различно даруется каждому благо, овому дух премудрости, овому дух разума, овому дух силы, овому дух исцелений, овому дух пророчества, овому дух разсуждения, овому дух сказаний и другие дары, как говорит Апостол: един и тойжде Дух, разделяя коемуждо, якоже хощет (1Кор. 12:8-11) И Давид говорит: Дух твой благий наставит мя (Псалтырь 142:10); или: Дух, идеже хощет, дышет. Этими словами Писание указывает нам на истинность Святаго Духа: и глас его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет (Иоан. 3:8). И еще слова: аще не родитесь от воды и Духа (Иоан. 3:5) подобны словам Павла: о Христе Исусе аз вы родих (1Кор. 4:15). О Духе Господь сказал: егда приидет Утешитель, егоже Аз послю вам, Дух истины, Иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне (Иоан. 15:26). И: еще много имам глаголати, но не можете носити ныне, егда же приидет он, Дух истины, наставит вы на всяку истину: не от себе бо глаголати имать, но елика услышит, глаголати имать, и грядущая возвестит вам. Он Мя прославит, яко от Моего приимет, и возвестит вам все (Иоан. 16:12-14).

Глава 10

* И так, если Дух от Отца исходит, и от Моего приимет, как говорит Господь, то подобно тому, как ни Отца кто знает, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец (Матф. 11:27), и Духа, осмелюсь сказать, никто не знает, кроме Сына, от котораго Он приемлет, и Отца, от котораго исходит, равно как и Сына и Отца никто не знает, как только Дух Святый, прославляющий Их истинно, научающий всему, свидетельствующий о Сыне, Дух, который от Отца, который от Сына, единый путеводитель к истине, истолкователь святых законов, изъяснитель закона духовнаго, наставник пророков, учитель апостолов, осветитель евангельских догматов, избиратель святых, свет истинный от истиннаго света. А Сын есть естественный, Сын истинный, Сын законный, единый от единаго; с Ним вместе и Дух, но называется Духом. Сей Бог прославляется в церкви, — всегда Отец, всегда Сын, и всегда Дух Святый, высокий от высокаго и вышний, имеющий безмерную разумную славу, Которому подчинено созданное и сотворенное и все вообще, что подлежит измерению и объему. Но у Моисея возвещается преимущественно единое Божество, у Пророков проповедуется преимуществено Двоица, а в Евангелиях открывается Троица, сообразно с временами и поколениями более способствующая праведнику к познанию и вере. Это познание безсмертия происходит от самой веры, или сыноположения. Но сперва оно выражает оправдания плотския, как бы воздвигая внешнее ограждение храма при Моисее, а потом излагает оправдания души в пророчествах, как бы украшая Святилище, в третьих же излагает оправдания духа, в Евангелиях как бы устрояя для собственнаго обитания очистилище и святое святых. Вместо святой скинии, святаго Храма мы имеем одного Праведника, пребывающаго в нем. В Нем обитает единое Божество нетленное, единое Божество недомыслимое, непостижимое, неизъяснимое, невидимое, одно знающее себя, являющее себя, кому хочет, воздвигающее, предопределяющее, прославляющее, возводящее из ада, освящающее, соединяющее для своей славы и веры три сия: небесное, земное и преисподнее, дух, душу, плоть, веру, надежду, любовь, прошедшее, настоящее, будущее, век века, веки веков, субботы суббот, обрезание плоти, обрезание сердца, обрезание Христово в совлечении тела греховнаго (Колос. 2:11). Вообще Божество очищает себе все невидимое и видимое, престолы, господства, начала, власти, силы. Во всем та же премудрость и святый глас, от славы в славу, возглашающий: свят, свят, свят (Исайя 6:3), и возвещающий Отца в Сыне, Сына во Отце со Святым Духом, которому слава и держава во веки веков. Аминь. И скажет так верующий: да будет, да будет!

* Конец выписки из Якоря.

Глава 11

* Вот что вкратце по смирению нашему написавши о вере в Отца и Сына и Святаго Духа мы изложили и предложили из прежде сказаннаго нами. Теперь для утверждения нашей жизни продолжим благочестиво представлять свидетельства и на основании прямаго смысла излагать учение о Божестве. Многими прежде сего свидетельствами доказано, что Единородный действует вместе с Отцем и во всем равно совершает и дарует, так как Он от Отца и не чужд силы и Божества Отца, но единосущен Отцу. И не только Сын, но и Дух Святый действует вместе с Сыном и Отцем и одинаково совершает, дарует и ущедряет, как хочет, так как и Он существенно происходит от Бога и не чужд Отца и Сына, но единосущен Отцу и Сыну, и это всякому ясно во всех отношениях и столькими свидетельствами уже доказано и будет доказано. А теперь для противников и врагов Святаго Духа изложивши благочестивыя доказательства от прямаго смысла и свидетельства того же Божественнаго Писания об одном Святом Духе, с большею подробностию приложим оныя к прежним свидетельствам, следуя истинному учению о Святом Духе. Дух Святый есть единственный, от всех покланяемый, для всех тварей и созданий вожделенный, ни с кем не уравняемый, ни с ангелом, ни с другим духом, но единственный. Ибо хотя и много духов, но Он высший всех духов, так как Он существует вечно от Отца, а не от других существ, произшедших из ничего. Много духов, но Дух Святый один, как един Бог и един единородный Сын Божий. Так и Дух Святый Божий, — от Бога и в Боге. Единородный Сын непостижим, и Дух непостижим; Он от Бога и не чужд Отца и Сына. Он не в слиянии с Отцем и Сыном, но Троица вечно одного и того же существа, существа не инаго от Божества и Божество не иное от существа, но самобожество, и от того же Божества Сын и Святый Дух. И Дух есть Дух Святый и Сын есть Сын. Дух же есть от Отца исходящий и от Сына приемлющий, испытующий глубины Божия, возвышающий дела Сына в мире, освящающий, соделывающий святых посредством Троицы. По наименованию Он третий, поелику Троица есть Отец и Сын и Святый Дух, как сказано: шедше крестите во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28:19). Он есть печать благодати, союз Троицы, не чужд освящения, не различествует именованием, не чужд дара, но един Бог, едина вера, един Господь, едина благодать, едина церковь, едино крещение. (Ефес. 4:5).

Глава 12

* Троица существует вечно, как я много раз говорил, и никогда Троица не получает прибавления: это сладостно исповедывать и говорить не насыщаясь. Сладка, — говорит Пророк, — гортани моему словеса твоя (Псалтырь 118:103); и если сладки словеса, то кольми паче святое имя: Троица, источник всякой сладости. Троица счисляется так: Отец и Сын и Святый Дух. Троица неслиянна и не отделяется от своего единства, но в совершенной ипостаси — совершенный Отец, совершенный Сын, совершенный Дух Святый, Отец и Сын и Святый Дух. И опять: Дух распоряжается дарованиями; разделения дарований суть, а тойжде Дух: и разделения служений суть, а тойжде Господь, и разделения действ суть, а тойжде Бог, действуяй вся во всех (1Кор. 12:4-6).

* Если так, то остережемся отпасть от истины, но будем исповедывать истину, не заступаясь за Бога, но мысля благочестиво, дабы не погибнуть. Ибо невозможно о Троице говорить, или мыслить что-нибудь тварное или природившееся, но вечно был Отец и Сын и Святый Дух. Сын не собрат Отцу и не слиян с Ним, и Дух ни слиян, ни собрат Отцу и Сыну. Но Сын рожден от Отца и Дух произошел от Отца, и Троица неизъяснимо пребывает в одной и той же славе, и Сын непостижимо существует также со Отцем и Святым Духом, и никогда Троица не перестанет быть такою же вечною. И так Отец есть вечно нерожденный и несозданный и непостижимый; Дух Святый всегда нерожденный, несозданный, не собрат, не прадед, не внук, но от одного и того же существа со Отцем и Сыном. Таков Дух Святый. Дух есть Бог.

Глава 13

* Свидетельства такой твердой нашей веры встречаются во всем Писании. Из многих я по возможности предложу немногия, чтоб и в настоящем случае не оставить учение о Духе без свидетельств. Прежде всего Отец говорит о пришествии Сына: положу Дух мой нань, и суд языком возвестит (Исайя 42:1). Сими словами Он проповедует Духа Святаго истинным Богом всем верным во спасение. Единородный, присовокупивши к томуже свидетельству, говорит: Дух Господень на мне, егоже ради помаза мя (Исайя 61:1). Сим свидетельством Христа о плотском Его пришествии, утвержденном и Духом Святым и возвещаемом верным, ясно исповедано, что Дух не чужд Бога. И еще Господь говорит о Духе: Дух Отца моего глаголяй в вас (Матф. 10:20). И опять, дабы показать, что Дух не чужд Божественности Бога, Господь дунул в лице учеников и сказал: приимите Дух Свят (Иоан. 20:22). И еще, дабы показать равенство Свое и единосущие со Святым Духом Своим и Отчим, говорит: аще любите мя, заповеди моя соблюдите, Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам (Иоан. 14:15-16); как бы Сам Господь есть Утешитель и Дух Святый подобным образом есть Со-утешитель. Апостолы, показывая, что Дух не есть раб, но одного и того же Божества, указывают на его самостоятельное владычество, говоря: рече Дух Святый: отделите ми Варнаву и Савла на дело, на неже призвах и т. д. (Деян. 13:2). А Апостол ясно говорит о Нем: Господь же Дух есть, а идеже Дух Господень, ту свобода (2Кор. 3:17); и еще: вы храм Божий есте, и Дух Господень живет в вас (1Кор. 3:16). Итак, если мы называемся храмом Божиим по причине обитания в нем Духа Святаго, то кто осмелится отвергать Духа и отчуждать Его от существа Божия, когда Апостол ясно говорит, что мы соделались храмом Божиим по причине обитающаго в достойных Духа Святаго? Каким же образом будет чужд Бога Дух, испытующий глубины Божии? Не говори мне: испытует (1Кор. 2:10), но еще не знает, как некоторые дерзают хулить и губить себя. Поелику они то же должны сказать и об Отце, что и о Нем написано, именно что Он испытает тайная утробы (Притчи 20:27). Если ты будешь нечестиво мыслить, потому что о Духе к слову испытывать не прибавлено слово знать, то ты нечестиво стал бы мыслить и об Отце, будучи принужден произносить и о Нем то же мнение, потому что по отношению к Отцу, испытующему тайная утробы, не присоединено, что Он знает. И не нужно было этого говорить, когда ясно показывается предведение Божие, и заключается совершенный смысл в слове испытывать. Таким образом и Духу и Сыну и Отцу следует приписывать единое знание и предведение, так как Святая Троица очевидно имеет совершенство и тождество.

Глава 14

* И весьма много можно говорить об этом и привести множество свидетельств от Божественнаго Писания и тем доставить труд читателям. Но мы, при опровержении всякой ереси, довольно много сказали, и все ереси силою Божиею мы немощные опровергли и доказали, что оне чужды истины и каждая из них хулит и отрицает истину или в малом, или во многом. Так они, напрасно богохульствуя против Господа и Святаго Духа, не получат, по словам Господа, отпущения грехов ни здесь, ни в будущем веке (Матф. 12:32), будучи поражены самою истиною, как бы страшным однорогим змием. Таково значение хулы, что она может повредить всему телу. И мы верим слову Распятаго и истинному исповеданию Единороднаго, что хулящему на Духа не отпустится ни в сем веке, ни в будущем, как я сказал. Попранные и пораженные, они безсильны против истины. Все ереси по истине врата адовы, но оне не будут иметь силы против камня, т. е. истины. Если бы некоторые из них захотели сказать: мы сами исповедуем веру, изложенную на Никейском соборе; покажи же мне, на ея основании, что Дух Святый сопричисляется с Божеством, — то они окажутся изобличенными этою верою. Тогда не было изыскания о Духе. Что подлежит изследованию в известное время, о том соборы составляют твердое определение. Так как Арий простирал хулы на Сына, поэтому с преимущественною тщательностию и происходило о том разглагольствие. Впрочем посмотри в самом исповедании: в нем не встретятся говорящие что-нибудь хулители против Духа, духоборцы и чуждые Его дара и освящения. Ибо прежде всего изложение утверждает истину, а не отрицает: веруем во единаго Бога Отца, Вседержителя; не просто сказано: веруем, — но веруем в Бога. И во единаго Господа Исуса Христа, — не просто сказано, но веруем в Бога. И в Духа Святаго — не просто сказано, но во едино прославление и во едино соединение Божества, и в одно единосущие, в три совершенных, единое Божество, единую сущность, единое славословие, единое господство, что показывают слова: веруем, и веруем, и веруем. Сим опровергается их учение. И доколе мне продолжать слово, когда я считаю сказанное против них достаточным для любящих истину? Посему я оставлю и эту ересь, моля Бога даровать нам обычную помощь для опровержения всех их, дабы, силою Его совершив обещанное, возблагодарить Его за все.

Против Аэрия. Ересь пятдесят пятая, а по общему порядку семдесят пятая

Глава 1

* Еще некто Аэрий также произвел великое зло в мире, обезумевши умом, превознесшись мыслию. Всякая ересь произошла по злому умышлению людей, появлявшихся от начала до последняго времени, или вследствие тщеславия, или гордости, или страсти вожделения, или зависти к ближним, или горячности, или безразсудства. Все это ослепление — от диавола, не потому, чтобы диавол был в силах обольстить не желающаго, но потому, что каждый для себя становится виновником соделания греха, да искуснии, — как говорит Апостол, — явлени бывают (1Кор. 11:19). Этот Аэрий еще и до сих пор жив: он совершенно Арианин, он не иначе мыслит, как и Арий, и даже много превзошел Ария в своих помышлениях. Он остр на язык и вооружен словом до такой степени, что привлек к себе толпы обольщенных и множество людей, чешемых слухом (2Тим. 4:3) и распущенных умом. Он выдумал много баснословнаго и пустаго, и хотя это людей умных приводило в смех, однако же он обольстил тем и увлек многих. Он был со-товарищ Евстафия, епископа Севастии, которая находится в области, называемой Понтом, или малою Армениею. Выше упомянутый Евстафий и Аэрий вместе подвизались. Когда же Евстафий возведен был на епископию, Аэрий очень желал того же, но не достиг. Отсюда возникла зависть. Евстафий, казалось, был привязан к Аэрию: скоро он поставляет его во пресвитера и вверяет ему странноприимный дом, который в Понте называется беднопиталищем. Такие домы устрояют предстоятели церквей по любви к странноприимству, и помещают там людей искалеченных и немощных и доставляют им по возможности содержание.

Глава 2

* Поелику же негодование у Аэрия не прошло, то ежедневно между им и Евстафием умножались распри и возникали неудовольствия: от Аэрия против Евстафия шли слова недобрыя и клеветы. Епископ Евстафий, вызвавши к себе Аэрия, ласкал его, увещевал, угрожал, бранил, советовал, и ничего не мог сделать. Что сначала было устроено, стало приходить в большой безпорядок. Наконец покинув беднопиталище, Аэрий удалился. С тех пор, желая найти какой-либо предлог против Евстафия, как против врага, или пустить в него стрелу, как в неприятеля, он разведывал и, наконец, клевеща всем на Евстафия, говорил: он уже теперь не таков, но стал наклонен к сбору денег и всякаго имения. Таковы были клеветы от Аэрия. Евстафий действительно, имея в руках церковныя нужды, иначе не мог поступать, и слова Аэрия казались правдоподобными.

* Может быть, кто-нибудь подумает, почему, говоря против Аэрия, мы выставляем Евстафия, не считаем ли разве достойным похвалы Евстафия? Жизни его и поведению не мало людей удивляются. О, если бы он правильно мыслил и по отношению к вере! Но он и сам с начала до конца держался Ария, и скорби гонений его не исправили. Ибо он изгнан был вместе с Василием, Елевзием и прочими. Кажется и к блаженному папе римскому Либерию он отправлялся в посольстве вместе с другими епископами и подписался под изложением Никейскаго Собора и православным исповеданием. Но после, как бы опомнившись и воспрянув от сна, опять обратился к зловерию арианскому. Впрочем у нас речь об Аэрии, потому к нему опять должно обратиться.

Глава 3

* По таким-то причинам Аэрий отказывается от управления. Оставив беднопиталище, он привлек к себе много мужчин и женщин и удалился с ними от церквей, полей, селений и городов. Часто это множество народа проводили время на полях, под открытым небом, заносимые снегом, укрывались под скалами и убегали в леса. Учение Аэрия было так безумно, что человек представить не может. Он говорил: что такое епископ в сравнении с пресвитером? Он ничем от него не отличается: один чин, одна честь и одно достоинство у того и другаго; возлагает руки епископ, возлагает и пресвитер, прощение преподает епископ, преподает и пресвитер; домостроительство служения совершает епископ, то же самое и пресвитер; возседает на престоле епископ, возседает и пресвитер. Таким образом Он обольстил многих, которые приняли его за руководителя. Еще говорил он: что такое Пасха, которая у вас совершается? Ведь вы последуете иудейским басням; Пасху совершать не должно, потому что «пасха за ны пожрен бысть Христос (1Кор. 5:7)». Потом еще он говорил: на каком основании после смерти вы поминаете имена умерших? Если живой молится и роздал имение, какая от того польза умершему? Если молитва здешних полезна для тамошних, в таком случае никто пусть не живет благочестиво и не делает добра, но пусть приобретет себе друзей каким угодно способом, хотя бы склонивши их деньгами, или перед смертию упросит друзей, и они будут молиться за него, чтоб он там не пострадал и не был истязан за соделанные им тяжкие грехи. Да и пост без нужды установлен. Это учреждено Иудеями под игом рабства: ибо «праведнику закон не лежит, но отца и матере досадителем и прочим (1Тим. 1:9). Если я хочу поститься, я сам выберу какой-нибудь день и буду поститься свободно». Поэтому у Аэриан принято поститься больше в воскресный день, а в среду и в пяток — вкушать пищу. Часто, впрочем, и в среду они постятся, впрочем не по предписанию, а по собственному произволению. А во дни Пасхи58 , когда у нас долулежания, блюдение чистоты, злострадание, сухоядение, молитвы, бдения и посты и всякия душеспасительныя воспоминания святых страстей, — они с ранняго утра накупят мяса и вина и, наполнив свои желудки, громко хохочут, насмехаясь над совершающими святое служение в неделю Пасхи. Хотя они ведут отшельнический образ жизни, но подвижничества у них нет, и они много держатся мясоядения и винопития, и только разве редкие из среды их по собственной воле пожелают жить не так. Но большая часть из них употребляют обильныя яства, мясныя кушанья и пьют вино, как я много раз говорил. Вот что изрыгнуто Аэрием в мир.

Глава 4

* Его мысль и неверие обнаруживаются и в том безумном учении, которое его злохудожеством внесено между людьми. Приступим же к его опровержению и, сказав немногое, оставим его. Что все у него исполнено безразсудства, это ясно для имеющих ум. Он говорит, что епископ и пресвитер — одно и то же. Как же это возможно? Сан епископский раждает отцев для церкви, а сан пресвитерский, будучи не в состоянии раждать отцев, раждает чад для церкви посредством бани пакибытия, а не отцев, или учителей. И как можно поставлять пресвитеру, не имеющему права рукоположения? Или как можно назвать пресвитера равным епископу? Привела Аэрия в обольщение его насмешливость и зависть.

* Для обольщения себя и своих слушателей он представляет то, что Апостол пишет пресвитерам и диаконам и не пишет епископам. Епископу он говорит: не неради о своем даровании, живущем в тебе, которое получил ты посредством рук священничества (1Тим. 4:14). И еще в другом месте обращается к епископам и диаконам (Филип. 1:1): значит, епископ то же, что пресвитер. И этот человек, не знающий последовательности истины и не занимавшийся древнейшею историею, не понимает, что святый Апостол писал по случайным обстоятельствам, когда проповедь была еще юна: где уже были поставлены епископы, он писал епископам и диаконам. Апостолы не все могли вдруг устроить; была нужда прежде всего в пресвитерах и диаконах, и посредством этих двух степеней можно было исполнять церковныя обязанности. А где не оказывался достойный епископства, там оставалось место без епископа; где же была нужда и были люди, достойные епископства, там поставляемы были епископы. Так как народа было немного и из них некого было ставить во пресвитеры, то довольствовались одним местным епископом. А без диакона епископу быть невозможно. Поэтому святый Апостол озаботился, чтобы при епископе для служения были диаконы. Церковь не получила еще полнаго устройства, потому в то время и было такое ея положение. В каждом деле не с начала все есть, но с течением времени все устрояется к удовлетворению потребностей.

Глава 5

* В Ветхом Завете Моисей посылается в Египет с одним жезлом. При вступлении его в Египет присоединяется к нему посланный от Бога Аарон, брат его. Потом, когда брат получил от него доверие, в то время собрались к нему старейшины и начальники народные. После того, когда дело утвердилось и силы умножились, он перешел море. И они еще не были под законом, доколе Господь не позвал Моисея на гору. Он дает ему скрижали и показывает ему, как устроить скинию, и поставить вождей, десятоначальников, пятдесятоначальников, стоначальников, тысяченачальников (Исход 18:25). Видишь ли, как дела постепенно разширяются? Виждь, — говорит Господь, — да сотвориши все по образу, показанному тебе на горе Синайской (Исход 25:40). Видишь ли, как законоположением прибавлены: седмисвещный светильник, длинныя священническия ризы, звонцы и рясны, нарамники и наглавия, увясла и соединение различных камней, чаши, фимиамники, умывальники, жертвенники, блюда, масмароф, т. е. кропила, мидикоф, т. е. кру́жки, маханоф, т. е. подставы59 и прочее, о чем говорит закон, херувимы и иное, ковчег завета, носилки и кольца, скиния, покровы и кожи червленыя, петли, и прочее, придверники, трубы кованыя и изогнутыя, золотыя и серебрянныя, медныя и роговыя и все другое, о чем говорит закон, различныя жертвы и учреждения. Так как в начале этого не было, то ужели после того, как все это введено, дело не получило устройства? Так должно судить и о том, что написано у Апостола, именно, что такой был порядок до тех пор, пока не разспространилась церковь, пока она не пришла в свою меру, пока весьма правильно не устроен был разумный порядок Отцем, Сыном и Святым Духом. Так падает учение Аэрия.

* А что не может быть епископ то же, что пресвитер, об этом учит Божественное слово святаго Апостола, кто именно епископ и кто пресвитер. Он говорит Тимофею, бывшему епископом: старцу (пресвитеру) не твори пакости, но утешай, якоже отца (1Тим. 5:1). Для чего же внушается епископу не творить пакости пресвитеру, если бы он не имел власти выше пресвитера? И еще говорит: на пресвитера хулы не приемли скоро, разве при двою или триех свидетелех (1Тим. 5:19) Не сказал кому-либо из пресвитеров: не приемли хулы на епископа, и не написал, чтобы кто-нибудь из пресвитеров не обвинял епископа. Видишь ли, как велико падение всякаго, потрясеннаго диаволом?

Глава 6

* Посмотрим и разсмотрим и другия части его учения. И прежде всего скажем о Пасхе. Он приводит слова: пасха наша пожрен бысть Христос. Посмотрим, совершал ли Пасху сказавший это. Сказано: тщашеся, да празднует пятдесятницу во Иерусалиме (Деян. 20:16). Какую же Пятдесятницу праздновал Павел, если бы не совершил Пасхи? Кто во всех странах вселенной не согласится, что среда и пяток есть пост, учрежденный в церкви? Если нужно говорить о Постановлениях Апостолъских, то почему там назначен пост в среду и пяток, исключая Пятидесятницы? И относительно шести дней Пасхи60 почему они заповедают, что не должно совершенно ничего принимать, кроме хлеба, соли и воды? А какой день праздновать и как разрешить пост в наступающее воскресение, всякому очевидно. Кто же из них более сведущ? Человек ли обольщенный, теперь только появившийся и доныне живущий, или свидетели, жившие прежде нас, державшие прежде нас церковное предание, принявшие от своих отцев, которые также научились от живших до них, как церковь доныне содержит истинную веру и предания, принявши оныя от ея Отцев? И так и опять падает мнение Аэрия о Пасхе. Если бы об этом предмете, т. е. средах и пятках Апостолы не говорили в Постановлениях, тогда мы имели бы другия доказателъства отвсюду. Впрочем они об этом в точности пишут. И церковь это приняла, и во всем мире последовало согласие, прежде нежели появились Аэрий и от него Аэриане. Кажется, он и имя получил по справедливости: ибо он имеет нечистый дух, от воздушных (ἀερίων) духов злобы, поселившийся в нем для борьбы с Церковию.

Глава 7

* Потом, что касается до поминовения имен усопших, то, что может быть полезнее этого, что благовременнее и удивительнее веры живущих людей, что отшедшие живы и не обратились в несуществующих, но существуют и живут у Владыки, что таким образом передается благочестивое учение о том, что есть надежда молящимся за братий, как бы отправившихся в путь. Молитва, приносимая за них, полезна, хотя и не уничтожает все вины, потому полезна, что, живя в мире, мы часто претыкаемся невольно и добровольно, а что для того, чтобы обозначилось то, что более совершенно. Мы поминаем и праведных и грешных, грешных потому, что просим им милости от Бога, а праведников, отцев, пророков, апостолов, евангелистов, мучеников, исповедников, епископов и отшельников и весь их чин, для того, чтобы почитая Господа Исуса Христа отделить его от чина людей и воздать Ему почтение, имея в мысли, что Господь несравним ни с кем из людей, хотя бы каждый из людей обладал безчисленными делами праведности. Ибо какое может быть сравнение, когда один — Бог, другой — человек, один на небе, другой на земле с останками тела, оставляемыми на земле, кроме возставших и вступивших в чертог, как говорит святое Евангелие: многа телеса святых восташа и внидоша с Ним во святый град (Матф. 27:52-53). О каком это святом граде говорит? Речь здесь относитоя к обоим градам — к здешнему и горнему. Что они прежде взошли с Ним в здешний Иерусалим, — это ясно. Но прежде нежели Спаситель возшел на небо, никто не восходил туда, пока не взошли вместе с Ним: никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын человеческий (Иоан. 3:13). Но об этом мы в своем месте указали два мнения. А если кто скажет, правда ли, что в Иерусалим Он взошел, тот пусть знает, что в тот день дверем затворенным предстал Господь, идеже бяху ученицы собрани и глагола им: мир вам (Иоан. 20:19).

* Но я опять возвращусь к тому, о чем говорил по порядку, именно, что церковь необходимо совершает это поминовение, получивши предание от отцев. Кто же может нарушить заповедь матери, или закон отца? У Соломона сказано: слыши, сын, слова отца твоего и не отрини заветов матери твоея (Притчи 1:8). Этими словами показывает, что Отец, т. е. Бог и Единородный и Дух Святый научал и письменно и неписьменно, и что матерь наша Церковь имела заветы, в ней положенныя, нерушимые, немогущие уничтожиться. Что заветы эти учреждены в Церкви и все прекрасны и удивительны, — в этом опять мы убедили самаго заблуждающагося. Оставив и его и задавивши его твердым церковным учением и силою Божиею как жука, или муху, или овода, перейдем к следующим ересям, призвавши Бога на помощь.

Против Аномеев. Пятьдесят шестая, а по общему порядку семдесят шестая ересь

Глава 1

* Есть еще некоторые еретики, называемые Аномеями. Они недавно появились. Вождем их был некто диакон Аэтий, произведенный в этот сан за свою болтливость Георгием Александрийским, бывшим епископом у Ариан и Мелетиан. Во времена Юлиана, как выше у меня показано, Георгий торжественно провезен был по городу на верблюде; сначала окружен он был язычниками и много потерпел от них, торжественно, как сказал я, проехал, бит был прутьями, потом влачим был почти чрез весь город, и так умер, а после смерти был сожжен и вместе со множеством костей птиц и животных обращен в пепел, и прах его развеян был по ветру. Таков был его конец. Может быть, кто-нибудь скажет так об умершем: значит, он мученик, когда так пострадал от язычников? Если бы у него подвиг был за истину и если бы случилось ему потерпеть это от язычников по ненависти и за исповедание Христа, конечно, он был бы помещен в числе мучеников и притом не малых. Но это было с ним не за исповедание Христа, но за великое насилие, которое он причинил городу и народу во время своего епископства, похитив у граждан доставшееся им от родителей имение. Мы не клевещем на этого человека; ибо много нанес он зла Александрийцам, как например, взял на откуп всю селитру и болота с папирусом и тростником и соленыя озера, и вздумал этим распоряжаться и доставлять все к себе. Такое у него было постыдное корыстолюбие, что он не пренебрегал даже ничтожных вещей: так он придумал завести известное число носильщиков тел умерших, и нельзя было выносить тел умерших, и особенно чужестранцев, без людей от него к тому приставленных. Это он делал не по страннолюбию, но, как я сказал, ради дохода. Если же кто сам погребал тело, тот подвергался опасности. Таким образом, с каждаго покойника доставалась ему какая-нибудь прибыль. Умалчиваю о другом, именно: как этот человек вращался в роскоши и других пороках и в жестокости. Александрийцы, и особенно язычники, за все это имевшие гнев на него, довели его наконец до смерти. Александрийцы умертвили его, как скоро услышали о смерти Констанция. У меня же не было другаго предлога говорить о Георгии, кроме того, что Аэтий поставлен был от него во диакона.

Глава 2

* Этот Аэтий до зрелаго возраста, как говорят, был вовсе невежда в мирских науках. Поживши еще, он учился в Александрии у одного Аристотелика философа и софиста и, изучив диалектику, вздумал изложение учения о Боге представлять в фигурах. На свободе он занимался и сидел над этим непрерывно с утра до вечера, изучая и стараясь достигнуть говорить о Боге и составлять о Нем определения посредством геометрии и фигур. Сделавшись полным Арианином и держась неистоваго учения Ариан, он, от обращения с ними, стал еще более вредоносен и ежедневно изощрял язык свой против Сына Божия и Духа Святаго. Некоторые обвинили его и донесли на него Констанцию, и он был сослан в пределы Тавра. Здесь он распространял свое нечестивое учение, с дерзостию выставляя оное на вид, и, поднимая голову с большим безстыдством, непрерывно извергал свое злоучение. Он дерзнул назвать Сына неподобным Отцу и не тождественным с Отцем по Божеству. И мы сами не держимся подобия; ибо знаем, что Сын выше подобия по отношению к Отцу, как тождественный и равный с Ним по Божеству и нисколъко не отличный. Хотя многое уподобляется Богу, однако же это не одно и тоже, не равно Божеству: так и человек создан по образу и по подобию, но он не одно и то же с Богом по равенству. Так и царство небесное подобно зерну горушичну (Матф. 13:31), но зерно не одно и тоже с царством и непричастно одной и той же закваске. Подобно оно еще десяти девам и дому владыке, но только подобно, а не одно и то же. А поелику Сын подобен Отцу, и больше чем подобен, потому что Он одно и то же с Отцем и равен Отцу, то мы стараемся доказать не подобие Его только, но тождество Его и равенство, как Бога от Бога и Сына от Отца, и не инаковаго по существу, но родившагося от Него. Так утверждаем и о Святом Духе. А этот отважный Аэтий не захотел удостоить Сына и подобием со Отцем. Но мы, основываясь не на одном подобии, истинно исповедуем учение веры и чтим Троицу. Серебро подобно олову, и золото меди, и свинец железу, и драгоценные камни подобны стеклу, но это подобие обозначает не природу, но только сравнение.

Глава 3

* Что касается до Писания, которое исповедует Сына образом Бога невидимаго, то мы, изучив по милости Божией силу Божественнаго Писания, где сказано Фарисеям: не знаете писаний, ни силы Божией (Матф. 22:29), узнали двоякое значение этого слова. Впрочем, для объяснения этого выражения, мы укажем на неправильное его употребление между людьми. Говорится: образ человека и образ неподобный. Один образ начертан красками, а другой произведен раждательною силою единосущия, так как рожденный Сын носит на себе отличительный признак в сравнении с Отцем. В нем открывается и отображение, и тождество, и единосущие, и отпечатление Отца. И так единородный Сын Божий есть, по нашему мнению, одно и тоже с Божеством и достоинством Отца и равен Ему истинным образом и подобием, не таким, которое изменялось бы, но неизменным, как Сын истинно и единосущно рожденный от Отца. Так думаем и о Духе Святом, что Он от Отца исходит, хотя и не раждается, потому что Сын единороден. Но этот Аэтий, сильно восхотев воспротивиться исповеданию истины, покушается признавать Сына неподобным Отцу. Другие Ариане получили повод к заблуждению от Лукиана и Оригена и были за одно с Астерием софистом, который отпал во время гонения, бывшаго при Максимиане. Некоторые из них, как у меня показано выше при разсмотрении ересей, признавали Сына Божия тварию и учили, что Дух Святый есть тварь твари, а некоторые говорили, что Сын подобен Отцу, хотя и признавали Его тварию. Но Аэтий, ко всей их лжи присоединив собственное нечестие, ясно раскрыл жестокое и безстыдное учение против Господа. И сказать правду, утонченное учение этого Аэтия, называемаго и Аномеем, прямо соприкасается с теми, которые допускают, что Сын есть тварь. Ибо все сотворенное неподобно Сотворившему, хотя и уподобляется по благодати. И Творец неподобен сотворенному, хотя потщился украсить оное разными красотами, разве только отпечатлевается в нем некоторое подобие и отображение только при сравнительном созерцании. Учение Аэтия имело силу у Ариан, признававших Сына Божия и Духа Святаго сотворенными, но впоследствии будучи лишен общения от самих Ариан, именно от Евдоксия, Минофила и других, он изобличил их пред царем, сказав: как все они думают, так и я думаю, во что у меня говорится прямо, то они скрывают, и что я открыто заявляю и исповедаю, все они говорят тоже, но скрытно. Тогдашний царь был не против лицедейства Ариан, но думал, что они учат благочестиво. Впрочем, он с негодованием отказывался признавать Сына Божия тварию и поэтому приказал сослать Аэтия в ссылку, как выше сказано.

Глава 4

* С этого началась ересь, и от одного предположения поднявшись мыслию к большему произведению зла, Аэтий страшно уязвил и свою душу и ему поверивших. Он после того так увлекся мечтанием, что и сам и наученные им стали говорить: я так отлично знаю Бога и так разумею Его, что столько не знаю себя, сколько знаю Бога. Многое и другое мы о нем слышали, именно, как страшно ухищрялся диавол посредством его погубить души людей, им уловленных. Ибо нет у них заботы ни о святости жизни, ни о постах, ни о заповедях Божиих, ни о чем другом, что предписано от Бога людям для жизни. Но у них готово слово на все. С ними то же бывает, что с человеком, который сбросил весь груз с корабля, а оставил одну какую-нибудь вещь из лежавших в корабле, например, глиняный сосуд, или какой-либо другой, как будто бы ему можно было с помощию одного сосуда проплыть все море и получить спасение от потопления; а когда он случайно выпадет и человек от сосуда не получит пользы, какой ожидал, тогда, поглощенный волнами, он потерял и товар и собственную безопасность. Таков и Аэтий и происшедшие от него Аномеи: выставляя на вид изречение, сказанное Господом в Евангелии, они приводят слова, а силу их неправильно понимают и заблуждаются. Когда с ними встретится кто-нибудь и напомнит им о заповедях, они говорят на это: Бог ничего другаго не требует от нас, как только чтобы мы знали Его, как и Христос сказал: Отче! даруй им жизнь иметь в себе: се же есть живот, да знают Тебе единаго истиннаго Бога, и Егоже послал еси Исус Христа (Иоан. 17:3). Мы слышали от некоторых, которые прямо слышали от самого Аэтия, о том, как некоторые из них были уличены в блуде с женщиною и за то подвергались осуждению. Но Аэтий не строго отнесся к этому, а напротив усмехался, говоря: это ничего не значит; это телесная нужда и отправление, то же, что ковыряние в ухе (мне стыдно говорить, как этот грязный человек изъяснялся); взявши перо, или прутик, мы ковыряем в ухе и таким образом прекращаем в нем зуд: так и это случается по природе, и кто это сделает, не грешит.

Глава 5

* И много такого говорил этот человек и учил ложно и нечестиво, так что из самых дел оказывалось, кто он такой. Но нам дадут ясный свет слова Господа, Который сказал: внемлите от лживых пророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы: от плод их познаете их: еда объемлют от терния грозды, или от репия смоквы? (Матф. 7:15-16). Так и его дерзость безсмыслия, когда он раскрыл необузданныя уста против Владыки и не стыдится хулить своего Господа, там и здесь изобличается, дабы люди разумные, попробовав плодов его необузданности и лживости, не стали собирать подобных плодов. Ибо с терновника не может быть собираем виноград, как и от злоучения не может произойти святость. Итак вот что было и случилось с Аэтием, как мы слышали. В учении его, как я сказал, много такого, что явилось вследствие его неистовой гордости, дерзнувшей возстать против Господа, но я предложу из многаго немногое, и для опровержения этого скажу, что даст Господь. У этого Аномея видно искажение веры и подбор слов: слова берутся из Писаний, но они заключают не тот смысл и имеют другую силу, между тем у него принимаются не так.

Глава 6

* В начале он разсуждает так: не может нерожденное быть подобно рожденному, потому что то и другое различается самим названием: одно — нерожденное, другое — рожденное. Все это глупо и привело Аэтия к безумию. Если мы станем искать родителя для нерожденнаго, так, чтобы не потерять истиннаго мнения о Христе, тогда найдется уже не один Отец, и не отец отца, но безконечные отцы отцев, и будет уже не один Бог, вечно сущий, ничего не имевший прежде Себя и всегда пребывающий, от котораго родился и существует истинный, единородный Сын и Святый Дух, от Него происшедший, но будут искомые многие боги, и таким образом все наконец будет обманом, а не истиною. Но нам нужно, как и действительно, знать единаго Бога, Отца Господа нашего Исуса Христа, от Котораго и Дух Святый, от Отца исходящий и от Сына приемлющий. Это есть единое Божество, един Бог, един Господь, Отец и Сын и Святый Дух. Ни Сын, ни Святый Дух не есть какое-либо слияние со Отцем, но Отец есть Отец, Сын — Сын и Святый Дух — Святый Дух, три совершенных, единое Божество, един Бог, един Господь, как мы много раз при разсмотрении всех ересей передавали такое славословие о Боге. Итак, поелику един есть Бог, то нельзя предполагать другаго Бога, кроме сущаго; Отец есть дивно нерожденный и несотворенный, и единородный Сын Божий, от Него рожденный, не есть неподобен Ему во всем, но одинаков со Отцем и равен Ему по всякому достоинству, хотя Он рожден, а Тот нерожден. Если Он совершенно родил из Себя Сына, то невозможно Сыну не быть равным и подобным Отцу. Ибо все раждающее раждает подобное себе, и не только подобное, но и равное тождеством. Человек раждает человека и Бог — Бога; человек — от совокупления телеснаго, а Бог неизъяснимо един родил Единороднаго, ни истечением каким-либо, ни сжатием, ни расширением. Но будучи духом, Отец безначально и безлетно родил из Себя Сына, подобнаго Ему во всем и равнаго, как говорит святое Евангелие: искаху Его Иудее убити, яко не токмо разоряше субботу, но и называл Себя Сыном Божиим, равен ся творя Богу (Иоан. 5:18). Каким же образом Он неподобен Отцу и не равен с Ним во всем, когда Он имеет жизнь в Себе и говорит: якоже Отец воскрешает мертвых, тако и Сын воскрешает мертвых (Иоан. 5:21)? И еще говорит: видевый мене виде Отца (Иоан. 14:9). Не может быть отличен Тот, который показует Собою Отца и говорит: знающий Меня знает Отца, и еще: видевый мене виде Отца. Что Он не инаков сравнительно с Отцем, на это указывают Отец и Сын: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Бытие 1:26). Итак если бы Сын не был подобен Отцу, то каким бы образом человек сотворен был до образу и по подобию? Отец не сказал: сотворим человека по образу моему, или по образу Твоему, но по образу нашему. Словами: по образу нашему Он показал не только равенство и подобие Сына со Отцем, но и то, что Сын тождествен с Ним во всем и не отличается от Него.

Глава 7

* Как же Сын не может быть равен и подобен, когда Он говорит: Аз во Отце и Отец во Мне (Иоан. 14:10)? Он не только говорит это в Евангелии, но и Исаия, пророчествовавший Святым Духом, знал, что Сын во Отце и не чужд Отца и не отличен от Него, как показывают слова его, которыя в еврейском читаются в таком виде: ффоу саарим, уиавотон садик, сомир, еммунио, иесросмоох, фезар салом салом, хивак ватоу, ветув валдонаи аддоф, хиваиа адонаи содолемим61 .

* По переводу Акилы читается так: отворите ворота, да войдет народ праведный, хранящий веру, здание укрепленное, ограждение мира, потому что на него уповает он; уповайте на Господа до века, потому что в Господе Господь, утвердивший веки. У седмидесяти читается так: отверзите врата, да внидет хранящий истину и приемлющий истину и хранящий мир, яко на тя надеяшася, Господи, до века, Боже великий, вечный. (Исайя 26:2-5). Пусть заметит читатель, что у седмидесяти вместо: в Господе поставлено: Господи великий. И сколько можно говорить об этом? Но я опасаюся, чтоб не доставить излишняго обременения продолжением речи об этом предмете. В Божественном Писании все ясно для тех, которые желают приступить к слову Божию с благочестивою мыслию и не повергать себя в бездну смерти под влиянием диавольскаго действия, подобно этому жалкому Аэтию и поверившим ему людям, которые ополчились против истины более всех, бывших до них, хульников на Бога и Его веру. Но не на этом только утверждаясь, мы сказали, что не может Сын быть неподобен Отцу. Он не только подобен, но и равен, тождествен по Божеству, тождествен по вечности и силе. Мы не называем Его тождесущим (ταὐτούσιον), чтобы этим словом, некоторыми употребляемым, не уподобиться Савеллию. Но мы называем Его тождественным по Божеству, и сущности, и силе, по всему равным Отцу и Святому Его Духу. Мы называем Его единосущным (ὁμοούσιον), как содержит святая вера, дабы частицею: ὁμὲ ясно обозначить совершенство лиц, именно, что Сын от Отца, совершенный от совершеннаго, совершенный и Дух Святый.

Глава 8

* Эти люди уловлены будут одним, двумя, тремя свидетельствами. Если Сын признается рожденным от Отца, то по необходимости он будет признан подобным Родившему. Очевидно, что, называя Сына порождением, Аэтий разумеет и верует, что Он тварь, что называется Он Сыном только по благодати, как додумался до того этот знаток небесных пределов, делитель неразделимаго и измеритель нашего спасения во Христе. Но учение всех таких людей, которые допускают, что Сын есть тварь, падает; так падет и его учение. Я спрошу его по всей справедливости: скажи мне: что говоришь ты о Сыне Божием? Называешь ли Его тварию, или порождением? Если считаешь Его тварию, не прикрывай лукаво поругания, называя его порождением Отца. Ибо все сотворенное не есть рожденное; и если рожденное, то несотворенное. И так перестань произносить слово: рожденное, ибо не свойственно тебе устами произносить хотя в одном слове речения истины. Но выскажи все твое ухищрение, дабы мы знали, кто ты таков, и таким образом избежали коварства твоего, уловитель души и обманщик поверивших тебе! Покланяешься ты Сыну Божию, или не покланяешься? Да, говорит, покланяюсь Ему. Богу покланяешься, или нет? Да, говорит, Богу покланяюсь. Какой же это будет Бог, котораго ты называешь сотворенным и покланяемым? Как будто покланяемый Бог сотворил только Одного и Ему повелел покланяться, между тем как все другое не хочет сам сотворивший делать предметом поклонения, но осуждает покланяющихся, научая посредством закона: не сотвори себе подобия, да не поклонишися ему ни на небеси, ни на земли, ни в водах (Исход 20:4). И Апостол говорит: послужиша твари паче Творца и объюродеша (Рим. 1:22,25). Почему же не повелевает покланяться всему этому? Разве есть лицеприятие у Бога? Да не будет! Тем самым, что одному должно покланяться, Он показал, что покланяемый есть совершенно инаковый от твари, и тварь, которой покланяются, есть инаковая от покланяемаго Господа, Сына Божия, рожденнаго от Отца. А потому, что Сын родился от Него и Ему подобен и равен, Он и есть покланяем от всех. Им сотворил Он все и без Него ничтоже бысть (Иоан. 1:3). В Нем и в Святом Его Духе, от Него изшедшем и от Сына приемлющем, Отец сотворил и утвердил все: словом Господним небеса утвердишася, и духом уст Его вся сила их (Псалтырь 32:6). Когда сказал Единородный, как и выше у меня сказано: да знают тебе единаго истиннаго Бога, и егоже послал еси Исус Христа (Иоан. 17:3). Он отделил себя от твари. Так и Апостол говорит: един Бог, из негоже вся и мы тем, и един Господь Исус Христос, имже вся и мы тем (1Кор. 8:6). Видишь ли, как указал на единаго Бога Отца и на единаго Господа, от Него рожденнаго? Не сказал: един Бог и един Господь со всем, от него произшедшим, но: един Господь, имже вся. Если же един Господь, которым все сотворено, то Он не есть один из всех, но есть Творец всего, Создатель всего сотвореннаго.

Глава 9

* Сын, от Отца рожденный и от Отца произшедший, Которым все сотворено, неподобен всему, так как Он есть творец всего; поелику един Бог Отец, из негоже вся и един Господь Исус, имже вся. Вышеприведенныя слова соединяются словами един и един, а слова: из негоже и имже ясно указывают, на Сына, произшедшаго из Отца; слова же: имже вся удивительно разъясняют, что Сын отличен от прочих существ, и тем показывают, что существует Отец и существует Господь, Единородный Сын от Отца. Говорил же это Апостол по внушению Духа Святаго, по этой причине не имел нужды упомянуть о Духе, не потому, будто Дух не спрославляем Отцу и Сыну, и не потому, будто Он обозначается в ряду всех существ, сотворенных Сыном. Достаточно было того, что в твердом исповедании Сына Он сопричислен к Отцу и Сыну в следующих словах: шедше крестите во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28:19). Итак, когда говорил Апостол, или лучше, когда говорил в нем Дух Святый, Он не сказал о Себе; потому что знание о нем было ясно и со стороны Иудеев не подвергалось сомнению. Возвещение о нем откладывалось до другаго времени, дабы Святый Дух не свидетельствовал Сам о Себе. Апостол водим был Святым Духом и говорил об Отце и Сыне, дабы тем указана была Троица, присно сущая и никогда не престающая существовать. Не удивляйся, когда услышишь: един Бог, из негоже вся и един Господь, имже вся. Назвавши Сына Господом, Апостол вовсе не отрицал, что Господь есть вместе и Бог; а сказавши: един Бог имже вся, не отрицал, что один и тот же есть Бог и Господь. Ибо вместе и Господь и Бог, и Бог и Господь, и никакого нет несогласия в словах, истинно возвещенных нам от Бога чрез Апостолов для нашего спасения. Но Аномей и произшедшие от него, оставивши путь истины, заблудились, худо поняв изречения Божии, и наконец, уклонившись в разсуждения и в разглагольствия о словах, отступили умом от истины и отпали от небеснаго. Если бы они захотели предать ум свой просвещению евангельскому, их изобличило бы всякое слово. Ибо нигде Единородный по пришествии во плоти не говорит: сотворивший Меня Отец послал Меня; и Отец нигде, ни в Евангелии, ни в Ветхом Завете, не говорит: я сотворил вам Сына, но говорится: Отец посла мя (Иоан. 5:36), и еще: от Отца изыдох и иду (Иоан. 16:28), и еще: сый в лоне Отчи (Иоан. 1:18) и еще: Слово бе к Богу и Бог бе Слово (Иоан. 1:1). И многое можно привести на мысль относительно нашего спасения, дабы не увлекаться хитрым учением этого диавола. Ибо диавол, желая погубить род человеческий по зависти к славе человека, придумал различныя хитрыя средства, во-первых, неведение, во-вторых, идолослужение, потом худой образ жизни, теперь же наконец обман и обольщение посредством ересей, дабы всячески отвратить человека от небеснаго.

Глава 10

* Вот сколько может сказать против тебя, Аномей, ум нашей мерности! Прекрасно называешься ты Аномеем, т. е. неподобным, потому что и нравами и мыслию ты отступил от людей обладающих мудростию Божиею и имеющих истинную веру. Не потому ты стал не похож на людей, что будто бы преуспел в добре, но потому, что ты уклонился от пути истины и стал потому не похож на сынов Церкви; восхотев Сына Божия, равнаго Отцу, называть неподобным Отцу, ты сам стал неподобным, заслужив это название и не будучи подобен спасаемым в Боге.

* Но чтобы не тратить время в изследовании его вопросов, мы изобличим его учение его же словами, которыя он сам высказал в диалектических писаниях к некоторым. Он выказал диалектику, полную обмана, в своем сочинении, которое не заключает в себе ни одного слова безукоризненной и чистой веры, благоустроенной Духом Святым и кротким. Но прежде всего я почел нужным поместить здесь сполна дошедшее до нас его сочиненьишко, дабы сделать против него опровержение посредством его самого.

* Вот это сочинение Аномея Аэтия

Глава 11

* Поелику во время гонения, открытаго против нас современниками, некоторые из них, захватив себе частным образом вместе со многим другим написанное нами сочинение о нерожденном и рожденном Боге и испортив оное вставками и сокращениями, издали оное, изменив веденный там порядок, то, когда пришел к нам некто из ученых и принес оное нам, я признал необходимым, как сочинитель, очистив это сочинение послать оное к вам, все благочестивые подвижники и подвижницы, дабы вы могли знать, что сочинение наше написано по мысли святых Писаний.

* При помощи его вы краткими замечаниями будете в состоянии остановить всякаго человека, безстыдно решающагося возражать вам о нерожденном и рожденном Боге, а всего более вышеупомянутых людей. Я расположил оное в виде стихов, присоединив возражения и решения, с доказательствами удопонятными и ясными, и начав речью о нерожденном Боге.

1 Если нерожденный Бог может сделать рожденное нерожденным, то, если всякая сущность есть нерожденна, ни одна из них не будет отличаться от другой по своей неподчиненности. Таким образом, как может кто-либо говорить, что одна сущность изменяется, другая изменяет, если он не допускает, что Бог производит не из готоваго вещества?62 .

2 Если нерожденный Бог выше всякой причины, поэтому Он был бы выше и рождения. Если же Он выше всякой причины, очевидно, что Он выше и рождения. Ибо он не получил бытия от другой причины и Сам Себе не дал бытия.

3 Если же Он Сам Себе не дал бытия, не по немощи естества, но потому, что Он превосходит всякую причину, то кто допустит, что природа произведенная не имеет в сущности никакого различия от произведшей, когда таковая природа не допускает рождения?

4 Если Бог нескончаемо пребывает в нерожденной природе и если рожденное нескончаемо остается рожденным, то неправильное мнение о единосущном и подобосущном будет устранено; но так как та и другая природа постоянно пребывает в собственном достоинстве естества, то оне остаются несравнимыми по сущности.

5 Если Бог есть нерожденный по сущности, то рожденное родилось не разторжением сущности, но оно произведено произвольно. Ибо никакое благочестивое учение не допускает, чтобы одна и таже сущность была и рожденною и нерожденною.

6 Если бы нерожденное родилось, то что препятствует рожденному соделаться нерожденным? Потому что всякая природа стремится более к свойственному себе, нежели к несвойственному.

7 Если Бог не есть всецело нерожденный, то ничто не препятствует ему родить существенно. Если же Он есть всецело нерожденный, то Он не разторгся сущностию в рождении, но по своей воле произвел рожденное.

8 Если нерожденный Бог всецело одарен силою рождения, то рожденное родилось не существенно, так как всецелая сущность Его имеет свойство раждать, а не раждаться.

9 Если же сущность Бога изменившаяся в другой вид, называется рожденным, то сущность Его не есть неизменна, потому что произведение собственнаго Сына совершено чрез изменение.

10 Если же сущность Бога неизменна и выше рождения, то относящееся к Сыну должно быть признано одним только названием.

11 Если в нерожденном Боге порождение заключалось как бы в семени, то после рождения отвне приявши приращение, оно, так сказать, возмужало бы. Посему Сын есть совершенный не от того, чем он рожден, но от того, от чего приобрел приращение. Ибо то, что получает приращение от сроднаго ему, как состоящее из него, обыкновенно по преимуществу принимает название совершеннаго.

12 Если порождение было совершенно, то порождение совершенно в нерожденном, а не от того, что нерожденный родил оное. Ибо рожденная природа не может быть в нерожденной сущности, так как она была бы и не была одним и тем же. Ибо рожденное не есть нерожденное и нерожденное не было рожденным, потому что приписывать Богу какую-либо часть неподобную значит наносить Ему хулу и оскорбление.

13 Если Бог Вседержитель, имеющий нерожденную природу, не знает в себе природы рожденной, а Сын, имеющий рожденную природу, знает себя, каков Он, не будет ли тогда единосущие ложью, когда Один сознает Себя нерожденным, а Другой рожденным?

14 Если понятие: нерожденный не означает сущности Бога, но это ни с чем несравнимое название есть измышление людское, то Бог, не имея в своей сущности превосходства, соответствующаго этому названию, за измышление понятия: нерожденный, должен быть благодарен измыслившим оное.

15 Если нерожденность приписывается Богу отвне, то приписавшие оную превосходнее Того, Кому приписали, давши Ему название, высшее Его естества.

16 Если нерожденная природа не уступает рождению, то это так, как мы говорим; а если уступает рождению, то страдательное состояние рождения было бы превосходнее существа Божия.

17 Если рожденное неизменно по естеству по причине родившаго, то нерожденное есть сущность неизменяемая, не по произволению, но по достоинству сущности.

18 Если понятие: нерожденный означает сущность, то по справедливости различается от сущности рожденнаго. Если же нерожденное ничего не означает, то тем более ничего не означает рожденное. Каким же образом ничто будет противополагаться ничему?

19 Если слово: нерожденный противополагается слову: рожденный, то, когда за произнесением этого слова последует молчание, надежда христиан, основанная на различном произношении, а не на природе вещей, обозначаемой названиями, то появляется, то изчезает.

20 Если нерожденность ничего более не привносит к превосходству сущности, в сравнении с рожденностию, то Сын будучи превосходим Отцем только по названию, найдет лучшими Себя назвавших (нерожденным) Бога и Отца Его, а не самого названнаго.

21 Если нерожденная сущность превосходнее рождения, так как имеет самобытное превосходство, то она есть нерожденная самосущность. Ибо не по своей воле она превосходнее рождения, но по природе. Посему Бог, будучи самобытною нерожденною сущностию, никакому разуму не позволяет помыслить о рождении Себя, но отвергает стремление всякаго изследования и всякой мысли к рожденному.

22 Если понятие: нерожденный означает относительно Бога лишение и нет ничего нерожденнаго, то какой разум станет отнимать ничто от несуществующаго? А если означает что-либо существующее, то кто может отделить от сущаго то, что оно есть, — само от себя?

23 Если лишение есть отъятие свойства, то нерожденность в Боге есть или лишение свойства, или свойство, противное лишению. Но если она есть лишение свойства, то каким образом то, что не присуще Богу, будет к Нему сопричислено?

24 Если нерожденность есть свойство, то необходимо предположить рожденную сущность, дабы она, получивши это свойство, могла называться нерожденною.

25 Если же рожденная сущность была причастна нерожденной, то, потеряв свое свойство, она лишилась нерожденности. И так сущность была бы рожденная, а нерожденность — свойство.

26 Если же рождение указывает на переход, то очевидно оно означает известное свойство, будет ли оно преобразованием из какой-либо сущности, или будет тем, что называется рождением.

27 Если нерожденность есть свойство и рожденность свойство, то сущности первее свойств, а свойства, хотя оне и вторыя, предпочтительнее сущностей.

28 Если нерожденное есть причина рожденнаго по отношению к бытию, а рожденное, заключая свою причину в своей сущности, указывает на сущность, а не на свойство, ничего не заимствующее у нерожденной природы, то каким образом нерожденная сущность не была бы сущностию, а свойством?

29 Если всякая сущность есть нерожденна, какова напр. сущность Бога Вседержителя, то как можно называть одну сущность страстною, другую — безстрастною? Если же по состоянию нерожденной природы одна сущность остается чуждою количества и качества и, просто сказать, всякаго изменения, а другая подчинена страданиям, то если признать ее неизменяемою в сущности, необходимо допустить, что вышесказанное различие происходит случайно, или же более сообразно назвать действующую сущность нерожденною, а изменяемую — рожденною.

30 Если нерожденная природа есть причина рожденной, между тем нерожденное есть ничто, то каким образом ничто может быть причиною произшедшаго?

31 Если нерожденность есть лишение, а лишение есть потеря свойства, а потеря совершенно уничтожает предмет, или изменяет в другой, то как возможно название измененнаго свойства, то есть нерожденность, приписывать сущности Бога?

32 Если нерожденность указывает на лишение, не присущее Богу, то каким образом мы скажем, что Он есть нерожденный, а не есть рожденный?

33 Если нерожденность есть только название по отношению к Богу и это название возвышает существо Божие над всем рожденным, значит, людское название почетнее существа Вседержителя, так как оно украсило Бога Вседержителя несравненным превосходством.

34 Если со всем рожденным связана причина, а природа нерожденная не имеет причины, то нерожденность не указывает на причину, но означает существо.

35 Если все происшедшее произошло от другаго, а нерожденное существо не произошло ни от себя, ни от другаго, то необходимо нерожденность выражает сущность.

36 Если нерожденное существо является в сущности рожденнаго, как причина, имеющая сравнительно со всякою причиною неизменяемость, то оно есть ни с чем несравнимая самосущность, не отвне проявляющая неприступность, но сама будучи ни с чем несравнимою и неприступною, поелику она нерожденна.

37 Если Вседержитель превосходит всякую природу, то превосходит по причине нерожденности, которая есть причина существования для всего рожденнаго. Но если нерожденность не выражает сущности, то откуда природа предметов рожденных получит свое сохранение?

38 Если ничто из невидимаго не существует в семени прежде самого себя, но пребывает в отдельной природе, то каким образом нерожденный Бог будучи свободен от отделения, то видит в рожденном свою сущность, как вторую, то как первую в нерожденном, сообразно с порядком числ перваго и втораго?

39 Если Бог пребывает в нерожденной природе, то должно отнять от него знание самого себя в рождении и нерожденности. Если допустить простертие Его сущности в нерожденном и рожденном, то Он не узнает своей сущности, отвлекаемый рождением и нерожденностию.

40 Если же рождение, хотя и причастно нерожденному, но нескончаемо пребывает в природе рожденнаго, то оно позвает себя в несовершенной природе, не сознавая причастности нерожденному. Ибо невозможно иметь о себе знание и как о нерожденной и как о рожденной сущности.

41 Если же нерожденное есть нечто неважное по причине склонности к изменению, то достоинство природы состоит в неизменяемой сущности, а между тем нерожденная сущность признается выше всякой причины.

42 Если нерожденное изъято от всякой причины, и существуют многия нерожденныя, то они будут иметь неизменяемую природу. Ибо нельзя допустить, чтобы соделавшись причастною природы общей и особенной одна сущность творила, а другая была производима.

43 Если всякая сущность нерожденна, то ни одна не будет отличаться от другой по своей неподчиненности. Каким же образом может кто-либо сказать, что одна изменяется, другая изменяет, если он не допускает, что Бог производит не из готоваго вещества?63 .

44 Если всякая сущность нерожденна, то всякая неизменяема. А если сущность имеет свойство неизменяемости, то должно приписать ей действие и страдание самопроизвольное.

45 Если существует много нерожденных и неизменяемых, то нельзя будет исчислить их различия. Ибо нельзя исчислить различающееся ни вообще, ни в частности, так как всякое различие указывает на некоторое отделение причины от обособленной нерожденной природы.

46 Если нерожденный и Бог указывают взаимно на одно и то же, то нерожденный родил нерожденнаго. Если же нерожденное указывает на одно, а Бог на другое, то не неуместно Богу родить Бога, так как тот и другой получил бытие от нерожденной сущности.

47 Если же прежде Бога ничего не было, как и действительно не было, то Бог и нерожденное означают одно и то же, так как рожденное не допускает нерожденности, а потому и не может быть называемым вместе с Богом и отцем своим.

* Саморожденный Бог, названный единым истинным Богом от посланнаго им Исуса Христа, истинно существовавшаго прежде веков и истинно рожденной ипостаси, да соблюдет вас невредимыми от нечестия во Христе Исусе Господе нашем, чрез Котораго всякая слава Отцу и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

* Конец сочинения Аэтия.

* Вот начало растлевающих мнений Аэтия, которых только часть дошла до нас и которыя подлежат нашему опровержению. Говорят, что он написал триста глав, подобных этим, исполненных всякой хулы. Если начало этого сочинения, которое Аэтий составил и написал с коварством на пагубу некоторых, хвалясь, что оно содержит в себе доброе и изящное, прочитает человек опытный и сведущий, он найдет, что оно похоже на останки и кости умершаго и сгнившаго трупа змеи. Поэтому, собравши с начала до конца слова Божественнаго Писания, целебныя по действию Божию, мы в своем опровержении дадим противоядие желающим уврачеваться от его яда. Против каждаго положения его силлогистических глав мы предложим опровержение в следующем виде.

* Предисловие Аномея Аэтия.

* Поелику во время гонения, открытаго против нас современниками, некоторые из них, похитив, вместе со многим другим нарочно написанное нами сочинение о нерожденном и рожденном Боге и испортив оное вставками и сокращениями, издали оное, изменив веденный там порядок, — то, когда пришел к нам некто из ученых и принес оное нам, я признал необходимым, как сочинитель, очистив это сочинение, послать оное к вам — все благочестивые подвижники и подвижницы, дабы вы могли знать, что сочинение наше написано по мысли святых Писаний. При помощи его вы краткими замечаниями будете в состоянии остановить всякаго человека, безстыдно решающагося возражать вам о нерожденном и рожденном Боге, а всего более вышеупомянутых людей. Я расположил оное в виде стихов, присоединив возражения и решения с доказательствами удобопонятными и ясными, и начав речью о нерожденном Боге.

* Опровержение. 1. Сделаю опровержение на слова твоего диалектическаго и силлогистическаго хвастливаго и пустаго сочинения, не опуская и не ставя на второе место ни одного из многих представленных у тебя длинных, или кратких положений. И прежде всего, пиша к подвижникам и подвижницам своей партии, ты сказал, что часть сочинения, которую ты имел в руках и которая у тебя состоит в вопросах, украли некоторые современники: но ты из самаго твоего сочинения можешь убедиться, что это название: похититель, скорее принадлежит тебе и наученным тобою, чтоб не сказать, увлеченным в заблуждение. Святая вера Божия существует от начала и всегда; она древняя и не стареющая, пребывает постоянно, утверждена на прочном основании и держится, имея своего безлетнаго Владыку. Поэтому она не есть временная, но всегда существует, сожительствуя с ангелами и украшая святых в род и род. А ты человек временный, обольщенный заблуждением и превознесшийся умом и выгнавший в безпорядке скот твоего стада на тернистое пастбище. Никто из древних не мыслил по твоему, Аэтий; ты пишешь против современников, но ты сам человек современный, а не древний. Тотчас же в начале вступления, когда ты сказал, что написал сочинение о нерожденном и рожденном Боге, ты изумил всех таким твоим блестящим началом речи, а я сделаю смешным твое разсуждение, наполненное столькими новыми словами.

2 Кто из чад христианских, имеющих спасительное учение Божие, привлеченный твоим баснословным вздором, оставив Бога присносущаго и Святаго присносущаго Его Духа, перейдет на твою сторону и станет слушать о рожденном Боге, чтоб и самому попасть в число глупцев, научаясь покланяться твари паче Творца, иже есть благословен во веки, аминь (Рим. 1:25)? Мы не имеем Бога сотвореннаго, или созданнаго, но несотвореннаго и несозданнаго, рожденнаго от Отца безначально и безлетно. И если ты хитришь, желая рожденное (γεννητὸν) двусмысленно называть происшедшим (γενητὸν), я не приму твоей речи, хотя бы ты и не мыслил, что Сын меньше Отца вследствие рождения от Отца. Ибо не объемлют от терния грозды, или от репия смоквы (Матф. 7:16): и от человека заблуждающагося не может произойти правильное учение. И Господь налагал молчание на бесов, исповедавших его Христом (Лук. 4:41). Ты говоришь, что твое сочинение написано согласно с мыслию Божественных Писаний: скажи мне, какое Божественное Писание научило покланяться Богу сотворенному? А что Бог нерожден, это очевидно всякому: но и это буквально не находится в Божественном Писании; несмотря на то, благочестиво мыслить и говорить так о Боге есть твердое основание в правильном и благочестивом соображении и в самом разуме. Ты говоришь еще, что ты составил главы на подобие стихов для того, чтобы называемые тобою подвижники и подвижницы, или лучше, участники в твоих заблуждениях, могли узнать, как краткою и округленною речью отвечать на каждое возражение. Посему к этим представляющимся тебе сильными софистическим твоим речам, выработанным тобою для опровержения более способных людей, а более с целию открыть уста против истины, приступаем мы — мелкие и простые и не важные, но низшие многих во святой Церкви Божией люди и составим, как я выше сказал, опровержение этой несостоятельной и весьма пустой болтовни.

3 Доселе сделано нашим смирением возражение против твоего предисловия. Теперь перехожу я по порядку к началу твоих глав и против каждаго положения и главы предложу возражения от Божественных Писаний и от здраваго разума и разрешение твоих логических вопросов, дабы рабы Божии и подвижники истины, прочитав и уразумев всю твою нелепицу, насмеялись и сказали: презорство сердца твоего соделало тебе сие (Авдий 1:3): ты рекл еси во уме твоем: взыду на небо и выше звезд небесных поставлю престол мой: сяду на горе высоце, на горах высоких, яже к северу, взыду выше облак и буду подобен Вышнему. Ныне же во ад снидеши, во основания земли, и так далее (Исайя 14:13-15).

* Вот самое начало глав Аэтия.

* Аэтия глава 1. Если нерожденный Бог может сделать рожденное нерожденным.

* Опровержение. Прежде всего нечестиво думать о Боге, будто для него есть что-либо невозможное. Правда, есть только нечто не приличествующее его Божеству и это не потому, чтобы Он не мог того сделать, но потому, что Богу, для Котораго нет ничего невозможнаго, не приличествует, например, злоба, так как зло невозможно для Его Божественной и всесильной благости и для Него Самого, как благаго.

* И кроме того, если бы Бог признал благим соделать рожденное нерожденным, а между тем не мог бы хорошо привести в действие это благое, тогда бы в Нем оказалась потеря могущества, так как Он хотел сделать предположенное, но не мог. Если же нерожденное — хорошо и рожденное родилось в своем чине хорошо, так как состояние рожденнаго хорошо, поколику происходит от благаго Бога и у Него таковым признается, то Бог не восхощет хорошо рожденное соделать нерожденным, потому что он признал, что в таком виде оно хорошо. Поелику же состояние хорошаго не изменяется не вследствие невозможности со стороны Бога, но потому что оно в таком виде хорошо, то благ нерожденный Бог, благо и все во своем чине от Него происшедшее, хотя и не получило имени нерожденнаго. Бог не произвел сотворенных богов, дабы уничтожить стремление к превосходству одного пред другим, посредством именования одного большим, другаго меньшим, тогда как Божество неименуемо. Ибо если один Бог — нерожденный, другой Бог — рожденный, то при несообщимости естеств невозможно по естеству иметь общение в достоинстве имени, разве только по исключительной какой-либо милости, именно по соучастию, больший дарует это меньшему: и меньший иногда сам не назовет себя именем большаго, соворшенно зная, что чужд этого достоинства и имени по естеству. Всякий скажет тебе, Аэтий: Бог бе Слово, а не: соделалось Слово Богом. Каким же образом Христос стал бы иметь это благороднейшее имя по естеству и был бы равен Отцу, если бы в достоинстве Христа оказалось что-либо соделанным? Или как можно отсечь слова: Бог бе, когда слово: бе не допускает принять никакого, даже случайнаго, деления времени? Знай же, что безначальный Бог и нерожденный родил из Себя Бога подобнаго Себе, и не только подобнаго, но и по всему равнаго и не сотворил Его, дабы вследствие того, что сотворен и соделался не подобным, не уничтожит имени: Бог, по причине Его отличия и инаковости. Невозможно, чтобы раждающий раждал не подобнаго и неравнаго себе и чтобы рожденный был не похож на родившаго. Посему Сын сохраняет тождество со Отцем по естеству, согласно с евангельским свидетельством: вся, елика имать Отец, моя суть (Иоан. 16:15), то есть: Отец есть Бог, Бог и Я, Отец — жизнь, и Я — жизнь, и все прочее, что приличествует Отцу и Сыну и Святому Духу во едином Божестве, так как Троица не имеет ничего различнаго, и мы утверждены в совершенном знании, что безначально и безлетно существует ипостасное Слово Отчее и ипостасный Дух Святый от Отца и Сына.

* Аэтия глава 2. Если нерожденный Бог выше всякой причины, поэтому Он был бы выше и рождения. Если же Он выше всякой причины, очевидно, что он выше и рождения. Ибо Он не получил бытия от другой причины, и Сам Себе не дал бытия.

* Опровержение. Если нерожденный Бог выше всякой причины, а рожденный из Него рожден недостойно Его, и не в равенстве, однако же содержится в превосходном имени Отца; в таком случае рожденный наносит безчестие родившему, имея достоинство инаго имени сравнительно с произведенными тварями и не воздавая, как другия твари, чести Создателю. Ибо другия существа, кроме Его, воздают честь Создателю, не будучи равны Создателю, и не называясь именем Создателя, но будучи сотворены рабскими для славы Создателя, дабы от славных творений мы сравнителъно усматривали преимущество и превосходство над ними Того, Который выше этих славных произведений. А тот, кто не называется общим с другими названием и по единосущию с превосходнейшим поставлен с ним в единение достоинства, если будет иметь какое-либо различие от превосходнейшаго, то необходимо соделает умаление достоинства в превосходнейшем, потому именно, что общение рожденнаго с превосходнейшим имеет некоторое различие. Поэтому отрасль подобная из подобнаго и равная из равнаго нашею верою понимается не по плотскому разумению, но как Бог от Бога, Свет от Света, как Слово Отца ипостасное, так что сохраняется непреложная слава превосходнейшаго, потому что превосходнейший не имеет для себя виновника, но от себя раждает равнаго чистым и непостижимым существом, единосущнаго и ипостаснаго Сына Божия, Который есть образ не бездушный, но выражает род Отца, как говорит Божественное Писание, поставляющее рожденнаго в равенстве с родившим: образ Бога невидимаго (Колос. 1:15). И дабы кто не подумал, что образ отличается от оригинала, Сам Отец, промышляя о правильности нашей мысли, наперед сказал: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Бытие 1:26). Здесь Он не отделил Себя от Сына, но употребил выражение одинаковое, относящееся, к двоим: сотворим человека, дабы обозначить двоих, Себя и Сына, или и Духа Святаго, сказал бы я. И дабы показать равенство образа, не поставил двух слов, но сказал об одном образе, а словом: нашему указал на двоих, именно, что человек создается не по образу одного, но есть изображение подобия и равенства двоих, дабы совершенно ясно было, что все превосходнейшее во Отце и Сыне и Святом Духе пребывает в тождестве и не изменяется. Ибо Отец, или Сын, или Святый Дух восприял не от другаго естества и не дал другому естеству соучастия в своем естестве и достоинстве, и не вследствие какого-либо сечения, или истечения совершилось происхождение Единороднаго и Духа Святаго из Отца и произвело изменение в естестве, но как изначала превосходнейшее естество Отца всегда было нерожденно и несозданно, так Он ясно возвестил нам, что Он от вечности произвел от Себя превосходнейшаго Сына и Святаго Духа без всякаго изменения.

* Аэтия глава 3. Если же он Сам Себе не дал бытия, не по немощи естества, но потому, что Он превосходит всякую причину, то кто допустит, что природа произведенная не имеет в сущности никакого различия от произведшей, когда таковая природа не допускает рождения?

* Опровержение. Следует тебе, Аэтий, занимающийся горним и представляющий свое дело жалким, обуздать крайнее нечестие твоего дерзскаго ума, дабы и мы не показались неистовствующими вместе с тобою и побежденными таковым безстрашием, но советующими тебе и себе потребное к благочестию. Ибо когда ты с великим конечно заблуждением, но вместе с тем с притворным благочестием представляешь Бога в самом необходимом и свойственном Богу неподобным и неравным рожденному от Него, то тем самым, что совершенно несвойственно Богу, ты проповедуешь Его подобным тому, что не свойственно его Божеству. И прежде всего пуститься в такую глубину мысли о Боге есть плод нечестия и еще более неистоваго ума. Ибо сказавши, что Он есть причина Самого Себя, или что Он Сам Себе дал бытие, ты сам себя поразил двумя худыми подозрениями, изыскуя и доискиваясь о Боге, каким образом Он существовал, именно всегда ли существовал, Сам ли себе дал бытие, или существует случайно. Ужасаюсь и трепещу, следя за твоим нечестивым разсуждением. Оставь это, оставим и мы, всегда основательно и праведно имеющие мыслить о Боге и веровать, что Он всегда был Богом. Неразумно говоря и умозаключая, будто с целию оказать великую честь Богу, ты сказал, что Он Сам себе не дал бытия. По твоему Он и не дал себе бытия, если спасительная вера зависит от разсуждения и силлогизмов, когда слово берет подобие от самых низких и жалких тел. Никакая из тварей не есть причина для себя и не дала себе бытия, начиная от зверей до человека от людей до ангелов. Ибо ничто из сотвореннаго не дало себе бытия, но от Единаго Сущаго получило начало бытия. Остерегайся же посредством умозаключений, которыя ты придумал, насильственно, вопреки природе простираться к большему. Ты тогда совершенно будешь поражен, поелику Единородный равен и подобен Отцу, хотя имеет это достоинство от Отца по происхождению, или рождению. Нисколько поэтому Он не будет отличаться в равенстве с Отцем, также как и в подобии. Сотворенное не может дать себе бытия, тогда как превосходнейший и во всем совершенный ни от кого искони не имел начала, ибо не начинал бытия, но всегда был и всегда существует, хотя пребывает в тождестве и не дает себе бытия. При этом не должно изыскивать речений обоюдных, но иметь созерцание чистое, сообразно с благочестием.

* И еще: когда ты сказал: если Он Сам Себе не дал бытия, не по немощи естества, но потому что Он превосходит всякую причину, то знай и сам ты, что не по причине немощи принадлежит Ему имя Сын, но потому что имеет достоинство единосущия, приличествующее Ему вместе с родившим. Поелику как Отцу вполне приличествует превосходить всякую причину: так и единому Сыну, происшедшему от единаго Отца и с единым Духом, приличествует то же единое Божество, не могущее допустить для себя никакой причины, не по немощи, но потому что превосходит все, произшедшее из небытия. Божество едино, изчисляемое в едином имени Троицы и возвещаемое просвещаемым в едином запечатлении имен Отца и Сына и Святаго Духа и не заключающее в себе ничего, отличнаго от себя; так что истинныя слова: Отец, Сын и Святый Дух вполне представляют равенство именования. Ты сказал еще: кто допустит, что природа произведенная не имеет в сущности никакого различия от произведшей, когда таковая природа не допускает рождения? И ты не замечаешь и не заметил, что ты себя самого сделал чуждым познания истины Божественной, не Духом Святым научаемый истине; но с помощию мудрости мирской, обращенной в безумие (1Кор. 1:20), пытаясь восходить к высшему. Посему первым последствием будет то, что и сам ты услышишь, что у тебя суетно все: ибо весть Бог помышления мудрых, яко суть суетна (Псалтырь 93:11), потому что раждающий ипостасное Слово родил Его равным Себе Самому и не различным от Своего Божества, не по причине различия Рожденнаго, но потому, что совершенно неприлично нам было бы помышлять, что Сам Родивший родил Сына недостойным Себя Самого и не равным и подчиненным Родителю. Посему Он и сказал, что чрез Сына и ипостасное Слово вся быша (Иоан. 1:3), чтобы не считать Его в числе существ произведенных, но во Отце подобным и равным, по причине того, что это соприличествует именованию Отца, всегда истинно сущим по существу, не пришлым, но истинным, как Сына единосущнаго, от Него рожденнаго.

* Аэтия глава 4. Если Бог нескончаемо пребывает в нерожденной природе и если рожденное нескончаемо остается рожденным, то неправильное мнение о единосущном и подобосущном будет устранено; но так как та и другая природа постоянно пребывают в собственном достоинстве естества, то оне остаются несравнимыми по сущности.

* Опровержение. Если Бог, как ты говоришь, нескончаемо и постоянно пребывает в нерожденной природе, природа же Бога вечно, нескончаемо сохраняет свое достоинство, не почему-либо другому, но потому, что Он Сам Собою есть Бог и Сам по Себе — вечен, то и Рожденное должно быть единосущно, коль скоро Оно получило у тебя имя безконечнаго, как ты лукаво давши это имя Сыну, удостоверительно повел разсуждение об Его природе: ибо ты дашь это имя и принужденный исповедать во всем неприступное и необъятное имя безконечнаго. И так каким образом рожденное не будет единосущным? Когда казалось, что ты говоришь в шутку, посредством употребленнаго во зло имени попытавшись оскорбить истину, то изобличаешься из самых слов, которыя ты сказал: потому что или припишешь конец Тому, котораго ты хулишь как различнаго по естеству, или, определивши Его как безконечнаго, принужден будешь представлять Его во всем неизменным и неразличным от естества, достойнаго, безконечнаго, так как и истина не дозволяет считать Сына имеющим конец, потому что царствию Его, — говорит Писание, — не будет конца (Лук. 1:33), по причине того, что Он всегда царствует со Отцем и со Святым Его Духом. Все, имеющее начало, будет иметь и конец, если того желает приписывающий бытие восприявшему начало; но что принимается в отношении ко всему другому, то не может быть принято в отношении к Сыну: ибо Он всегда есть от Сущаго, никогда не прекращая Своего бытия. Посему Он и был, и есть, и будет единосущным, единый от единаго и ни в чем не отличаясь от Него по существу, но по достоинству имен Божество пребывает в тождестве, и не имея слияния, и не придавая Себе Самому начала бытия, и не приемля в Себя чего-либо неподобнаго Себе, всегда есть и никогда не прекращая бытия, соприличествуя Себе, всегда пребывая и никогда не преставая быть в достоинстве Отца при Сыне и Сына при Отце и Святаго Духа со Отцем и Сыном: ибо Троица несравнима Сама с Собою, не принимая никакого разделения в достоинстве.

* Аэтия глава 5. Если Бог есть нерожденный по сущности, то рожденное родилось не разторжением сущности, оно произведено произвольно. Ибо никакое благочестивое учение не допускает, чтобы одна и таже сущность была и рожденною и нерожденною.

* Опровержение. Часто ты приходил к нам с выражениями: рожденное и нерожденное, тщеславясь именем Божиим, между тем, как ты погреб разум свой во всяком беззаконии. А оное (имя) вожделенно для всякаго имеющаго недостаток, будучи изобилием в том, в чем он имеет недостаток, к утешению, даже и тогда, когда он, если б не получил сего, только на устах носил оное. И ты, поелику являешься безбожным, хвалишься произнесением имени Его хотя на словах, так как не приобрел Его в действительности страхом, верою, надеждою и любовию к Нему. Или, быть может, для тебя достаточно было однажды произнести это имя, и не преступать предела установленнаго в последовательности? Ясно указание на тебя, сделавное нам Спасителем, что от плод их познаете их (Матф. 7:16), в том, что облечен ты в шкуру овечью, внутри же — хищник и подобен волку (срав. Мф.7:15): ибо если б ты был рожденным от Святаго Духа (срав. Ин.3:6) и наученным от пророков и апостолов, то тебе должно было бы, прошедши от начала книги Бытия мира до времен книги Есфирь, то есть, двадцать семь книг Ветхаго Завета, считаемых в числе двадцати двух, также четыре святых Евангелия, и четырнадцать посланий святаго апостола Павла и содержащия в себе описание событий времен прежде бывших или современных им Деяния апостольския, соборныя послания Иакова, Петра, Иоанна и Иуды, Апокалипсис Иоанна и книги Премудрости, т. е., Соломона и сына Сирахова64 и вообще все Божественныя Писания, изобличить самаго себя в том, что ты пришел к нам с именем, которое нигде в них не упоминается, правда не неприличным Богу, но благочестивым в отношении к Нему, разумею имя Нерожденнаго, нигде в Божественном Писании не высказанное. Конечно, никто никогда не был столько безумен, чтобы мыслить Бога рожденным; но не было также и нужды одного Отца, ради Рожденнаго от Него, называть Богом нерожденным, дабы кто-либо не подумал, что это приложимо не только к одному Отцу, но и к Сыну и Святому Духу, так как правый разум и Святый Дух поучает всех сынов истины не считать этого предметом удивления, но признавать сообразным с тем, что требует направленный к благочестию разсудок и что заключается в нем самом относительно Бога. Поелику же Он есть нерожденный, и это исповедуется всеми нами, хотя от Писания нет буквальнаго подтверждения этому наименованию, но только от самих Себя, посредством умозаключений, то и должно знать это учение благочестия, что оно таково: ибо для чего в рожденном будет разделение существа, если оно по истине заслуживает имени рожденнаго в естественном и неизреченном, приличествующем Богу и безвременно и безначально Рожденному от Него смысле, истинном, а не превратном? Отсюда существо Его мы считаем не созданным и не чуждым, как тварное, но рожденным существенно и не иным от Родившаго. Посему и пребывает оно несозданным и не сотворенным, но рожденным из самаго существа Бога, не подчиняясь времени: ибо Родивший по истине не подчинился времени, чтобы произвести существо временное: потому что каково Рожденное, таков и Родитель, и каков Родитель, таков и Рожденный.

* Аэтия глава 6. Если бы нерожденное родилось, то что препятствует рожденному соделаться нерожденным? Потому что всякая природа стремится более к свойственному себе, нежели к несвойственному.

* Опровержение. Если нерожденное сотворило, а не родило, так что то и другое наименование принимается за тождественное и одно к другому не относится как по истине противоположное, то сила свойства того или другаго утверждается на разногласии, ничего не приобщая от одного к другому, разве только власть превосходить, как виновнику, достоинством естества все от Него созданное. Поелику же средину между обладающим силою творческою и творимым, Создателем и созидаемым занимает некоторое иное именование, приближающееся к имени — нерожденный, но удаляющееся от имени Творца, то невозможно, Аэтий, все сливать и скрывать от себя приобщение наименования совершеннаго по истинному свойству всегда сущаго и несозданнаго Сына в Его отношении к Отцу; невозможно, чтобы естество нерожденное и несозданное соделалось когда-либо созданным и, как бы раскаявшись в том, что создано, возвратиться снова к своей нерожденности, хотя ты плетешь нам и безчисленныя Аристотелевския вопросы, оставивши простое и чистое учение свыше и от Святаго Духа.

* Аэтия глава 7. Если Бог не есть всецело нерожденный, то ничто не препятствует Ему родить существенно. Если же Он есть всецело нерожденный, то Он не разторгся сущностию в рождении, но по своей воле произвел рожденное.

* Опровержение. И Бог есть всецело нерожден и не создан, и рожденный от Него не создан и умаляемый тобою, — плотский и душевный духовно востязуемый Аэтий (1Кор. 2:14), Святый Дух, единственное и особенное имеющий исхождение от Него, не уподобляемый многому, Им и чрез Него и от Него созданному (ср. Колос. 1:16). Посему ни Он не должен быть признаваем имеющим что-либо общее со всеми, ни кто-либо — приобщающимся достоинству Его: ибо все изчезает и удаляется и оставляет всякую умозаключительную вину от сего учительнаго изречения Божественнаго Писания: никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца, токмо Сын, и емуже аще откроет (Матф. 11:27). Открывает же чрез Святаго Духа не умозаключающим о Нем, но искренно и совершенно уверовавшим в Него. И ни судеб Его испытать ты не можешь, ни путей Его изследовать, по написанному (Рим. 11:33), хотя пришел бы ты к нам, жалкий, по моему мнению, человечишко, с безчисленным пустословием.

* Аэтия глава 8—10. Если нерожденный Бог всецело одарен силою рождения, то рожденное родилось не существенно, так как всецелая сущность Его имеет свойство раждать, а не раждаться. Если же сущность Бога изменившаяся в другой вид называется рожденным, то сущность Его не есть не неизменна, потому что произведение собственнаго Сына совершено чрез изменение. Если же сущность Бога неизменна и выше рождения, то относящееся к Сыну должно быть признано одним только названием.

* Опровержение. Должно было бы не только тебя, Аэтий, но и всякаго еретика по первом наказании отрицаться, как повелевает святое и мудрое слово (Титу 3:10): ибо ты уже самоосужден сам, навлекая на себя погибель, а не вынуждаемый другим. Кто будет милостив к тому, иже себе зол и ни для кого не является добрым (Сирах 14:5)? Но дабы ты возращенных тобою в мире лжеучений не признавал за великия и способныя быть противоположенными истине, мы и сами терпеливо станем продолжать обоюду острым мечем, словом Христовым (Евреям. 4:12) отсекать тернистые корни твои, здравым относительно Бога, совершенным и истинным исповеданием: потому что слава милостивому Богу, показавшему тебя, каков ты есть, занимающий место Иуды, числившагося между учениками, но отделившагося, не Христов ум имевшаго, но от сатаны воспринявшаго отречение от Владыки своего! Ибо ты только на словах исповедуешь, что имеешь Сына Божия в разуме своем. И какая нужда в беседе с тобою, когда ты во всем пребываешь чуждым христиан, пророков, апостолов и евангелистов, мучеников и всех святых, имеющих легко изобличить тебя в день суда в том, что они до смерти претерпели подвергаемые пыткам, бичуемые, разсекаемые, зверям и огню подвергаемые и убийству меча, чтобы не отречься от Сына, как Сына Бога и от Него истинно рожденнаго? ибо Отец может родить только одного Единороднаго, а не другаго какого-либо еще после одного и извести65 Святаго Духа, а не другаго еще Духа; для произведенных же и всегда производимых от Него Он есть Создатель и Творец. Посему не много Сынов раждаемых и не много Духов, от Него исходящих, но то же самое Божество всегда в Троице пребывает и прославляется, и никогда ни прибавляется, ни престает, ни принимается за некогда не существовавшее. Поэтому и не в простом лишь именовании состоит достоинство Рожденнаго, хотя и многих братьев после Себя имел Он подобных Ему, как видно из сказаннаго: сыны родих и возвысих (Исайя 1:2) и еще: родивый капли росныя (Иов 38:28) и еще: от него же всяко отечество на небе и на земли именуется (Ефес. 3:15) и еще: не един ли есть Отец ваш (Матф. 23:9)? и за тем: сын мой, Иакове (Исайя 41:8) и еще: первенец мой Израиль (Исход 4:22): ибо все сии, простым лишь словом будучи возведены от небытия к бытию, не по существу соделываются (сынами) в истинном именовании, но в несобственном смысле и по благодати. Посему чрез одного не по благодати и не простым лишь именованием называемаго Сыном, но Сына по истине создано все, от Одного чрез Одного, с исходящим от Него и приемлющим от Онаго Духом.

* Аэтия глава 11. Если в нерожденном Боге порождение заключалось как бы в семени, то после рождения отвне приявши приращение, оно, так сказать, возмужало бы. Посему Сын есть совершенный не от того, чем Он рожден, но от того, от чего приобрел приращение. Ибо то, что получает приращение от сроднаго ему, как состоящее из него, обыкновенно по преимуществу принимает название совершеннаго.

* Опровержение. 1. Если Родитель не исповедуется как безтелесный, то все у тебя пусть будет драмматическим сочинением. Сочиняя же драмму, ты кого-либо другаго не устрашаешь, но свой собственный ум устраняешь от истиннаго исповедания: ибо из Себя Самого Бог, будучи совершен, родил совершеннаго Сына, не иного помимо естества, так как он не есть не приличен для Родителя и не нуждается в воспринятии приращения отвне: потому что нет ничего более после существа Бога, чтобы Он мог дать это нуждающемуся в добавление к совершенству. Всегда безтелесный, всегда присущею Ему силою рождения Он родил безтелеснаго, всегда истинно совершенный — совершеннаго, будучи Богом — Духом и родивши Духа ипостасное Слово. Все нелепо у тебя Аэтия, воспаряющаго на небеса и мнения о Боге изследующаго на основании умозаключений и словоохотливаго твоего разсуждения, потому что сотворившему все из не сущаго и могущему все сделать в совершенстве по одному образцу, не имеющему нужды в воспринятии какого-либо придатка и утвердившему сие, ты приписываешь мысль о необходимости присоединения Божественности для возвышения Его существа и не равняешь Его даже с тем, что создано от Него: ибо сотворивши оное от начала совершенным, законом мерности Своей определил Он, чтобы возрастающее от него нуждалось в приращении, каково все то, что по порядку было и бывает, как-то: небо, земля, вода, воздух, солнце, луна, звезды и раждаемое из вод даже и до самаго человека. Ни небо Он не сотворил несовершенным, ни землю — еще более несовершенною, но совершенную землю, совершенное и небо, невидимое же и неустроенное тогда по причине недостатка того украшения, которое Он намеревался сделать ему. Создал же вместе и воду и первозданный свет, все сотворивши чрез Свет истинный, несозданный и животворящий, а потом — произрастающее из земли; но прежде сего твердь. Не было что-либо полусовершенным, но все в совершенстве; ибо сказано: да изведет земля былие травное, сеющее семя по подобию на земле, и древо плодовитое, емуже семя его в нем по подобию на земли (Бытие 1:11). И видишь ли, как все произведенное тотчас же не нуждалось в воспринятии какого-либо придатка, но тотчас же, по повелению Божию, оказывается мужественным, так сказать, и совершенным? Отданное же человеку, подчиненное ему и даже в семенах своих отданное ему в обладание, передано не совершенным, для того чтобы человек познал Того, Кто всегда благодетельствует и доставляет всему бытие, будучи над всем и придатки каждаго творения делает ему же полезными.

2 Бог передал человеку землю с семенами, сделавши ее, так сказать, подножием его и передавши ему ее как бы матернюю утробу, чтобы повергаемое чрез него с разумением на землю в семенах из произведений сотвореннаго от Бога совершенным, как-то: дерев и других произведений, сам в мелких частях собравши как бы камешки из совершенных произведений и влагая в землю сию принял придаток от совершеннаго Бога к увеличению, дабы увеличилось во внешнем своем виде то, что им сеется; чтобы, познавши Подателя сего придатка, он считал Его Зиждителем и не отпал от истины. Ной, если и насади виноград, то не написано, что он был содетель этого растения, но человек делатель земли (Бытие 9:20): ибо Иной есть дарующий самобытность будущему, и иной — принявший от Него бытие и доверие на возделывание земли человек, дабы один возделывал нуждающийся в усовершенствовании придаток, а другой даровал совершенство чрез придаток к созданному от Него и возрастающему в совершенстве. Так бывает и в отношении к животным и птицам, скоту и пресмыкающимся и морским животным. Все в начале было совершенным по воле повелевшаго, изволением же премудрости ныне нуждается в придатке; ради духовной пользы владычествующаго на земле человека, для познания высшаго над всем Бога, подателя способности к осеменению и придатка возрастаний, Бога и Господа. По сему небесное и не руками человека сеемое, не раждающее и не раждаемое Бог оставил в совершенстве: ибо оно не преклоняет помышления человеческаго к навету и гордости тщеславия, как это можно сказать о солнце, луне и звездах: потому что луна не чрез рождение, ущерб и увеличение изменяется в образе своего движения, но чрез то, что она устанавливает и показывает времена, которыя Бог учредил для светил. И так, каким образом Бог телесное и подвергающееся и подвергаемое ущербу восхотел соделать прямо совершенным, а Того, Котораго родил из Себя, Единаго от Единаго, всегда сущаго у Родившаго Его, родил нуждающимся в придатке? И так перестань, Аэтий, предлагать нам пустыя Аристотелевския слова, так как для нас не обольщаемых им достаточно истиннаго учения Господа нашего, говорящаго: Аз изыдох от Отца, и иду (Иоан. 16:28), так как сила сего изречения состоит не в злоупотреблении им, но означает существо совершенства и Божественнаго достоинства.

* Аэтия глава 12. Если порождение было совершенно, то порождение совершенно в нерожденном, не от того, что нерожденный родил оное. Ибо рожденная природа не может быть в нерожденной сущности, так как она была бы и не была одним и тем же. Ибо рожденное не есть нерожденное, и нерожденное не было рожденным, потому что приписывать Богу какую-либо часть неподобную значит наносить Ему хулу и оскорбление.

* Опровержение. Вводит Аэтий возражения, умозаключительными именованиями человеческаго измышления желая постигнуть Бога, и речениями как бы пытается умалять твердую надежду очевидной уверенности, неподобное сопоставив с неподобным и превратно противоположив речение речению, чтобы отсюда насильно вывести заключение, что Сын неподобен Отцу, что невозможно. Но он будет изловлен теми самыми умозаключениями, которым научил мир. Он говорит: если рожденное совершенно, то рожденное заключается в нерожденном, и не с того времени как нерожденный родил его: ибо естество рожденное не может заключаться в существе нерожденном; иначе бытие и небытие было бы одно и тоже: потому что рожденное не есть нерожденное, и нерожденное не было рожденным, так как признание какой-либо части в Боге не подобною содержит в себе хулу и оскорбление против Него. Он вполне обличается в извращении слов, так как Сын не может быть неподобен Отцу и неравен Ему в совершенном Божестве: ибо если он говорит вполне вынужденно, то против себя обращает слова, которыя высказывает, постоянно говоря о рожденном и нерожденном. Отсюда узнается и о созданном и несозданном, что одно с другим не может иметь общения в достоинстве, которое состоит во всецелой покланяемости: потому что, если всецело покланяемо неподобное, приравнимаемое к неподобному же, то уже не будет различия между речениями: один и весь, так как неподобие не может стоять на месте и в достоинстве своем, хотя в славе оное единое и превосходит все неподобное ему по причине неподобия всего одному, разобщающаго это все от одного. И да не будет, чтобы покланяемыми были: солнце, луна, звезды, земля или что-нибудь даже еще низшее сего и чтобы это именно и было едино с единым духом, что есть Троица единая, и Божество единое, и едино поклонение. Неужели же, если так умозаключать, то значит пребывать в истине, когда слова: один и все не подобны, и один Сын не равен всем, в переносном смысле называемым сынами? Ибо Он не есть со всеми, но чрез Него они все существуют. Так, что сначала у самого Аэтия поставлено как невозможное и служащее оскорблением и видом хулы против Бога по причине части в нем, о которой он сказал (каковая не есть часть различия, но равенства, так как Божество даже и неделимо на части, но всегда совершенно, при трех совершенных лицах, едино Божество), то есть, части не подобной, то самое напротив утвердило нас в истине исповедания веры нашей, чтобы не думать и не верить людям уже изобличенным по достоинству в их безразсудном Еллинском предположении, что должно покланяться всей твари, не подобной Отцу, покланяемому в Сыне, и Сыну во Отце со Святым Духом, Которому слава во веки.

* Аэтия глава 13. Если Бог Вседержитель, имеющий нерожденную природу, не знает в Себе природы рожденной, а Сын, имеющий рожденную природу, знает Себя, каков Он, не будет ли тогда единосущие ложью, когда Один сознает Себя нерожденным, а Другой рожденным?

* Опровержение. Сказал Аэтий, что Бог Вседержитель, имеющий нерожденную природу, не знает в Себе природы рожденной, — и оказался разделителем и пределоположником естества Божия, пытаясь, будучи человеком по естеству и однако ж желая познать то, что выше естества, познать это не на основании Писания, но на основании умозаключений человеческаго разсудка. Постоянно же и с начала своего слова, уже не как древние Ариане, желает, хотя и скрытно, называть Сына единородным. Во всем же усматривайте вы, сыны истины, как повсюду он желает, чтобы Сын был чуждым Отца и не вполне был причастен Божескому существу, как это он всегда дерзновенно высказывает: ибо когда он говорит, что Отец знает Себя нерожденным и не знает Себя в естестве родительском (способном к рождению), то напрасно у него Сын даже и одним простым речением называется Сыном. Опровергнется же слово его: ибо Отец и есть нерожденный и от века родил Единороднаго, будучи естества приличествующаго Себе Самому, в рождении одного только Единороднаго и в изведении Духа, один для одного Единороднаго Родитель, Который сопребывает с безначально раждаемым Сыном, будучи Дух, родивший также Духа, но не будучи телом телесно разделяемым, уменьшаемым или увеличивающимся и подвергающимся делению. Посему у всех других родивших и раждаемых бывает нужда во многом, здесь же не подобное всему сущему достоинство Единаго с Единым. Поэтому и Сам рожденный изрядно от непостижимо родившаго, как нерожденнаго, рожден как соприличествующий Родителю. И Сей более не раждает, то есть, по существу, чтобы тем самым, что Он не раждает по существу и тем, что Отец не рожден, с той и другой стороны сохранена была вся слава достоинства в одном единстве достоинства Бога Отца совершеннаго, и Сына совершеннаго и совершеннаго Святаго Духа. И по сему, единосущия не признает ложью ни Божественное Писание, ни благочестивый разсудок, наученный благочестиво мыслить об Отце, Сыне и Святом Духе, прославлять Троицу и покланяться Ей, от Бога приявши благодать.

* Аэтия глава 14. Если понятие: нерожденный не означает сущности Бога, но это ни с чем несравнимое название есть измышление людское, то Бог, не имея в Своей сущности превосходства, соответствующаго этому названию, за измышление понятия: нерожденный, должен быть благодарен измыслившим оное.

* Опровержение. И понятие: нерожденный, как мы говорили, состязаясь с Аэтием, и чего не отрицаем, хотя и не употребляется в Божественном Писании, однако же благочестиво придумано. Называя же Отца нерожденным, мы и исповедуем Его нерожденным; не отрицаем и того, что Сын рожден, но не создан: ибо, если мы сделали определение, что Сын рожден, то не можем отрицать того, что Он имеет существо от Бога Отца, Который рождением произвел Его, а не создал.Так как ты желаешь себя самого совращать с пути истиннаго, все вкривь и вкось разсуждая о рожденном и нерожденном (ибо ничего иного и не делаешь), то и сам об умозаключениях человеческих, о возражениях на основании умозаключений и человеческом суемудри послушай сказанное: прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности (Бытие 8:21). Мы скажем и сами, что много более неприлично Богу несозданному создавать созданное и несотворенному творить. Невозможно предположить, чтобы несозданный создавал созданное и не появившийся на свет творил будущее, если, по словам Аэтия, неприлично нерожденному раждать. Поелику же твари видимы и существующее в природе по большей части является пред нашими очами, не делая неприличия Богу несозданному тем, что от Него создано, то дабы перенесение несравнимаго (имени) на изменчивое состояние сотвореннаго более не считалось у Аэтия неприличным, вместо приличествующаго, — должно искать иного Бога несозданнаго, иного же созданнаго и могущаго создавать по своему подобию. Для созданнаго же и могущаго создавать, но не самобытнаго, а созданнаго должно искать и иного виновника сего и представлять его иным от сего. И велико будет суесловие помышлений глубокаго заблуждения, так как их разсудок не установился на добрых основаниях, но исполняет на себе сказанное: безумными стали рабы Бога и обуя всяк человек от разума (Иеремия 51:17, 10:14): никтоже бо себе живет и себе умирает (Рим. 14:7). И никто не может познать что-либо без помощи Бога, открывшаго нам истинную веру Свою в словах: Сей есть Сын Мой возлюбленный: Того послушайте (Матф. 17:5) и без помощи рожденнаго от Него, открывшаго нам Отца Своего и говорящаго: Аз от Отца изыдох, и иду (Иоан. 16:28). И не от наименования человеческаго Бог имеет оную несравнимость, и с другой стороны от этой несравнимости не ниспровергается достоинство истиннаго ипостаснаго Слова Божия, безначально, единосущно рожденнаго от Отца, равно как ни за то, ни за другое из этих имен Бог не обязывается благодарностию изобретению ума человеческаго: ибо не приемлет Божество, в придаток к имеющемуся у Него, достоинство или приложение, напротив Само Божество всем дарует от полноты Своей (ср. Иоан. 1:16), всегда пребывающей в тождестве и не уменьшающейся, но в собственном существе всегда носящей достоинство имени, и силы, и существа.

* Аэтия глава 15. Если нерожденность приписывается Богу отвне, то приписавшие оную превосходнее Того, Кому приписали, давши Ему название, высшее Его естества.

* Опровержение. Никто не превосходнее Бога, вот мое слово Аэтию, так помыслившему. Так говорит истина, ибо каким образом кто-либо может быть превосходнее Бога, когда все от Него получило бытие? Так как Бог есть виновник созданных от Него существ разумных и неразумных, видимых и невидимых, то Он и превосходнее их всех, хотя разумныя существа обладают и правым разумением благочестия, чтобы отчасти воздавать Ему лучшую честь. Но и все вместе собранныя и представляемыя еще в большем сего числе существа, напрягающия силы свои к восхвалению Бога, не вмещают в себе совершенства славы Его, так как Оное высшее существо превосходит ум Ему подчиненных существ, хотя по силе и сверх силы они и напрягаются к песнословию существа превосходнейшаго: ибо Оно превосходнее не в слове, но в силе, имени и разуме. Кроме того славословие превосходнейшаго от подчиненных Ему существ не сделает различия между одним несравненным и другим таковым же: ибо оно знает превосходнейшее в Отце, состоящее в Его нерожденности, равно как и превосходнейшее от Него рожденное. Посему правое, дарованное от Бога людям разумение и исповедует Сына единосущным, дабы, помысливши о неподобосущии Сына со Отцем, не произвести разделения в превосходнейшем и чистом совершенстве, по силе знания того, что во истину родившийся от родившаго без сравнения возвышается над всяким умом по Своему превосходству.

* Аэтия глава 16. Если нерожденная природа не уступает рождению, то это так, как мы говорим; а если уступает рождению, то страдательное состояние рождения было бы превосходнее существа Божия.

* Опровержение. 1. Говорить о страдательном состоянии в Боге совершенно нечестиво: ибо Божество совсем не объемлется страстями, и так как Оно превыше того, что встречается в душе каждаго из нас в отдельности, то во всяком случае опровергается слово Аэтия: потому что все, страстно совершающееся в нас, в Боге происходит безстрастно. В нас отчасти есть страсть хотеть чего-либо, не говорю хотеть быть благочестивым, но хотеть что-либо делать, что выше природы нашей, вследствие невозможности совершить соответствующее хотению, как например для человека летать, носиться в воздухе, постигнуть жилы водной глубины, увидеть основание земли и подобное сему. Но насколько во мне содержится страстнаго, настолько в Боге есть безстрастнаго. Посему все, что Он хочет, может делать, так как естество у Него не противодействует изволению, наше же естество, насколько в нас есть стремление к невозможному, противодействует воле. И если мы сказали, что Бог делает, что хочет, то да не подумает кто-либо, что Он делает таким образом и неприличествующее Ему. Ни в каком случае: ибо Он хочет того, что и делает, соответственно достоинству Своему, и ни изволение в Нем не противодействует возможности, ни возможность не противоположна изволению, не потому, что Он не может, но потому, что не хочет.

2 После признания таковаго безстрастия в Боге, и наоборот страстности в нас и иных созданиях, если случится так разсуждать, должна быть поистине признаваема еще иная страсть, а затем предполагаема также вторая и третья. В страсти мы раждаем и раждаемся, так как естество наше и иных раждаемых и раждающих существ допускает разделение и истечение, расширение и сужение, увеличение и уменьшение и все иное, что соединяется с страстию по таковой причине. В Боге же ничего из сего не было при рождении Сына: ибо если бы что-либо из таковаго было в Боге, согласно их мнению, служащему к ниспровержению Рожденнаго, то мы сделаем против них возражение с другой, заключающейся в нас же самих стороны, именно, что в нас, в страсти раждающих и раждаемых, есть другая страсть при создавании чего-либо, и мы страждем в то время, когда и раждаем и раждаемся. Бог же у нас мыслится как Создатель, а не Родитель; но чтобы отвергнуть истинность рождения Сына и ниспровергнуть истинное о сем учение, вы вносите в понятие рождения страсть и сокровенно переносите ту же страсть и на создавание, которое действительно принадлежит Богу, но за исключением страсти; да не будет! ибо мы не приписываем Ему страсти, исповедуя Его Создателем всего. Также не помышляем мы о страсти в отношении к Нему, исповедуя Его по истине безначально и безвременно родившим истиннаго Сына. Посему естество Его признаем непостижимым и страсти не причастным. По этому же исповедуем Его и безстрастным Родителем и безстрастным Создателем: ибо родил Он Единороднаго не страдая и извел из Себя Святаго Своего Духа не подвергшись делению, и создал созданное и создаваемое без утомления не обдержимый страстию. Он творит, что хочет, прилично Божеству Своему, не прежде желая, чтобы размысливши узнать, должно ли быть произведено совершаемое, ни желая что-либо сделать и не будучи в силах исполнить совершаемое по причине противодействия воле со стороны страсти. Все в Его власти: хотеть, делать, родить Единороднаго, создать все, так как Божеское естество и достоинство превыше всяких умозаключений Аэтия и условий человеческаго состояния; поелику и Бог превосходнее всякаго помышления, не подлежит страсти, но превыше всех страстей и всякаго умопредставления.

* Аэтия глава 17. Если рожденное неизменно по естеству по причине родившаго, то нерожденное есть сущность неизменяемая, не по произволению, но по достоинству сущности.

* Опровержение. Доколе будет говорить нам он (Аэтий) одно и то же и не переходить за пределы раньше высказаннаго? ибо что говорил он сначала, то же самое и о том же говорит и до конца, и ничего другаго, не тайны нам открывая, не о Боге, как обещает, уча нас, не веру возвещая нам, с помощию которой апостолы действуя и именуя ее твердым исповеданием истины, мертвых воскрешали и прокаженных очищали и иныя все согласныя сему доказательства истиннаго действия являли, но суетныя и полныя хвастовства умозаключения, не переходящия за пределы тождесловия, и ничего другаго. Посему просим читателя, чтобы он не гневался на нас за то, что он прочитает, если и сами мы будем повторять то же самое, вынуждаемые говорить против его тождесловия. Рожденное неизменно, как приличествует Божеству, и Родитель неизменен, как подобным же образом приличествует Его неизменному естеству. Родивший же пребывает, всегда имея рожденнаго из Него, не допуская в созданных от Него существах никакой мысли о том, чтобы знать Отца без Сына и без Отца знать рожденнаго от Него и совершеннаго Его Духа, иже от Отца исходит и от Сына приемлет (Иоан. 15:26, 16:15). И сие приличествует достоинству существа Божия — не нуждаться в прибавлении какого-либо достоинства, но иметь его вечно в собственном тождестве.

* Аэтия глава 18—19. Если понятие: нерожденный означает сущность, то по справедливости различается от сущности рожденнаго. Если же нерожденное ничего не означает, то тем более ничего не означает рожденное. Каким же образом ничто будет противополагаться ничему? Если слово: нерожденный противополагается слову: рожденный, то, когда за произнесением этого слова последует молчание, надежда христиан, основанная на различном произношении, а не на природе вещей, обозначаемой названиями, то появляется, то исчезает.

* Опровержение. Каким образом имеют обыкновение употреблять свидетельства против самих себя те, которые умеют приводить в изумление разум неопытных? Так Аэтий, полагая всю надежду в одном лишь изречении, а не в истине, дерзновенно пришел возвещать ее нам, не постыдившись сам исповедать Сына Божия и Бога Отца одними лишь словами, тогда как мы прежде всего исповедуем естественнаго Отца и естественнаго Сына, и естественнаго Духа Святаго: ибо с Троицею ничто иное не может быть сравниваемо. И по сему, по истине, единосущие есть утверждение исповедания нашего, не уничтожаемаго одним изречением, могущим быть и не быть, каково мнение Аэтия об Отце и Сыне, и Святом Духе; ибо есть действительно истинный Отец и действителъно истинный Сын и истинный Дух Святый, хотя бы он (Аэтий) и сеял безчисленныя суетныя умозаключения. О таковых людях так говорит Божественное слово: разум разумных отвергу (1Кор. 1:19; ср. Исайя 29:14), и: Господь весть помышления человеческая, яко суть суетна (Псалтырь 93:11) и прочее.

* Аэтия глава 20. Если нерожденность ничего более не привносит к превосходству сущности, в сравнении с рожденностию, то Сын, будучи превосходим Отцем только по названию, найдет лучшими Себя назвавших (нерожденным) Бога и Отца Его, а не самого названнаго.

* Опровержение. Хотя бы Аэтий предлагал нам и безчисленныя драмматическия сочинения, но никакой благочестивый разум не согласился бы с ним в том, чтобы получившие бытие от Сущаго были превосходнее Его: ибо и сам он (Аэтий) признает, что они чрез Него получили бытие. И не по произнесению лишь имени, но как истиннаго (Сына), родившагося от истиннаго (Отца) называют Рожденным облагодетельствованные от Него достоинством Христиан, за истинное познание о Нем называемые наученными чрез Отца, а не от плоти и крови (ср. Матф. 16:17; Гал. 1:16; 1Кор. 2:10), и за сие по справедливости ублажаемые, как например познавший Его как Христа, с присоединением слов: Сын Бога живаго (Матф. 16:16). Таковые душевнаго Аэтия, не приемлющаго духовное, духовно востязуют. И хотя Сын, будучи Духом и Единородным, говорит: отхожу ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему (Иоан. 20:17), однако же оба сии наименования не могугь быть приравниваемы к именам инородным, так как истина всегда пребывает и научает истинно различать ясность необходимаго порядка в отношении к Сыну Божию. Выражения: Отцу Моему и Отцу вашему относятся не к плоти их: ибо каким образом Бог, не облеченный плотию, может быть Отцем плоти? Равньм образом и изречение: Богу Моему и Богу вашему должно относить не к Божеству Сына и не к сыноположению учеников, но изречением: Богу Моему и Богу вашему, истинствуя во всем, Он утверждал учеников таинственно в мысли о вочеловечении Своем. Изрекая же слова: Отцу Моему и Отцу вашему, Он как бы так говорил: по причине Моего общения с Ним по естеству и Моего с вами общения, в каковом общении быть Я дал вам власть по человеколюбию обитая с вами, согласно сказанному: даде им область чадом Божиим быти (Иоан. 1:12). Посему и Сам Он, явившись среди их, принял зрак раба (Филип. 2:7), вновь к новому приобщившись, но так, что и древнее пребывает в тождестве и не переходит в слияние; сыны человеческие, чрез это причастие, переходят в состояние неистления, но не соединяются с Ним до единосущия; и когда говорится, что Он принял зрак раба, то словом: принял, обозначается новое, а изречением: во образе Божии Сый (Филип. 2:6) означается то, что Он не подвергся изменению. А коль скоро это так, и так ясно исповедуется в совершенном знании у наученных Богом, то ни изречение: Бог Мой и Бог ваш, ни другое: Отец Мой и Отец ваш не могут сходством наименования отделить чистое существо от общения с соответствующим ему и от преимущества собственнаго свойства Отца в отношении к Сыну и Сына в отношении к Отцу и Святаго Духа точно так же.

* Аэтия глава 21. Если нерожденная сущность превосходнее рождения, так как имеет самобытное превосходство, то она есть нерожденная самосущность. Ибо не по своей воле она превосходнее рождения, но по природе. Посему Бог, будучи самобытною нерожденною сущностию никакому разуму не позволяет помыслить о рождении Себя, но отвергает стремления всякаго изследования и всякой мысли к рожденному.

* Опровержение. Продолжает мучить нас Аэтий, заставляя нас, как я сказал, часто тождесловить вследствие проходящаго у него от начала до конца тождесловия об одном и том же. Никогда вера, спасающая всякаго вернаго, не состояла из тонкости умозаключений человеческих: потому что не надежны разсуждения человеческия и не могут простираться до безпредельности существа Божия. Ибо и все животворное Христово таинство спасения нашего есть Иудеем соблазн, Еллином же безумие, нам же званным Иудеем же и Еллином Христос Божия сила и Божия премудрость: зане буее Божие премудрее человек есть, и немощное Божие крепчае человек есть (1Кор. 1:23-25). И так кто же не поставит Аэтия в числе Иудеев за соблазн умозаключений его и в числе Еллинов за то, что из за своего произвольнаго мудрования он считает истину Божию безумием? ибо один только есть и высший всей твари, и Создатель творения, и Зиждитель всего. Не потому, что Он превосходнее произведеннаго Им, не творит и не созидает произведеннаго Им: ибо не завидует собственной благости; потому что имеет в Себе самоблагость, которая превосходнее всего и не объемлется страстями, завистию или недоброжелательством. И сущее Он совершил из не сущаго: потому что произведенное Им, подчиненное Его несравнимому Божеству, не против Него измышлено как созданное Им, но в славу Его, для показания независтнаго Божества Его, которое, будучи самоблагостию и самосущием, приобщаясь созданному Им из не сущаго, восхотело его бытия и причастия каждаго из созданных существ, по его состоянию, Его дарованию. Светилам, например, дарован свет, небу — красота украшения, земле и иным, по изволению Его, дарованы части добродетели, ангелам и иным святым силам — нетление, а человеку достоинство образа и дар жизни, и знания, и разумной способности. И не от изволения только было это у Него, с медлительностию, так сказать, или с переменою решения и с совещательным разсуждением, но по самоблагости: ибо Ему свойственна самоблагость в том, чтобы все приличествующим образом содержать, творить и совершать. Посему как это не сделало никакого неприличия благости Его, но послужило к славе и соединенному с похвалой познанию независтности Его, для ведения и чувствования произведенных им существ, так и слава Божества Его не есть воспринятая отвне (ибо никогда Божество не нуждается в добавлении славы, но есть самослава, и самодобродетель, самочудо и самовосхваление), именно в том, что Отец родил, хотя Сам и не раждается, чтобы из всегда сущаго источника истекал вечный источник, сопребывающий Ему и из Него сущий, источник из источника, и Бог от Бога, и свет от света, не начавший быть, не подчинившийся времени, но вместе имея истинно Отца, также как и Отец имеет вместе истинно Сына, не не приличествующаго Отцу и не уничтожающаго что-либо из несравнимости Его: ибо здесь не есть какое-либо телесное разделение, но Слово ипостасное, Бог от Отца сущий, Дух от Духа, и Бог от Бога, исключающий всякое умозаключительное предположение, являющийся жизнию для верных и всех, Отцем чрез Него и от Него произведенных, верующих и знающих и не считающих безумием силы Божией и Божией премудрости, превосходящей всякое изследование и всякое разсуждение, особенно же людей испорченных, как и сам Аэтий то невольно признал.

* Аэтия глава 22. Если понятие: нерожденный означает относительно Бога лишение и нет ни чего нерожденнаго, то какой разум станет отнимать ничто от несуществующаго? А если означает что-либо существующее, то кто может отделить от сущаго то, что оно есть, — само от себя?

* Опровержение. 1. То, что у внешних (то есть, языческих) диалектиков говорится о лишении, Аэтий приносит к нам, принимая это как бы за служащее к ведению о Боге и к пользе; но прежде всего не знает того, о чем и у внешних принимается понятие лишения. По учению диалектиков, слово: лишение не ко всему прилагается, но к тому только, что по природе своей что-либо приобрело. Таковому, после того как оно, владея чем-либо по природе, переходит в состояние противоположное, прилагается понятие лишения; к неизменившему же своего состояния еще нет. Как никто не скажет о камне, чтобы он был слепой (ибо имевший способность видеть, а затем потерявший зрение, получает название слепаго; если, например, птица, или человек, или скот, поелику они способны видеть, лишатся сей способности, то называются слепыми в смысле лишения зрения), так не назовем мы камня и негневливым, или незлобивым или независтливым: ибо он и неспособен к сему по природе; о человеке же или скоте, имеющих способность приходить в гнев, когда они не гневаются, можно сказать это в смысле лишения сего, а о не способных к тому за тем — нет.

2 Так должно принимать и о Боге. И так как слово наше относится к Аэтию, то мы обращаемся к нему с вопросом: скажи нам, Аэтий, признаешь ли ты Бога несравнимым со всеми, не сущими из того же существа или дерзаешь и Его причислять ко всем? И если ты причисляешь Его ко всем, сущим не из существа Его, но из не сущаго произведенным от Него чрез Сущаго от Него по существу, кроме Его одного и Духа Святаго, сущаго из существа несравнимаго Отца и единороднаго Сына Его66 , то исповедание твое есть самое безумное.

* Тогда каким образом уже будет один из всех, Которым все произведено из не сущаго? Это невозможно; да и сам ты не сказал бы сего. Поелику же Он не может быть признаваем подобным или равным с произведенными от Него из несущаго, то нельзя принять и того, чтобы Он и терпел что-либо подобное неподобным Ему, которым свойственно противоположное по лишению: ибо видимое существует не само от себя и бытие приняло не от себя самого, но по дару благодати даровавшаго. В видимом, произведенном из не сущаго, бывает страдание при лишении чего-либо из бывшаго в нем по даянию даровавшаго безстрастнаго и не имеющаго бытие от кого-либо и не могущаго лишаться чего-либо. И так если сему не равен оный Сын, или Отец или Святый Дух, и Сын различен от сего, не равным именованием называемый, но имеющий избранное и несравнимое имя, будучи самоблаго от самоблагаго, то какое может быть смешение с тем, что имеет лишение противоположное? Поэтому излишня речь Аэтия, привносящаго к нам понятие лишения, так как нерожденный Сын не по лишению тварей имеет принадлежащее Ему достоинство, но самостоятельно и особенно, само по себе, соприличествующее Его существу и Божеству. Так негневлив Бог не в отношении к гневу, но потому, что Он Сам по Себе негневлив, и нерожден потому, что Сам по Себе нерожден, хотя Сын и есть рожденный от нерожденнаго. Посему выражение: лишение, напрасно прилагается к Существу, Которое, по мнению самого употребляющаго это выражение, несравнимо с иными: ибо ни иное не может равняться с Рожденным, ни Нерожденный не передает созданному единосущие Свое, не потому чтобы Всемогущий был безсилен, но потому что безсильное не достигает до Всемогущаго по причине превосходства единаго Бога и единороднаго Сына Его со Святым Духом.

* Аэтия глава 23—26. Если лишение есть отъятие свойства, то нерожденность в Боге есть или лишение свойства, или свойство, противное лишению. Но если она есть лишение свойства, то каким образом то, что не присуще Богу, будет к Нему сопричислено? Если нерожденность есть свойство, то необходимо предположить рожденную сущность, дабы она, получивши это свойство, могла называться нерожденною. Если же рожденная сущность была причастна нерожденной, то, потеряв свое свойство, она лишилась нерожденности. И так сущность была бы рожденная, а нерожденность — свойство. Если же рождение указывает на переход, то очевидно оно означает известное свойство, будет ли оно преобразованием из какой-либо сущности, или будет тем, что называется рождением.

* Опровержение. 1. Уже давно сражаясь за предположение лишения вместе с отчужденными от веры, Аэтий и сам наравне с ними вооружился против веры, ничего не говоря от веры и не помня сказаннаго к произносящим пустословие и не держащимся за начало веры, именно того, что обличительнаго говорит им слово Божие: аз рех во изступлении моем: всяк человек ложь (Псалтырь 115:2), а за тем и того: смирихся зело (Псалтырь 115:1). Ныне же опять вращаясь в том же, принося с собою нам бремя понятий лишения, именования и свойства и умозаключений ненадежнаго человеческаго мнения, и духовно востязуемый остерегается положить предел собственному стремлению, проистекающему из человеческаго лукавства, дозволяя себе говорить о Боге, что хочет. Но и нас, хотя и много разсуждавших о понятиях лишения, вынуждает снова оставаться при том же, и вращаться в опровержениях его. По причине одинаковости в направлении и одноименности его умозаключительнаго слова достаточно было бы сильно и предшествующее опровержение, чтобы быть направленным против обоих возражений. Но поелику ни упрямую лошадь не должно оставлять не занузданною, когда она или несется через пропасти или начинает стремительный бег, ни человеку, говорящему одно и то же против веры не должно уступать, так чтобы не говорить против него, то мы скажем также: если лишение есть отъятие свойства, то нерожденность в Боге есть или лишение свойства или свойство, противное лишению. И еще: если она есть лишение свойства, то каким образом то, что не присуще Богу, будет к нему сопричислено?

2 Так ли или иначе разсуждаешь ты, Аэтий, о Боге, и предполагаешь в Нем свойства, во всяком случае разсудок у тебя будет в лишении: ибо сколько ни будет восходить сердце твое к Богу, если только не будешь веровать в Него и удивляться Ему и прославлять Его от всего помышления твоего, ты изобличен будешь в безсилии умозаключать о Боге и Сыне Его и Святом Духе; да не изобличит тебя Бог и окажешься лжецом, по написанному (Псалтырь 115:2). В нас и свойства, и хотения, и помышления неустойчивы, поелику мы одного и того же естества и существа. А там речь о естестве и существе Божием. И не должно сравнивать несравнимаго Бога с нашим естеством потому, что мы слышим слова: естество и естество, существо и существо. Таким же образом и во всем, что ты, Аэтий, мог бы сказать о Боге; во всем то же несмешение Его с кем-либо, несравнимость, совершенство в Себе Самом, отсутствие нужды в чем-либо: ибо Он есть самочувствие и самохотение. Посему, несравнимо родивши несравнимаго единороднаго Сына, ни Сам не лишился существа Своего, ни единаго от единаго рожденнаго не лишил Его собственнаго существа, ни Святаго Духа, не имеющаго равенства с иным чем-либо или в достоинстве или в естестве или в ином чем-либо. Ни Себя Самого Бог не лишил чего-либо ни по свойству, ни по существу несравнимаго Божества Своего, ни Рожденное от Него, как я сказал, не лишилось достоинства и равенства Отцу, будучи несравнимым, ни Святый Дух ни с чем несравнимый, — Троица совершенная, совершенный Отец, совершенный Сын, совершенный Дух Святый, не представляющая Собою ни слияния, ни смешения, не имеющая в Себе что-либо подчиненное, дабы, при различении чего-либо, не исчезла несравнимость, или, при изменении, не произошло лишения бытия, которое хотя и сохраняется у тебя, но лишь на словах, а не по истине, или как бы только мимоходом одним именем так называемое, а не существуя в действительности, как во всяком случае мыслит твой ум, пытающийся удалиться от слова веры, что веровати подобает приходящему к Богу, яко есть, и взыскающим Его мздовоздатель бывает (Евреям. 11:6), что в одном Отце совершиться не может: ибо не имеющий Сына не имеет и Отца, и именующий Сына не может сего сделать без Святаго Духа.

3 Отец есть воистину истинный Бог, как свидетельствует Сын, знающий Отца (ср. 1Иоан. 5:20). И Сын есть истинный свет, знаемый Отцем и свидетельствуемый (Матф. 3:17, 17:5). И Дух есть Дух истинный, не чуждый, но от Отца исходящий и от Сына приемлющий. И это устраняет все умозаключительное баснословие слов твоих, Аэтий, и не может убедить нас быть учениками твоего наставника Аристотеля, и оставить учение просвещенных Духом Божиим некнижных в слове рыбарей и людей простых, но вестников истины в силе Божией, которой они удостоены были: ибо не в умозаключениях и не в надменном слове состоит царствие Божие, но в силе и истине. И мы уже сначала достаточно слышали слово твое о лишении свойств и положений, и о существе рожденном и существе нерожденном, приемлющем или не приемлющем что-либо, и вместе с свойством терпящем и отрицание свойства, и о приплетаемом сюда существе рожденном, и о свойстве нерожденнаго и о рожденном, мимоходом именуемом, но означаемом в одном свойстве и означающем свойство, переходящем из какого-то существа, хотя и называемом рожденным, как ты сказал: ибо ум твой говорит то же самое об одном и том же, нисколько не переставая направлять речь против того же самаго.

* Аэтия глава 27—28. Если нерожденность есть свойство и рожденность свойство, то сущности первее свойств, а свойства, хотя оне и вторыя, предпочтительнее сущностей. Если же нерожденное есть причина рожденнаго по отношению к бытию, а рожденное, заключая свою причину в своей сущности, указывает на сущность, а не на свойство, ничего не заимствующее у нерожденной природы, то каким образом нерожденная сущность не была бы сущностию, а свойством?

* Опроверж. 1. Как видите, любители истины, Аэтий снова пытается построить для нас речь, разсматривающую свойства в Боге и в том, что ниже Бога. И одно полагает первым, другое вторым. А между тем в Боге принимать первое или второе даже и на словах не (позволительно) законно: ибо в Боге все есть вместе, и не нуждается в прибавлении. Посему и рожденное благочестивый разум не допускает мыслить произведенным во времени: потому что в Боге Отце и Сыне и Святом Духе, то есть, в Троице сущей, которая есть Бог сущий, называется сущим Отец и сущим Сын, у Сущаго сущий, рожденный безначально и безвременно, как сказано: у Тебе источник живота и: во свете Твоем узрим свет (Псалтырь 35:10) и: сый в лоне Отчи (Иоан. 1:18) и: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Иоан. 1:1); и о Святом Духе таким же образом: Дух Мой настоит посреде вас (Аггей 2:5). Ты видишь, что в Троице ничего нет новаго. Посему ни сущность не предшествует свойству, ни свойство — сущности. Свойство же разумеем не такое, как непрочныя так называемыя свойства, имеющия изменения в каждом из имеющих положительныя свойства, если уже ты, Аэтий, принудишь нас говорить о свойстве, в отношении к Богу. И ничего в Боге нет ни более предпочтительнаго, ни после рожденнаго, но есть то, что приличествует достоинству к славословию; одному Божеству и одно славословие и одна честь, да чтут Сына, якоже чтут Отца (Иоан. 5:23), и да не злословят Духа в виду слова угрозы, не отпускающаго им греха сего ни в сей век, ни в будущий (Матф. 12:32). Посему прилично ничего различнаго о Троице не думать, не благочествовать, не прославлять; но в Отце именовать Отца, в Сыне — Сына, в Святом Духе — Святаго Духа, и так в истине прославлять, так как приличествующим единой Троице образом поклонением воздавать Ей почтение и признавать достоинство Ея составляет необходимость истинной веры. И ни нерожденное не нуждается в рожденном, чтобы тем привнесено было что-либо в существо Его, и чтобы рожденное ясно было для Него виновником существа, ни существо рожденнаго не есть свойство естества нерожденнаго, и не называется так.

2 Троица не нуждается ни в чем и не принимает добавления чего-либо: ибо, поелику Сама Троица была всегда, и из созданнаго не было ничего, то, для получения себе чего-либо как бы по жребию кроме сего, Отец не помышлял ни о присоединении какого-либо именования, ни о добавлении чего-либо к Своему достоинству, чрез Сына создавши небо и землю и все видимое и невидимое, и Духом Своим утвердил всю силу Им созданнаго, чтобы из создания созданнаго и произведения произведеннаго была польза носящему имя Создателя и Зиждителя Отцу, или была мысль о каком-либо добавлении Сыну, чрез Котораго и от Котораго произведено созданное, или же Святому Духу, в Котором утвержденное утверждено. И Бог, не обращенный от свойства к свойству и измененный как по естеству, так и по существу, как бы по размышлению и изменению сделал сделанное: ибо Он всегда имел в Себе Самом зиждительную и совершенную силу, не нуждающуюся в прибавлении какой-либо славы. И как в разсуждении созданий не должно кому бы то ни было думать о Боге, что добавление свойства и достоинства есть достоинство существа и славы Божией, так опровергнут будет и Аэтий, желающий о Боге умозаключать на основании привнесения к нам понятий нерожденнаго и рожденнаго, свойства и сущности, когда все созданныя существа признаются истинно существующими и таковыми представляются не для приращения славы Бога, ни в чем не нуждающагося. Также и в отношении к Единородному и Святому Его Духу не должно приравнивать их к существам созданным: ибо невозможно говорить это. А между тем Аэтий приходит к нам, принося с собою умозаключения о предметах возвышенных и дерзновенно простираясь к вышнему и умозаключая от созданий низших, хотя и ничего не находя соответствующаго умозаключительному слову своему: ибо преходит мудрость человеческая и погребается умозаключительная речь человеческая; потому что выйдет дух его, и он возвратится в персть свою (ср. Экклезиаст 3:20-21, 12:7; Псалтырь 102:14-16, Иов 10:9). Преходят все тонкости умозаключений человеческих, а вместе и люди с умозаключительным искусством Аэтия и с его хитрыми приуготовлениями против веры. Пребывает же служащая предметом его умозаключений вера и надежда, и любы», по написанному (1Кор. 13:13).

* Аэтия глава 29. Если всякая сущность есть нерожденна, какова например сущность Бога Вседержителя, то как можно называть одну сущность страстною, другую — безстрастною? Если же по состоянию нерожденной природы одна сущность остается чуждою количества и качества и, просто сказать, всякаго изменения, а другая подчинена страданиям, то если признать ее неизменяемою в сущности, необходимо допустить, что вышесказанное различие происходит случайно, или же более сообразно назвать действующую сущность нерожденною, а изменяемую — рожденною.

* Опровержение. 1. Не всякую сущность называем мы нерожденною и не всякую от Бога рожденною, потому что родивший рожденнаго от Него и пославший от Него Святаго Духа Своего, Духа, причастнаго тому, что принадлежит Сыну, не всех родил, но одного, почему Он и есть Единородный и одного послал от Него, почему Он и есть Святый Дух. Создал же чрез одного и утвердил в одном всех, как раждающих и, после создания, раждаемых, так и созданных, но ни раждающих, ни раждаемых. И далеко отстоит несозданное существо Троицы от созданных Троицею, но не рожденных от Троицы. Посему Троица имеет безстрастность и неизменяемость, все же низшее Троицы подвержено страданию, если только Безстрастный не дарует, кому изволит туне независтно даровать, безстрастие чрез нетление. Имеют же они нетление не по безтелесности естества, но по независтности благаго и безстрастнаго Бога. И страдание Единороднаго во плоти не производит страдания в Его Божестве, хотя истинная вера и истинное исповедание и учит, что безстрастный Бог, будучи Словом, пострадал. Пребывает же в безстрастии Один и Тот же, не потерпевши какой-либо перемены или изменения в Своем естестве. Посему, будучи Премудростию и Богом безстрастным, и зная, что Своим страданием Он спасает держимых страстями смерти, не посла послал, не ангела, и не, как прежде Его, пророков, но Сам Господь пришел и, принявши на Себя страстность, истинно пострадал, между тем как Божество Его пребывало безстрастным: ибо пришествие во плоти не уменьшило силу Божества Его. По Божеству Своему Он продолжал делать дела Божии, не терпя препятствия от плоти, запрещая ветру, волнению и морю (Лук. 8:24), Лазаря вызывая из мертвых собственною властию (Иоан. 11:43) и иное безчисленное и большее сего совершая. Между тем Он допускал совершаться и относящемуся до плоти, как например и диаволу искушать Его, и людям ударять Его, и собравшимся против Него схватить Его, дабы в страстном естестве пострадал безстрастный, пребывающий безстрастным в Божестве Своем, не чуждый безстрастнаго Бога, но добровольно делающий все это сообразно дивному Его таинству. Так и Бог Отец с Самим Единородным и Духом Его Святым, Троица всегда совершенная и безстрастная, едино Божество обдержит все, един Бог, едино Господство, так как один и тот же Бог обдержит все.

2 И не подвергается Он страданию потому, что обдержит все, так как обдержимое Им подвержено страданию: ибо Бог всех и внутри всего и вне всего, не смешиваясь ни с чем. Отсюда ни потому, что Он везде, ни потому, что вне всего, ни потому, что обдержит все, ни потому, что в Нем все движется (ср. Деян. 17:28), страдание не приражается к безстрастному Богу. Таким же образом ни потому, что Он родил Единороднаго, ни потому, что Единородный рожден, ни потому, что Святый Его Дух от Него послан, страдание не приражается к Святой Троице: ибо не страстен ни Святый Дух, сходящий в виде голубя на Иордане (Матф. 3:16), ни Единородный, крещаемый и осязаемый от Иоанна, ни Отец, свыше вопиющий гласом, слышным для людей: Сей есть Сын Мой, Того послушайте (Матф. 3:17, 17:5). И так Сын неизменяем. И Отец нерожденный и Сын рожденный безстрастен и Дух безстрастно произшедший. Но между тем как иное все создано, совершенная Троица пребывает в Своем количестве и не созданном именовании, так чтобы ни превосходнейшее не было изменяемым, ни рожденное обдержимо было страданием: ибо и Родивший не обдержится страданием, и Рожденное не телесно, но есть Дух от Духа и Сын от Отца. Таким же образом и Святый Дух от Него исходящий, Дух Отца, Дух Христов, не созданный, не рожденный, не собратний, не прародительный, не внучатный, так как несравнимо существо Отца и Сына и Святаго Духа, превосходит всякое помышление и всякий ум, не только, сказал бы я, человеков, но и ангелов: ибо не потерпел изменения ни Единородный, ни Отец Его, ни Святый Его Дух, от страдания безстрастнаго Единороднаго во плоти и явления Святаго Духа Его в виде голубя и безстрастнаго произнесения свыше гласа Отца в слух человеков. Равным образом и созданные ангелы, и небеса, и земля, и все остальное не произвели изменения и страдания в сотворившем их, но все это есть дивное таинство, согласно сказанному: о глубина богатства и премудрости и разума Божия (Рим. 11:33)!

* Аэтия глава 30. Если нерожденная природа есть причина рожденной, а между тем нерожденное есть ничто, то каким образом ничто может быть причиною произшедшаго?

* Опровержение. Нерожденная природа не в одинаковом со всеми, но в ином смысле есть нерожденная природа в отношении к рожденному Единородному и к изшедшему от Него Святому Духу; и виновником их она служит не так, как сущее в отношении к не сущему: ибо и Рожденный не есть из не сущаго и Родивший не есть не сущий и Святый Дух, от Него изшедший; иного же всего причина есть сущее. Посему Святая Троица всегда пребывает в собственной славе Своей, будучи всегда соответственна каждому названию достоинства Своего; ибо чрез Нее и не без Нея произошло произшедшее не сущее. Посему не Сам по Себе Отец есть виновник произшедшаго, но Отец и Сын и Святый Дух сотворил все. Если же бы Сын был чуждым, как не сущий от виновника, то Он был бы произшедшим вместе со всеми и равным им. И Бог был бы виновником Произведеннаго не по рождению, а по созданию; и невозможно было бы Одному называться рожденным, остальным же созданиями, но следовало или всем называться вместе с Ним рожденными или Ему одинаково со всеми называться созданием. И ничего в Нем не было бы особеннаго, когда бы Единый приравниваем был ко всем со стороны происхождения из не бытия, когда бы, говорю, не только ангелы приравниваемы были к их Творцу и Создателю — Единородному, но и люди, и скот и все, чему безпредельно много недостает до Его естества и достоинства. Сущий вместе с Сущим, Он поистине безвременно рожден от Него, не из не сущаго, но из Него; также и Святый Его Дух не чужд существа Его и не как бы в помощь Богу произведен, как говорит Аэтий.

* Аэтия глава 31. Если нерожденность есть лишение, а лишение есть потеря свойства, а потеря совершенно уничтожает предмет, или изменяет в другой, то как возможно название изменчиваго свойства, то есть, нерожденность, приписывать сущности Бога?

* Опровержение. Если тобою, Аэтий, и с твоего времени мнение о Боге на основании твоих умозаключений подано во славу Божию, согласно сказанным тобою выше словам, то я и сам, продолжая прения с тобою, с помощию Божиею, произносить буду одинаковое с тем, что говоришь ты, потому что никто из древних в Ветхом и Новом Завете святых апостолов или пророков так не думал, как ты, поставивший себя самого высшим Самого Бога и свободным от заблуждения. Тобою и с твоего времени Божество, согласно твоему слову, как бы в добавление к вере в Него приняло сие твое умозаключительное искусство, каково все учение о лишении нерожденнаго и о рожденном, и о совершенной потере свойства, и об изменении и о наименовании Бога, соответствующем существу Его. Ибо не потому, что Бог есть Создатель всего того, что явилось после Единороднаго Его и Святаго Его Духа, ради состава созданнаго изобретено было понятие лишения не присущаго Богу или принято в отношении Его признание сущаго в Нем, дабы созданное после принесло Богу лучшее, и представляемо было чистым в следствие лишения и неизменности Его в сравнении с ним; но потому, что Сам всегда сущий есть всецелая слава, всецело необъятныя для всего созданнаго Им, по мере сил стремящагося к славословию Его, славословимый ангелами на языке ангелов, о котором у Апостола возвещается как высшем языка человеческаго (1Кор. 13:1), и на языке человеческом, низшем того языка, в его мере, и по возможности еще низшими человека существами. И в каждом создании не вполне соответственно месту его в природе уменьшается или изменяется славословие; но это славословие в себе самом остается неизменным; вся тварь лишена только возможности простираться в безпредельность в своем славословии, так как существо высочайшее всегда превосходит всякий ум и не испытывает превращения или изменения или преуспеяния от того, что приписывается Ему всеми, как присущее Ему: ибо Само Божество выше всего, несравнимо ни с чем и препрославленно.

* Аэтия глава 32. Если нерожденность указывает на лишение, не присущее Богу, то каким образом мы скажем, что Он есть нерожденный, а не есть рожденный?

* Опровержение. Нерожденность подлинно есть; но не названа нигде ни пророком, ни апостолом, ни евангелистом. И ничего удивительнаго не было бы употреблять о Боге это выражение: ибо оно присуще благочестивому разсудку по самому естественному закону его мышления. Ты же, Аэтий, нововведши его к нам в употребление, думаешь, что привносишь с собою как бы нечто удивительное. Ты слил и смешал благочестивый закон естества и закон веры, дарованный от Бога к улучшению рода человеческаго, замысливши приравнивать в достоинстве рожденное с нерожденным, чтобы покланяемый для тебя неподобный (ἀνόμοιος) оказался равным неподобно проповедуемому тобою. И так, если ты покланяешься Отцу по одному лишь именованию, то притворно приносишь Ему честь. И если покланяешься Сыну, признавая Его неподобным Отцу, то делаешь слияние в поклонении, воздавая неподобному честь равную с Тем, Который неподобен Ему. Если же по предубеждению неверия твоего ты откажешь в поклонении Сыну, то изобличен будешь всеми, не признавая достодолжно от всех покланяемаго и признаваемаго равным (Отцу): ибо сказано: да поклонятся Ему вси ангели Божии (Евреям. 1:6). И поклонилась Ему, славно воскресшему во плоти, Мария и все ученики Его: ибо не имеет Он именования ни произведеннаго, ни созданнаго; Его познают раждаемым от Отца и Ему покланяются как сущему от сущаго, равно как и от Него же изшедшему Святому Духу: ибо познают Его по существу чуждым произведенному, так как Он не есть произведенный или созданный, но рожденный от Отца. Посему весьма много потрудившись и потративши много времени и привнесши новыя чуждыя слова, ты, Аэтий, поклонишься Ему: ибо всем стать подобает пред судищем Его (2Кор. 5:10) и всяк язык исповест, яко Господь Исус Христос не чужд Богу, но в славу Бога Отца, по написанному (Филип. 2:11) и веруемому.

* Аэтия глава 33. Если нерожденность есть только название по отношению к Богу, а это название возвышает существо Божие над всем рожденным, значит, людское название почетнее существа Вседержителя, так как оно украсило Бога Вседержителя несравненным превосходством.

* Опровержение. Нерожденность и в Боге не есть одно простое название и к созданному не приложимо по существу его. Посему и имя создания не есть обозначение одного лишь наименования. Если же между нерожденным и созданным приискивать иное имя, которое есть Сын, и притом не созданный, то кому приписать должно это избранное имя? И если мы то поставим общим у Сына с созданным, что имя среднее не называется по одному лишь простому именованию, и как в нерожденном и созидающем и созданном эти названия не принимаются за одно лишь простое именование, так и в рожденном и Сыне названия эти не принимаются за простое лишь именование, то напрасно оклеветываемое у Аэтия в его умозаключениях укажет лишь на слияние, так как поистине созданное существо, а не по одному лишь именованию таковое не может быть приравниваемо имени Сына. Поелику и Сам Сын не принимает именования Сына за простое лишь название. И так как Сын единородный и Святый Дух не есть не сущий и не простым лишь именованием называемый, то соединяется в славе с Отцем и не сливается с именованием созданий: ибо Божество не нуждается в возвышении как не сущее и не требует высоты, хотя бы некоторыми, находящимися в неведении и не возвышалось, и существо Божества не утверждается на одном лишь произнесении Его имени со стороны некоторых. И да не хвалится это произнесение со стороны человеков или иных существ, как воздающее славу Богу, будто бы в сем нуждающемуся, или как украшающее Бога Вседержителя, Бога покланяемаго: оно знает Бога как Творца и Зиждителя своего. Без сомнения, оно не считает себя преславным и способным украсить собственнаго своего Зиждителя: потому что иначе оно себя сочло бы покланяемым, если бы не покланялось покланяемому. И напрасно против всех направляет слово речь твоя, Аэтий.

* Аэтия глава 34. Если со всем рожденным связана причина, а природа нерожденная не имеет причины, то нерожденность не указывает на причину, но означает существо.

* Опровержение. И со всем рожденным связана причина, и мы не признаем этого, как узнаннаго от тебя: ибо вера истинная предусматривает это и наперед исповедует и учит, что Бог вполне свободен от всякой причины, не примешивается ни к чему и не подлежит никакому сравнению. Поэтому и сами мы не покланяемся всему низшему существа Самого Бога, так как прилично оказывать почтение одному только неподчиненному, Отцу нерожденному, и Сыну рожденному от Него, и Святому Духу от Него и чрез Единороднаго произшедшему, поелику в Троице ничего нет созданнаго и подлежащаго причине: ибо в Троице нет ничего из не сущаго, подобно тому как в остальном подлежащем причине и причиною назначенном (к бытию). Посему не подлежащая таковой причине Троица научила Ей лишь одной непогрешительно покланяться, поелику одна Она безвиновна (свободна от причины). Все же остальное подчинено причине, так как есть произведенное и созданное, Отец же не созданный, имеющий Сына от Него рожденнаго, но не созданнаго и Святаго Духа, от Него исходящаго и несозданнаго. А при таком положении вещей ни покланяемый Сын, хотя Он и имеет Отца родителем, и Святый Дух не подлежат страданию, свойственному тому, что происходит от причины, ни остальныя создания, созданныя от Отца и Сына и Святаго Духа, не свободны от страдания, так как имеют причину бытия. Но ясно, что Единородный и Святый Его Дух, равно как и Отец свободны от страдания, свойственнаго тому, что имеет причину, потому что Сын есть существо рожденное, а не созданное. И ни Сын, в следствие того, что рожден, не будет страдать, как имеющий причину, ни Святый Дух, поелику исходит от Отца: ибо и Отец, поелику родил и извел из Себя Самого, все же остальное, после Сына и Духа, создал, не подчиняется страданию причины, хотя все остальное в создании или рождении подвергается страданию. И так безвиновен Отец и Сын и Святый Дух, Сама же Троица есть причина всего, вместе творящая и вместе созидающая, а в Себе ничего не знающая сотвореннаго или созданнаго.

* Аэтия глава 35. Если все произшедшее произошло от другаго, а нерожденное существо не произошло ни от себя ни от другаго, то необходимо нерожденность выражает сущность.

* Опровержение. И это опять приносит нам Аэтий, сообщая как нечто новое и неслыханное, чтобы явиться изобретателем диалектическаго искусства умозаключений, лишь только излишне указывая на то, что и не подвергается сомнению и постоянно исповедуется в кафолической церкви, как не противное истине само в себе. Все произшедшее произошло от другаго, а нерожденное существо ни от Себя, ни от другаго не произошло, если необходимо нерожденность выражает сущность. И что необходимее этого? ибо имя сущности, всегда употреблявшееся у самих аномеев и ариан, коварно заимствовал Аэтий, и очевидно вынуждаемый истиною исповедал. И так, поелику нерожденность есть сущность, из Себя Самой, а не из не сущаго безпорочно и безстрастно родившая Единороднаго, безвременно и безначально и из Себя же Самой изведшая Святаго Духа, а не из не сущаго, то ясно, что в святой кафолической церкви православно проповедуется Троица как единосущная, между тем как ничто из созданнаго не может называться этим именем, потому что ни по естеству, ни по чести нет либо подобнаго Единородному и Святому Духу: ибо остальное все создано из не сущаго и не покланяемо, Троица же есть всегда, Отец, Отец совершенный, и Сын, Сын совершенный, от Отца рожденный, и Дух Святый, Дух совершенный, от Отца произшедший и от Сына приемлющий. И все в Божественном Писании и святой вере для нас ясно, и ничего нет не прямаго или противнаго, или запутаннаго.

* Аэтия глава 36. Если нерожденное существо является в сущности рожденнаго, как причина, имеющая сравнительно со всякою причиною неизменяемость, то оно есть ни с чем не сравнимая самосущность, не отвне проявляющая неприступность, но сама будучи ни с чем несравнимою и неприступною, поелику она нерожденна.

* Опровержение. Часто носится с одним и тем же Аэтий, как я и сам часто говорил, вводя нас только в труд, и ничего более. Посему и в настоящем случае мы имеем необходимость приложить труд и повторять то же самое на то же самое, коль скоро и ему это угодно: ибо если и для существа рожденнаго нерожденное является родившим, то не будет никакой разницы в достоинстве из того, что Родитель раждает раждаемаго, так как Он родил Его От Себя существенно, Дух от Духа, а не тело от тела. Посему является несравнимо соприличествующим Родитель Рожденному и Рожденный Родившему: ибо не нуждается Божество в прибавлении, так чтобы в одно время Отец назван был Отцом, а в другое время нет; и Сын от союза свыше являлся как бы некогда не сущим, а потом сущим. Посему Бог Отец и Сын, и Святый Дух есть самосущность, а не иносущность: ибо Сын не есть собратний в отношении к Отцу или после рожденный, но в неизъяснимом отношении имя Отца соприличествующим единосущному Сыну и действителъно соприличествует Отцу и Сыну произшедший от Него, чрез Него и от того, что есть Его, Святый Его Дух. Посему в Отце и Сыне и Святом Духе и есть неприступное для всего того, что ниже Его и создано Самою Троицею. Троица же не неприступна для Самой Себя: ибо Она есть несозданная, и непроизведенная, и несравнимая. Посему ничто не может равняться Отцу и быть спокланяемым Ему из произведеннаго от не сущих, а не рожденнаго: ибо никому из произведенных не сказал Он когда-либо: седи одесную Мене (Псалтырь 109:1; ср. Матф. 22и парал.). И Единородный не сказал о ком-либо: видевый Мене, виде Отца (Иоан. 14:9), и: Аз во Отце, и Отец во Мне (Иоан. 14:10) и: никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын и емуже аще Он откроет (Матф. 11:27). Открывает же чрез Духа Святаго, знающаго и научающаго, и возвещающаго в мире то, что относится до Сына (ср. Иоан. 14:26, 15:26), и испытующаго самыя глубины Божия (1Кор. 2:10). Поэтому Он и говорит: иже не чтит Сына, как чтит Отца, гнев Божий пребывает на нем (Иоан. 5:23, 3:36). И не сказал: кто не чтит ангелов, как чтит Отца; не сказал также опять: кто не чтит и Сына, но: Сына, как Отца. Точно также и изрекающему хулу на Духа не отпустится ни в сей век, ни в будущий (Матф. 12:31-32), дабы тем обозначить неприступность и несравнимостьТроицы во Отце и Сыне, и Святом Духе.

* Аэтия глава 37. Если Вседержитель превосходит всякую природу, то превосходит по причине нерожденности, которая есть причина существования для всего рожденнаго. Но если нерожденность не выражает сущности, то откуда природа предметов рожденных получит свое сохранение?

* Опровержение. Прилично говорить и исповедывать, и такого мнения держаться, что превосходит всякую природу Вседержитель, от Котораго неизъяснимо для нас произошел Единородный Бог — Слово и Святый Его Дух. И по сему непоколебимо не твари приписываем божество, чтобы не оказаться безумными, но превосходящую всякую природу славословим Троицу, Сына со Отцем и Святаго Его Духа, как нерожденнаго и несозданнаго. Поелику и Единородный и Святый Дух не иной природы, но Бог от Бога, и Свет от Света; с Отцем Вседержителем, и Сам Единородный носит название Вседержителя, как на это ясно указывает Божественное Писание (ср. Откр. 16:14 и Иоан. 5:17): ибо Единородный не чужд достоинству Отца, но вполне соответствующее Ему имеет достоинство, как выразительно свидетелъствует для меня святый Апостол, сказавший в Духе Святом о сынах Израилевых: ихже, — говорит, — служение, и завети, и ихже отцы, от нихже Христос по плоти, Сый над всеми Бог благословен во веки, аминь (Рим. 9:4-5). Посему Единородный есть и покланяемый и Бог, также как и Святый Дух есть Божественный Дух, и после Святой Троицы нет другаго Бога. Отец же Вседержитель и Единородный Отрок Его Исус Христос, соприличествующий достоинству Отца, и называемый Отцем будущаго века (Исайя 9:6), соприличествующий и Святому Его Духу по не созданности, Троица всегда являемая и познаваемая, в каковой Троице для всего произведеннаго заключается причина, хотя Она указывает и на сущность чистую и ни с чем несравнимую, Отец в Сыне, Сын во Отце со Святым Духом, так как Она всегда имеет в Себе Самой вечность Своего существования; от сей Троицы происходит сохранение всех предметов произведенных.

* Аэтия глава 38. Если ничто из невидимаго не существует в семени прежде самого себя, но пребывает в отдельной природе, то каким образом нерожденный Бог, будучи свободен от отделения, то видит в рожденном Свою сущность, как вторую, то как первую в нерожденном, сообразно с порядком числ перваго и втораго?

* Опровержение. 1. Аэтий должен был бы наперед обозначить и сделать ясными свои вопрошения, особенно же то выражение, которое подвергается порицанию и не имеет полнаго сродства в сходстве, коль скоро ни то ни другое из названнаго им не может быть приравниваемо одно другому. Ибо с наименованиями многих невидимых существ он приходил к нам, так как невидимыя суть не только духовныя животныя, разумею Серафимов и Херувимов, но и ангелы и духи и иныя некоторыя существа, на которых истинно исполняется то, что нет в них самих чего-либо в семени: потому что никто не скажет, чтобы невидимыя существа были телами. И они не раждают и не раждаются, но ясно, что созданы по изволению всегда сущаго Божества, и каждое из созданных существ то получило в удел из добродетели, что уделил ему Сущий в преизобилии независтнаго Своего человеколюбия, и каждое получило в обладание то, что ему назначено, и в сем пребывает. А Бог свободен от всякой причины, имея все в Себе Самом, не с промедлением и раскаянием, по времени начав иметь Сына или Святаго Духа Своего; но приличествующим всегда имеющему Сына образом, имея рожденнаго Сына и притом Единороднаго; имеющий же всегда Отца в Себе Самом имеет Его, всегда имея и Святаго Духа, сущаго от Отца и от Сына приемлющаго.

2 И ни в безславии, ни в приложении славы не заключается полнота (совершенства) всегда сущаго Божества. Поелику же ничто из созданнаго не существует всегда, то видела ли когда Себя Саму Троица в меньшей полноте? или же прежде видела в меньшей полноте, теперь же, с прибавлением к существу, как нуждающаяся в чем-либо, после создания того, что создано, увидела Себя саму в более изобильном приложении славы или полноты? И со всех сторон не остается ни одного места убежища для желающих противополагать истине и выставлять на вид умозаключительныя человеческия измышления, так как достоинство Бога Отца и Сына и Святаго Духа превосходит всякий ум ангелов и высших их существ, а тем более — естества человеческаго: помышления бо человеков боязлива (Премудрость Соломона 9:14) и тленны помыслы их, облекающие себя в умозаключения и соизыскания. Так иные, востязуемые собственными своими умозаключениями, как бы в софистическом каком предположении, задаются решением вопроса о зле, откуда оно получило начало, иные же, — откуда и для чего явился диавол, другие же об имеющем согрешить человеке, для чего Бог создал его таковым, а создавши его таковым, для чего потом обвиняет его, чтобы все, измучившись в помыслах своих, познали себя тленными и воздали честь и звание Отцу и Сыну, и Святому Духу, то есть, единой Троице, от Нея требуя знания истинной веры и получая его, дабы не пытались превосходить собственную меру, но научились заставить умолкнуть ослепленное помышление и не мудрствовать возбужденным языком и неразумными помыслами своими, умудряться же более разумным изречением Святаго и Божественнаго Писания, научающаго не мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати, но мудрствовати в целомудрии (Рим. 12:3).

* Аэтия глава 39—41. Если Бог пребывает в нерожденной природе, то должно отнять от Него знание Самого Себя в рождении и нерожденности. Если же допустить простертие Его сущности в нерождевном и рожденном, то Он не узнает Своей сущности, отвлекаемый рождением и нерожденностию. Если же рождение, хотя и причастно нерожденному, но нескончаемо пребывает в природе рожденнаго, то оно познает себя в несовершенной природе, не сознавая причастности нерожденному. Ибо невозможно иметь о себе знание и как о нерожденной и как о рожденной сущности. Если же нерожденное есть нечто не важное по причине склонности к изменению, то достоинство природы состоит в неизменяемой сущности, а между тем нерожденная сущность признается выше всякой причины.

* Опровержение. 1. Несомненно, что Бог пребывает в нерожденной природе; сотворивший и создавший все из сущаго Отец, родивший от Себя Сына единосущнаго Себе Самому и соприличествующаго вечности Его, и Святый Дух от Него изшедший, приличествующим образом пребывающий в единосущии с Ним. И поелику Троица создала из не сущаго существующее, видимое и невидимое, новым именем созданнаго не уничтожается соответствующее достоинству Бога, то есть, вечность сущаго. Отъемлется же от созданнаго высшая и превосходящая все сущность, как не единосущная ему, но Сама вызвавшая его из небытия к бытию. Посему рожденный Сын приличествующим образом созерцается как произшедший, не из не сущаго, но от Сущаго, при чем существо не терпит ни растяжения, ни сокращения; но будучи Духом, Отец родил истинно Духа Сына, и извел из Себя Духа Святаго и не не знает Себя Самого и не знает сущности Своей сокращаемою, или разширяемою, или подверженной разсечению (ибо все это признавать относительно Бога весьма неразумно, равно как и то, чтобы Божество, Которое есть Дух Святый, не знало Себя). И как нерожденный не не причастен рожденному в единосущии, так и рожденный не не обладает вместе с Отцем вечностию (ибо Отец знает Сына и Сын знает Отца — Матф. 11:27; ср. Лук. 10 и др.), так как Троица всегда нескончаемо пребывает несозданною, и существует нескончаемо, и так как Единородный рожден от всегда Сущаго, истинно сущаго, и в собственной совершенной природе. Посему Он знает Себя Самого, и ни Сын не не знает нерожденное существо Отца, ни нерожденный — существо рожденнаго от Него Сына, так как достоверно единородное Слово Божие, сказавшее: никто же знает Отца, токмо Сын, ни Сына, токмо Отец (Матф. 11:27).

2 Посему да изгладится объявленное безразсудным Аэтиим, как судиею, решение, что невозможно иметь о себе (знание) и как о нерожденной, и как о рожденной сущности: ибо Единородный уже наперед уничтожил это его судительное слово, сказавши, что Его Самого знает Отец, и никто иной, обнявши этими словами и существование Святаго Его Духа, как и в ином месте говорит, что Дух Отца вы научит (Иоан. 14:26). Если же Дух есть Дух Отца, то и Он не не знает Отца. А сказавши: никтоже знает Отца, токмо Сын, Он указывает Себя Самого и Отца и Духа Святаго, превосходящаго все иное не вечно существовавшее, но произведенное. И если Он наперед заметил, что Он всегда знал Отца, то напрасно Аэтий подходит к нам с пустыми словами, ясно показывая всем, что разсуждает как человек, плотски востязуемый и пребывая душевным по отношению к знающему и Себя Самого, и Отца, и Святаго Его Духа. Итак изъят от всякой причины Бог не только Отец, но и Сын, и Святый Дух, так как Божество Отца и Сына и Святаго Духа исповедутся как высшее всякой причины.

* Аэтия глава 42. Если нерожденное изъято от всякой причины, и существуют многия нерожденныя, то они будут иметь неизменяемую природу. Ибо нельзя допустить, чтобы соделавшись причастною природы общей и особенной, одна сущность творила, а другая была производима.

* Опровержение. Признано, что нерожденное изъято от всякой причины, потому что одно есть нерожденное и покланяемое, при чем покланяемое исключается из числа покланяющихся. Покланяема же есть Троица, сущая единица, и в одном имени исчисляемая есть Троица, Отец и Сын, и Святый Дух, не чуждое Себя Самой приобретшая в Себе Самой, но соприличествующим образом Отец родил Сына, и не создал: ибо рожденное есть от Самого всегда родителя, потому что Оно есть рожденное от Сущаго, как и от Него же изшедший Святый Дух, так как Троица находится в одном несозданном единстве, между тем как все остальное создано от Самой Троицы из не сущаго. Отсюда единая Троица есть Бог Отец и Сын и Святый Дух, не имеющая в Себе Самой что-либо чуждое Себя Самой, несозданная, нерожденная, не произведенная, Троица не сотворенная, но творящая, не имеющая в Себе имени создания, но создающая, едина сущая, а не многия. Все же остальное от Нея произведенное существует во множестве, но не сопричисляется к Ней; посему и не предназначено к общению, будучи иной природы с сущностию несравнимою. По этому в существе Бога находится не созданная какая-либо природа, но зиждительная для всего не могущаго приобщитъся единосущием к несравнимой и единой сущности Отца и Сына и Святаго Духа, как Она (Троица) и Сама ясно открывает принявшему познание истины, что Она одна служит предметом поклонения, а не все, также как и Она одна крещает во имя Свое (Матф. 28:19), а не все.

* Аэтия глава 43. Если всякая сущность нерожденна, то ни одна не будет отличаться от другой по своей неподчиненности. Каким же образом может кто-либо сказать, что одна изменяется, а другая изменяет, если он не допускает, что Бог производит не из готоваго вещества?

* Опровержение. Всякий из возстававших на истину, собравши себе несколько словечек, с тем чтобы вызвать ими удивление, казалось, действовал на некоторых в смысле опровержения истиннаго учения и отводил от пути жизненнаго и приносил погибель. Так и сей Аэтий ныне, не говоря в сущности ничего сказанными сейчас словами, по-видимому, поражает изумлением людей простосердечных, говоря до излишества о том, что уже говорено им было, и как привык часто произносит одно и то же имя, так и в настоящее время употребляя его. Не всякая сущность у людей самых разумных признается нерожденною, потому что иначе всякая считаема была бы Божественною. Если же не все сущности считаются Божественными, но лишь одна предпочтительно пред всеми, которая есть единое Божество в Троице, то что же еще останется у безразсуднаго сего (Аэтия), что бы могло приводить в изумление сынов истины? Будет также и различие одной сущности от другой, потому что Троица созидает, все же остальное Ею создано. И Она есть сущность неподчиненная, произведенное же Ею находится в подчиненности. И это изменяется, Она же имеет непреходящую природу, изменяя всегда изменяемое Ею и имея силу производить из не сущаго сущности и существа: ибо это соприличествует Богу, чтобы произведенное Им не из готоваго вещества и из не сущаго и приведенное к бытию Он мог изменять как хочет по распорядку.

* Аэтия глава 44—45. Если всякая сущность нерожденна, то всякая неизменяема. А если сущность имеет свойство неизменяемости, то должно приписать ей действие и страдание самопроизвольное. Если же существует много нерожденных и неизменяемых, то нельзя будет исчислить их различия. Ибо нельзя исчислить различающееся ни вообще, ни в частности, так как всякое различие указывает на некоторое отделение причины от обособленной нерожденной природы.

* Опровержение. Не всякая сущность нерожденна: это и в помысле иметь безразсудно, и таковое помышление и изречение есть плод эллинскаго неразумия, утвердительно ли или вопросительно высказано оно Аэтием. Но очевидно, что вопросительно. Итак пусть и спрашивает он об этом чад эллинских. И они пусть слагают ему вопрос из умозаключений, утверждая, что какая-то материя современна Богу. Но если он согласен с ними, то пусть и изобличен будет вместе с ними, так как истина принимает лишь одно творящее, и так как лишь в одной сущности заключается Троица совершенная, не по слиянию исчисляемая. Все же иное есть произведенное, и созданное и не нерожденное. Но так как Божество несозданно, Отец раждающий, Сын рожденный и Дух Святый посланный от Самого Отца и от принадлежащаго Сыну приемлющий, все же остальное создано, и так как Бог неизменный пребывает в силе, так впрочем, что в Троице соприличествующим образом все Божество возводится к Отцу, как в видах оправдания и непоколебимости истины единства Божества, так и в видах устранения многобожия, то неизменяемость остается в силе, а вместе с тем приличным здравому смыслу образом устанавливаются отношения к Отцу Сына и Святаго Духа. Если же это так, то уже с самаго начала падает коварный замысел вопроса: ибо не много неизменяемых, но одна Троица в единице, и одно Божество в Троице. Все же остальное далеко отстоит, так как ни оно само по себе не имеет возможности страдать или действовать, ни Святая Троица не может в делании чего-либо страдать, будучи всецело безстрастною и покланяемою, разумею Отца и Сына и Святаго Духа: ибо сотворил Бог чрез Сына все, но не Сына, так как Он не состоит в числе этого всего; Он содействует Отцу и спокланяем Ему. Также и Святый Дух не сотворен Отцем, ибо не причисляется ко всему, но утверждает силу всего и спокланяем Отцу. Из всего же подчиненнаго промышлению Единаго каждое существо движется и действует, страдает и прочее. Посему одна Троица неизменяема Сама в Себе, все же иное от Нея произведенное изменяемо: ибо оно ни современно, ни совечно Ей. Одна лишь Троица есть вечная и нерожденная, так как Сын рожден безвременно и безначально, всегда есть, и никогда не перестает быть. Отсюда Божественное слово непоколебимо научило признавать Отца главою, а не началом Сына (1Кор. 11:3), по причине единосущия. И Дух Святый вечно существует и от Отца послан, но всегда пребывает со Отцем и не от времени начал быть.

* Аэтия глава 46—47. Если нерожденный и Бог указывают взаимно на одно и то же, то нерожденный родил нерожденнаго. Если же нерожденное указывает на одно, а Бог на другое, то не неуместно Богу родить Бога, так как тот и другой получил бытие от нерожденной сущности. Если же прежде Бога ничего не было, как и действительно не было, то Бог и нерожденное означают одно и то же, так как рожденное не допускает нерожденности, а потому и не может быть называемым вместе с Богом и отцем своим.

* Опровержение. Откуда, прикажет Аэтий приобрести нам смысл предлагаемых им вопрошений и разсуждений? И если он утверждает, что разсуждений и умозаключений, то и добытое нашим мышлением падет вместе с ним: потому что Бога никто не может когда-либо постигнуть с помощию умозаключений, и не может сказать здание создавшему е, почто мя сотворил еси тако, по написанному (Рим. 9:20). Но от благочестиваго разсудка и справедливой непоколебимости дожно восходит к учению Святаго Духа, открытому в Священных Писаниях. А так как непреходящее слово Писания учит нас о послуживших твари, что они объюродеша (Рим. 1:25,22), то и Аэтий разве не оказывается принимающим тварь за Бога, покланяющимся ей и почитающим ее? Между тем истинная вера отвергает покланяемость в созданном и созданность в покланяемом: ибо если в этом нет совершенно никакого различия, то для воздающих честь твари ничего предпочтительнаго не будет в христианстве, и таковая вера будет более идолослужением, нежели богопочтением, потому что и язычники покланяются солнцу, и луне, и силам, небу и земле, и иным созданиям. И дивное превосходство созданий не делает никакого различия между ними, и особенность некоторых из них не произведет различия в равночестности в следствие одноименности, хотя бы они и отличались от других превосходством: ибо Один есть сотворивший и то и другое, и назначивший каждому из них отличие не имени, но существа, потому что во всем созданном создание именуется рабским, а не свободным. И если рабское в одной части покланяемо, то и в другой части поклонение ничем не будет отличаться, хотя оно находится и в подчиненном состоянии: ибо оно равно сродно высочайшему созданию, получивши в удел бытие из не сущаго от Сущаго. Отсюда нерожденность соприличествует Богу и Бог нерожденности. Посему рожденное мы называем не произведением и не творением, но Сыном, существенно от Отца в чистоте рожденным, единосущным Отцу и спокланяемым Ему и Святаго Духа изшедшаго от Него и не чуждаго Ему, а посему и спокланяемаго. Другому же какому-либо из созданных существ не приписывается имя Бога, по причине различия в нерожденности, поелику ему определено бытие из не сущаго. А Троица имеет вечное бытие и не иное нечто есть Бог и иное нерожденное.

2 Ты, Аэтий, и Сына признаешь рожденным От Отца притворно, а не по истине: ибо все рожденное не есть созданное, и созданное не есть рожденное. Если же рожденное называется созданным, то оно есть созданное в ином смысле, как например можно сказать: люди раждают людей, но нельзя сказать, что они созидают их; в начале же они сами созданы от Бога. Посему ими раждается раждаемое, все же создано от Бога, а Бог Сам есть не созданный, но родивший Себе Самому Сына, а не создавший, и не раждает Его иным от Своего существа. И так каким образом, когда Отец пребывает несозданным, рожденное от Него будет созданным? Если же рожденное Им есть созданное, то Оно рожденным уже не может быть названо. И много противоречий вызывает таковое нелепое мнение. Да и Богу не прилично быть некогда без Сына, а после называться Отцем после рождения Сына. И Сыну неприлично, чтобы время было прежде Его: потому что в таком случае время будет больше Его величия. Но и Отцу соприлично всегда иметь в тождестве достоинств Своих существо непрестающее и вечное. А что прежде Бога ничего не было, это также ясно. И так Бог, как сказал Аэтий, и нерожденное означают одно и тоже. И таким образом, запутываясь в своих собственных противоречиях, он не более ли обвиняет себя, чем утверждает свое учение? Ибо если Бог вместе с Богом, как и действительно, есть, то и нерожденность допускает он в понятии рожденнаго Сына, Который в Своем понятии заключает и понятие: Бог. Возвещается же вместе с Отцем рожденный от Него Бог, и несозданный, и со Отцом почитаемый Бог Слово, хотя Аэтию и не представляется это, когда все создания покланяются Сыну и всяк язык исповедует, яко Исус Христос в славу Бога Отца (Филип. 2:11), Которому слава Отцу в Сыне со Святым Духом, во веки веков. Аминь.

* Поставленное в конце приветствие Аэтия.

* Саморожденный Бог, по сему названный единым истинным Богом от посланнаго Им Исуса Христа, истинно существовавшаго прежде веков и истинно рожденной ипостаси, да соблюдет вас невредимыми от нечестия во Христе Исусе Спасителе нашем, чрез Котораго всякая слава Богу и Отцу, и ныне и во веки веков. Аминь.

* Опровержение. 1. И при конце, пиша к сборищу своему, которое называет борцами, Аэтий не оставил употребить столь нечестивыя слова, но и в приветствии показал свое чуждое истины учение; ибо говорит: невредимыми вас (да соблюдет) саморожденный Бог, не видя, что одним словом разрешил все свои разсеянныя там и сям изыскания, потому что, сказавши в выше поставленных главах о нерожденном Боге, будто Он не предвидел и того, что Сам Себя не творил, здесь привводит к нам понятие саморожденности. Всякий же разум (человеческий) бывает в забвении себя самого, чтобы быть изобличенным в заблуждении. За тем говорит: по сему и названный единым истинным Богом. По его же слову и мысли он или отрицает то, что Сын есть Бог, и потому напрасно клевещет на имя называясь именем христианина, или хотя и считает Сына Богом, но не истинным, и посему у него будет один Бог истинный, и один не истинный. По подчинению же одного под другим равно и Святаго Духа в меньшем и низшем чине полагая, или опять будет признавать меньшаго Бога или, не сопричисляя Его к Троице, во всяком случае будет чуждым христиан сей жалкий человечишко, и уже совершеннейшим эллинном объявлен мог бы быть и к числу саддукеев причтенным, чуждым Святаго Духа, как это и действительно есть; причисляем же его к эллинам, поелику утвержает, что один Бог есть великий, и один малый, один истинный, и один неистинный, как признают эллины, именующие одного великим Богом (то есть, Зевса), других же малыми. Между тем Божественное Писание ясно обличает его и говорит как об Отце, что Он есть Бог истинный (1Иоан. 5:20), так и о Сыне, что Он также есть Бог (там же; ср. Иоан. 1:1); и об Отце, что Бог свет есть (1Иоан. 1:5), о Сыне же: бе свет истинный (Иоан. 1:9), и о Святом Духе, что Он есть Дух истины (Иоан. 15:26, 16:13). И так поистине Троица возвещается у нас в мудрости и глубине богатства (Рим. 11:33).

2 За тем еще по порядку говорит: от посланнаго Исуса Христа. И не постыдился лишить Единороднаго достойнаго Его имени Бога, но употребил лишь простое название (Исус Христос), как признался и в выше поставленных главах, оказывая Сыну почесть в имени простым лишь именованием. Однако же говорит, что Он произошел истинно прежде веков, и есть истинно ипостась рожденная. Да соблюдет же, — говорит, — от нечестия. И всякая порочная женщина имеет обыкновение возвышать и восхвалять перед другими свой образ жизни. Так и Аэтий, не видя, до чего стал нечестив, считает себя благочестивым, подобно тому как одержимые умопомешательством считают себя самих в разуме, других же сумашедшими. Потом же, сказавши: во Христе Исусе, не осмелился добавить: Господе нашем, но только притворно сказал: в Спасителе нашем. И наконец говорит: чрез Котораго всякая слава Отцу и ныне, и всегда и во веки веков, аминь. И даже слова: всякая слава употребил с тем, чтобы отнять у Сына честь и славу, чего никогда не допустил бы никто из благочестивых и принявших от Святаго Духа дар истинной веры.

3 Это все предприняли мы в опровержение сказаннаго Аэтием в 37 главах с диалектическим искусством и при помощи умозаключительных положений человеческаго обмана. Увещаваем вас внимательно читать это, и вы прямо узнаете, чада христиан, и рабы Христовы, и сыны истины, все земное его пустословие и чуждое Духа Святаго учение. Он не дерзнул, хотя бы одним словом, упомянуть Божественное слово, или какое-либо изречение Ветхаго или Новаго Завета, ни из закона, ни из пророков, ни из евангелия, ни из апостольских писаний, ни привести свидетельство кого-либо из патриархов, ни Самого Спасителя, ни Отца, ни изречения Святаго Духа, сказаннаго чрез апостолов или чрез пророков, чтобы чрез то вполне изобличенным оказаться пред друзьями истины в том, что он во всем является чужд Бога и веры Его. Думаю же, что и мы ему и его определениям достаточно противопоставили доказательств, по возможности словом простым, но заимствованным от Божественных писаний и самого благочестиваго разсудка. И поелику в опровержениях против него мы довольно ясно вели разсуждение о вере, то мы считаем этого достаточным, дабы, присоединивши что-либо, не произвести какого-либо излишняго затруднения при чтении. Но взявшись опять за слово, в сокращении скажу еще не многое против того, что он, возгордившись разумом, после выражения чудовищной веры своей и ненависти ко Христу и Святому его Духу, дерзнул в гордом уме своем помыслить и устами своими и устами наученных им надменно с хулою высказать.

4 Этот человек (Аэтий) сам и наученные от него вообразили себя выше всякаго человека в том, что будто бы познали Бога не только верою, но и ведением по естеству, как я и выше упоминал о них, говорящих, что они не просто знают Бога в знании верою, но так, как кто-либо может знать все видимое и осязаемое руками его, как например, если бы кто-либо взял руками камень или дерево или орудие из какого-либо инаго вещества. Так и сей дерзкий сказал: я знаю Бога так, как себя самого, и не настолько знаю себя самого, как Бога. Впрочем говорить и слушать безумное для многих служит к обману, а для разумных к осмеянию: ибо кто из подвергшихся умоповреждению и неистовству не может и других увлечь к тому же безумию, особенно же последующих и послушных им? Если бы кто спросил его и последователей его: не разсказывай мне, что ты познал Бога несравнимаго и непостижимаго, не воспринимаемаго по виду, а познаваемаго верою рабами Его, но разскажи мне об основаниях земли, о хранилищах бездны, о жилах моря, о месте ада, о мерах воздуха, о виде и широте небес, о том, в чем состоить вершина высшаго и придел низшаго, что лежит направо и что налево, о создании твари и себя самого и о не выразимом по числу и измерению на земле (если они слышат это, как мы слышали от обманутых им), то, притворно уклоняясь к софистическим отговоркам, говорят, от сего наученные, что все это телесное, и мы не можем познать сего. Бога же, сотворившаго оное, знаем ясно, каков Он, и как существует, и какими качествами обладает, и кто Он есть. Кто, услышавши это, не подвергнет сего тотчас осмеянию? Ибо совершенно нелепо, что он говорит, будто Художника и несравнимаго, и неизъяснимаго он познал и точно понял (и если бы он говорил, что познал и точно понял верою, но не дерзал бы и они не дерзали говорить, что ведают Его как бы осязая), произведеннаго же Самим несравнимым, что по виду может быть предметом удивления для видящих, говорит он, как и его единомысленники, не знает, между тем как в особенности везде Божественныя Писания ясно проповедуют о Боге, что Он невидим и непостижим, и не объемлем для ума, но только верою по истине познается, яко есть и любящим Его мздовоздатель бывает (Евреям. 11:6).

5 Когда же кто-либо из имеющих правильное мнение о славе Божией, о вере и любви, и непостижимости скажет им: мы знаем Бога непостижимаго, Бога невидимаго, не изъяснимаго, истинно знаем Его, но как невидимаго и непостижимаго, тогда сей, приносящий нам новое искусство состязаться, насмешливо и болтливо, будто разсказывая какую басню, дерзает сказать: кому уподобляетесь вы и ваша вера? — Деве опороченной, но слепой и глухой и немой, которая известна всем знающим ее только потому, что опорочена; спрошенная же о том, кто ее опорочивший, не слышит, да и знать о сем не может, ибо не видела опорочившаго, по причине слепоты, и объявить не может, по причине немоты. Но сие наоборот можно отнести к нему и к его речи, по написанному: обратится болезнь его на главу его (Псалтырь 7:17) и: падет в яму, юже содела (Псалтырь 7:16) и подобное сему: ибо он подобен слепому от рождения, который говорит и много говорит, и слышит и знает имена белаго и чернаго, синяго и зеленаго и краснаго и других различных цветов, света и тьмы, имена чего слышатся, но не знает, что такое вид и не может вполне растолковать его, по той причине, что от начала родился слепым, не знает также ни отличия каждаго качества цветов, ни вида их, потому что взаиморазличение имен каждаго из них возможно с помощию опыта, чрез чувство зрения производимаго, но для незнающаго от начала вида их не возможно сделать такой опыт ни с помощию речи, ни посредством чувства осязания и прикосновения. Таким образом, как слепые от рождения разговаривают о сем, и зная, что черное противополагается белому, зеленое синему, что затем различаются пурпуровый и червленый и иные цвета, спрошенные нами о качестве вида и цвете каждаго качества, не могут ни сказать об этом ни быть наученными от нас, но только посредством слова приводят свой ум к убеждению, однако же обманывают слушающих, как будто в совершенстве умеющие различать цвета, хотя говорят лишь на словах, не имея ведения о предмете по самой непостижимости его для них: так и сей приходит к нам с словами о Боге и с насмешкой говорит об опорочении немой и глухой и слепой девицы, скорее сам опороченный по хуле своей и обладая незнанием как бы слепотою от рождения, говоря о Боге, но только на словах, а на деле приуготовляя научаемых от него к безстыдству.

6 Ничего нет неприкосновеннаго для их дерзости. Так они хулят имена пророков и апостолов. Когда обличаемые кем-либо бывают теснимы, тотчас отбегают, отскакивают и говорят: это апостол сказал как человек, или же иначе: что ты приводишь мне изречения из Ветхаго Завета? И не удивительно, что аще, — по изречению Спасителя, — господина дому Веелзевула нарекоша, кольми паче домашния его (Матф. 10:25). Ибо если Самого Господа и истинной славы Его отрицаются, то насколько более пророков Его и апостолов? Доходя же до еще большаго безумия, наученные от него и их преемник некто Евномий, ложно так именуемый67 , живущий и до сего времени, дерзнул на великое зло: он перекрещивает тех, которые уже крещены, не только из приходящих к нему от православных и еретиков, но и от самих ариан. Перекрещивает же их во имя Бога несозданнаго, и во имя Сына созданнаго, и во имя Духа Освятителя, созданнаго от Сына, также созданнаго. И дабы видно было все дело их обмана, шарлатанства и сценическаго искусства, чтобы ясно было, что возвещаемое ими учение не есть учение веры, но дело подражателей в театральном искусстве (комедиянтов), некоторые утверждали, что он крещает перекрещиваемых ногами вверх, а головою вниз, и таким образом принуждает их дать клятвенное обещание не отступать от его столь хитросплетенной ереси. Говорят также, что сам Аэтий, после кончины Констанция, вызванный из ссылки царствовавшим в то время Юлианом, еще будучи диаконом своей ереси, возведен был в сан епископа епископом его же ереси.

* Вот что до нас дошло об Аэтие и учениках его, к которым некоторые прилагали имя аномеев68 , по причине того, что они еще более и ужаснее ереси Ария мыслили нечестиво. Каковую ересь по возможности изследовавши, с Божиею помощию, по частям, как бы какое многоногое пресмыкающееся, называемое сколопендрою и иулом69 , подвергши попранию ногою истины и стерши истинным исповеданием Единороднаго, с обычным благодарением Богу, как получившие от Него силу в помощь нашей немощи, мы теперь переходим, возлюбленные слушатели, по силе нашей и разумению нашему, к дальнейшим в предположенном порядке ересям, призывая, как я сказал, Самого Владыку соприсутствовать нам при указании и опровержении их, чтобы силою Его мы могли исполнить обещанное нашею малостию и слабостию.

Отделение 2

* Во втором отделении той же третьей книги, а по вышесказанному счету числа отделений — в седмом, каковое отделение есть и конец всего творения, содержатся четыре ереси:

1 Димириты, исповедующие несовершенное вочеловечение Христа. Из них некоторые дерзнули называть тело единосущным Божеству, а некоторые отрицали, что Христос воспринял душу, некоторые же, опираясь на изречение: Слово плоть бысть (Иоан. 1:14), отрицали, что Он принял плоть от созданной плоти, то есть, от Марии, но упорно говорили одно, что Слово плоть бысть; напоследок же по какому соображению, не знаю, начали утверждать, что Он не воспринял ума.

2 Антидикомарианиты, говорящие, что Святая Мария Приснодева, после рождения Спасителя, сожительствовала с Иосифом.

3 Коллиридиане, во имя той же Марии приносящие в один назначенный день года некоторое печенье (коллириду), каковым мы и дали название Коллиридиан.

4 Массалиане, что значит молящиеся. К ним примыкают и из прежде бывших еллинских ересей так называемыя Евфимиты, Мартириане и Сатаниане.

* Это есть и оглавление седмаго отделения и конец трех книг. Всех же ересей вместе 80. А на конце третьей книги, отделения же седмаго в заключении присоединены: исповедание веры Кафолической церкви, защищение истины, проповедь Евангелия Христова и образ Кафолической и Апостольской церкви, которая, от века существуя по преемству времен, яснее всего открылась в пришествии Христа во плоти.

Против Димиритов, так названных некоторыми, исповедующих несовершенное вочеловечение Христа, ересь пятьдесят седмая, а по общему порядку семдесят седмая

Глава 1

* Вслед за вышеисчисленными, из предубеждения некоторых произошла на свет еще одна трудная для нашего понимания и чуждая вере ересь, не могу сказать, по какой причине, но разве лишь потому, что попустил ее непрестанно возмущающий человеческую природу и воюющий против нея диавол, который влагает горький яд свой в прекрасно приготовленныя яства и таким образом как бы к меду подбавляет горечь и притом чрез некоторых дивных по высоте жизни и непрестанно восхваляемых за православие людей. Это есть дело его, позавидовавшаго от начала отцу нашему Адаму и враждующаго со всеми человеками, как сказано кем-то из мудрецов, что зависть всегда враждебна великой благоуспешности70 . Так и здесь чрез великих мужей он ввел некоторыя заблуждения, дабы не оставить нас и Святую Божию Церковь безпечальною, но непрестанно тревожимою и воюемою. Ибо некоторым, и от нас изшедшим, и притом в великой почести бывшим, всегда возвеличиваемым похвалами и среди нас, и среди всех православных, угодно было отрицать ум во Христе, во плоти пришедшем, и говорить, что пришедший Христос, Господь наш, принял плоть и душу, ума же не принял, то есть не соделался совершенным человеком. Не умею сказать, что из этого привнесли они для человеческаго рода, или от кого из прежде их бывших научились сему, — что полезнаго приобрели они от сего, или даровали нам и своим слушателям, и святой Божией Церкви, кроме того, что произвели в нас смятение и разделение, скорбь и потерю сладости взаимнаго согласия и любви. Ибо, оставив последование Божественным Писаниям, правоту и исповедание незлобия, пророческую, евангельскую и апостольскую веру, они привнесли к нам софистическое учение и баснословное, а вместе с ним и множество бедствий, исполняя на самих себе сказанное: отступят некоторые от здраваго учения, внимая баснем и тщегласиям (ср. 2Тим. 4:3-4, 2:16).

Глава 2

* Старец и досточтимый, всегда возлюбленный для нас и для блаженной памяти папы Афанасия, а равно и для всех православных, Аполлинарий из Лаодикии, вот кто в начале измыслил и принес это учение. И в начале слыша сие от некоторых из наученных им, мы не верили, подлинно ли он, будучи таким мужем, пустил на свет это учение, терпеливо ожидая с надеждою до тех пор, пока не узнаем дела в точности. Мы говорили, что пришедшия к нам от него чада, не разумея глубины учения такого ученаго и мудраго мужа и учителя, сами от себя измыслили это, не наученныя от него, так как между самими пришедшими к нам было много разномыслия. Ибо некоторые из них дерзали говорить, что Христос принес тело свыше; эти странныя мнения, оставаясь в уме человеческом, делают неимоверные успехи. Другие из них отрицали и то, что Христос принял душу. Некоторые же дерзали называть даже и тело Христа единосущным Божеству. И привели в великое смятение верхния страны, ради чего явилась нужда созвать собор и анафематствовать таковых. Но были составлены и памятныя записи, списки с коих были посланы блаженной памяти папе Афанасию. В виду этих памятных записей и сам блаженный вынужден был написать послание против говорящих таковое с грозными словами, послав оное к почтеннейшему епископу Епиктиту, потому что сей просил его о том, дабы дать ответ произведшим смятение. Ясно написавши о вере в сем послании, сам блаженный и объявил еретичествующими утверждавших сие и производивших смятение. С каковаго послания список я счел нужным предложить здесь в целости. Вот он:

* Афанасий, епископ Александрийский к Епиктиту, Епископу Коринфскому.

Глава 3

* Я думал, что всякое суесловие всех, сколько ни есть еретиков прекращено собором, бывшим в Никее: ибо исповеданная на нем отцами на основании Священных Писаний вера достаточна для ниспровержения всякаго нечестия и для утверждения благочестивой веры во Христе. Посему и ныне, когда были различные соборы в Галлии, Испании и великом Риме, все сошедшиеся, общим решением, как бы движимые единым духом, анафематствовали еще скрывавшихся и мысливших подобно Арию, разумею Авксентия Медиоланскаго, Урсакия, Валента и Гаия из Паннонии. И по причине того, что таковые придумали себе названия соборов, они написали повсюду, чтобы не именовался ни один собор в кафолической Церкви, кроме бывшаго в Никее, торжествующаго над всякою ересью, в особенности же Арианскою, ради которой тогда по преимуществу он и созван был. Итак каким же образом еще и после этого некоторые покушаются вступать в споры или изыскания? Если они из Ариан, то нет ничего удивительнаго, если клевещут на написанное против них, так как когда и Еллины слышат, что идолы язык сребро и злато, дело рук человеческих (Псалтырь 134:15), они считают безумием учение о сем Святаго Духа. Если же они из тех, которым кажется, что они право веруют и любят раскрытое отцами, то таковые, желая все ниспровергать своими изысканиями, делают не иное что, как, по написанному, напаяют подруга своего развращением мутным (Аввакум 2:15) и вступают в словопрения ни на куюже иную потребу, как только на разорение неиспорченных (2Тим. 2:14).

Глава 4

* Так пишу это, прочитав присланныя твоим благочестием памятныя записи, чего я не должен был бы писать, дабы не было о сем даже и памяти в потомстве. Ибо кто когда-либо слышал что либо подобное? Кто научил, или научился? От Сиона бо изыдет слово Господне и закон Божий из Иерусалима (Исайя 2:3). А сие откуда изошло? Какой ад изрыгнул слово о том, что тело, воспринятое от Марии, единосущно Божеству Слова? или что Слово превратилось в плоть и кости, в волосы и в целое тело и изменилось в собственном естестве? И кто вообще из христиан слышал, чтобы Сын носил тело призрачно, а не по естеству, или кто был столь нечестив, чтобы говорить и думать, будто самое Божество Его, единосущное Отцу, было обрезано, и что от совершеннаго произошло несовершенное, и что пригвожденное на древе было не тело, но сама сущность зиждительная для всякаго естества? Кто, слыша, что Слово не из Марии, а из своей сущности претворило Себе страстное тело, назвал бы христианином говорящаго сие? И кто измыслил это беззаконное нечестие, чтобы придти к мысли и сказать, будто утверждающий рождение тела Господня от Марии мыслит в Божестве уже не Троицу, а четверицу? Разсуждающие так говорят как бы то, что плоть, в которую облекся Спаситель от Марии, принадлежит к сущности Троицы. Откуда изрыгнули некоторые еще и то нечестие, подобное вышесказанному, чтобы утверждать, что тело не моложе Божества Слова, но всегда было совечно ему, поелику состоит из самой премудрости? Каким же образом дерзнули так называемые христиане сомневаться и в том, что произшедший от Марии Господь есть Сын Божий по существу и естеству, а по плоти от семени Давидова и от плоти святой Марии. Кто были настолько дерзкие, чтобы говорить, что Христос, пострадавший плотию и распятый, не был Господь и Спаситель, Бог и Сын Отца? Или каким образом хотят именоваться христианами говорящие, что Слово сошло на святаго человека, как бы на одного из пророков, а не Само соделалось человеком, принявшим от Марии тело, но что иной был Христос, а иной — Сын Божий, прежде Марии и прежде веков сущий Сын Отца? Или каким образом могут быть христианами говорящие, что иной есть Бог и иной — Слово Божие?

Глава 5

* Все сие различно сказанное в памятных записях имеет одну и ту же мысль, клонящуюся к нечестию. По причине сего разногласят и состязаются в борьбе между собою хвалящиеся исповеданием отцев, составленным в Никее. И я удивился терпеливости благочестия твоего и тому, что оно не остановило говорящих сие, но предложило им благочестивую веру, чтобы они или, послушав, успокоились, или, противореча, наименованы были еретиками. Ибо вышеупомянутое несказанно и неслыханно у христиан, но по всему чуждо апостольскаго учения. Посему-то я и открыл их учение, как сказано, вписав его в послание это, дабы и только слышащий о нем мог увидеть заключающуюся в нем срамоту и нечестие. И хотя во многом должно было бы обвинять и изобличать срамоту измысливших сие, однако же хорошо было бы и этим ограничить послание и ничего не писать более. Ибо столь явно открывающиеся недостатки открывать более и заниматься ими не должно, дабы людьми спорливыми они не сочтены были за сомнительные. Одно достаточно было бы отвечать на сие и сказать, что это не есть учение кафолической Церкви, и не так мыслили отцы. Но дабы и из совершеннаго молчания изобретатели зол не сделали себе повода к безстыдству, хорошо будет привести на память немногое от Божественных Писаний; ибо может быть хотя таким образом пристыженные они престанут от этих скверных измышлений.

Глава 6

* Откуда вам пришло на мысль утверждать, что тело единосущно Божеству Слова? Начать с этого хорошо для того, чтобы, когда показана будет нетвердость сего, и все прочее оказалось таковым. Итак из Писаний нельзя вывести этого, ибо оне говорят, что Бог был в человеческом теле. Но и отцы, сошедшиеся в Никее, высказали, что не тело, а Сам Сын единосущен Отцу. И затем по Писаниям Он исповедуется, как произшедший из существа Отца, а тело — от Марии. Посему или отвергните собор в Никее и допускайте это, как еретики, или же, если хотите быть чадами отцев, не мыслите иначе, вопреки тому, что написали они. Ибо безразсудность такого мнения вам можно видеть из следующаго: если Слово единосущно телу, имеющему естество из земли, а Слово, по исповеданию отцев, единосущно Отцу, то и Сам Отец будет единосущен телу, из земли произшедшему. И за что еще вы упрекаете Ариан, говорящих, что Сын есть тварь, когда и сами говорите, что Отец единосущен тварям, и переходите к другому нечестию, утверждая, что Слово превратилось в плоть и кости, в волосы и нервы, и в целое тело и изменилось в собственном естестве? В таком случае благовременно сказать прямо и то, что Оно произошло из земли: ибо из земли естество костей и всего тела. Итак, каково же безумие ваше, если вы воюете и против самих себя? Говоря, что Слово единосущно телу, вы уравниваете одно с другим, а говоря, что Оно превратилось в плоть, вымышляете изменение Самого Слова. Кто же будет терпеть далее, когда вы даже и это только произносите? Вы уклоняетесь в нечестие более всякой ереси. Ибо если Слово единосущно телу, то излишнее упоминание о Марии и нужда в ней, так как тело могло быть вечно и прежде Марии, также как и Само Слово, если Оно, по вашему, единосущно телу. Какая была бы и нужда в пришествии Слова, если бы Оно или облеклось в единосущное Себе, или, изменившись в собственном естестве, соделалось телом? Ибо не Само Себя восприняло Божество, чтобы облечься и в единосущное Себе; но и не согрешило искупляющее грехи других Слово, чтобы, изменившись в тело, принести Себя в жертву за Себя Самого и искупить Себя.

Глава 7

* Не так это; да не будет! От семене Авраамова приемлет, — как сказал Апостол, — отнюдуже должен бе повсему подобитися братии (Евреям. 2:16-17) и принять подобное нам тело. Для сего-то истинно послужила и Мария, дабы от нея Он принял оное и как собственное принес его за нас. И на нее указывал пророчески Исаия, говоря: се Дева во чреве зачнет и родит (Исайя 7:14). За тем Гавриил посылается к ней не просто как к деве, но как к Деве, обрученной мужу, чтобы из самаго имени обрученнаго показать, Мария есть истинно человек. И о рождении упоминает Писание и говорит: повит Его (Лук. 2:7) и ублажаемы были сосца, яже Он ссал (Лук. 11:27). Принесена была и жертва, так как Рожденный разверз ложесна (ср. Лук. 2:23-24). Все это были признаки раждающей Девы. И Гавриил не колеблясь благовествовал ей, говоря не просто: раждаемое в тебе, дабы не думали, что тело отвне привводится в нее, но: от тебя, дабы верили, что раждаемое произошло от Нея по естеству, так как и естество ясно показывает, что невозможно, чтобы тело девы нераждающей носило млеко, и невозможно, чтобы питаемо было млеком и свиваемо тело, не рожденное прежде естественным образом. Оно-то есть обрезанное на осьмый день; Его принял на руки Симеон; Оно стало отроком, возрасло, было десятилетним и достигло тридцатаго года (Лук. 2). Ибо не самое существо Слова, неизменное и непреложное, изменившись, было обрезано, как предполагают некоторые, так как Сам Спаситель говорит: видите Меня, яко Аз есмь и не изменяюся (Лук. 24:39; Малахия 3:6); а Павел пишет: Исус Христос вчера и днесь тойже, и во веки (Евреям. 13:8); но в теле обрезанном, носимом, ядшем, утруждавшемся, пригвожденном к древу и пострадавшем было безстрастное и безтелестное Слово Бога. Это тело было положено во гроб, когда Сам Он сущим в темнице духовом сошед проповеда, как сказал Петр (1Петр. 3:19).

Глава 8

* Что в особенности показывает безумие их, так это то, что они говорят, будто Слово обратилось в кости и плоть. Ибо, если бы это было, то не было бы нужды и в гробе. Тогда тело само собою сошло бы проповедывать находившимся в аде духам, ныне же Сам Он сошел проповедывать, а тело Иосиф, обвив плащаницею, положил на Голгофе (Матф. 27:59), и чрез то всем показано было, что тело не было Словом, но было телом Слова. И это-то тело, воскресшее из мертвых, осязал Фома и видел на нем язвы гвоздиныя, которыя терпело само Слово, видя их прибиваемыми на собственном теле и, имея силу препятствовать, не воспрепятствовало: но и напротив, Само безтелесное, Оно усвояло Себе принадлежащее телу, как Свое собственное. Когда, например, тело Его биемо было слугою, то Он, как бы Сам страдая, говорил: что Мя биеши (Иоан. 18:23)? И неприкосновенный по естеству, однако же говорил: плещи Мои вдах на раны и лица Моего не отвратих от заплеваний (Исайя 50:6). Ибо что претерпевало человеческое естество Слова, то, сосуществуя ему, Слово переносило на Себя, дабы мы могли причаститься Божеству Слова. И было нечто странное в том, что Он был страждущим и не страждущим; страждущим, потому что страдало собственное Его тело, и Он пребывал в самом страждущем (теле); — не страждущим, потому что Слово, будучи по естеству Богом, безстрастно. И Он был безтелесный в страстном теле, а тело содержало в себе безстрастное Слово, уничтожавшее немощи самаго тела. И Он делал это, и таковым был для того, чтобы, приняв наше и принесши оное в жертву, Самому умереть и потом, облекши нас Своим, дать Апостолу случай сказать: подобает тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в безсмертие (1Кор. 15:53).

Глава 9

* И это было не предположительно только, как еще некоторые думали; да не будет! но так как Спаситель по истине соделался действительным человеком, то совершилось и спасение целаго человека. Ибо если бы Слово только предположительно было в теле, как они думают, а предположительно высказываемое есть призрак, то призрачным оказывается и то, что называется спасением и воскресением человеков, по учению нечестивейших Манихеев. Но спасение наше не было призраком и было спасением не одного тела, но по истине целаго человека, то есть души и тела в нем. И так тело Спасителя, принятое Им, по Божественным Писаниям, от Марии, было действительно человеческое и истинное. Истинным же было, поелику было тождественно с нашим: ибо Мария была сестра наша, потому