Дюмулен Г. История дзэн-буддизма

Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. / Пер. с англ. Ю.В. Бондарева. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. — 317 с.

Содержание
OCR
тация без внутреннего видения не позволяет обрести успо­
коения. Внутреннее видение без медитации не отражает
всей глубины [мистического опыта]». В медитативной
практике Дао-юаня даосские элементы сочетаются с буд­
дийскими. Даосы измеряют глубину реальности «перво­
зданным небытием», которое постигается за счет праджни,
проникающей в пустоту всех вещей. Многие китайские
мистики, подобно Хуай-юаню, повторяли имя Будды
(яп. — нёмбуцу) на всех этапах духовного возвышения, не
чувствуя противоречия между мистическим погружением
в абсолютную Пустоту и блаженством созерцания Будды
Амиды.

Кумараджива и Буддхабхадра
Центральной фигурой в раннекитайском буддизме при­
нято считать Кумарадживу (умер в 413 г.), который обо­
сновался в Чаньяни, где в течение десяти лет добился бле­
стящих результатов. Он основал и возглавил ведомство
переводов, где на китайский язык были переведены мно­
гие хинаянские и махаянские труды. Кумараджива был
убежденным махаянистом, приверженцем Срединного
Пути Нагарджуны. Его истовое служение и подвижниче­
ство помогло учению Большой Колесницы окончательно
утвердиться в Китае. Не будучи силен в технике медита­
ции, он тем не менее популяризировал ее среди многочис­
ленных китайских учеников, многие из которых придер­
живались махаянских способов сосредоточения.
Признанным авторитетом в области буддийской меди­
тации был другой великий индийский наставник — Буд­
дхабхадра, который сильно отличался от Кумарадживы
по своему характеру и наклонностям. Несмотря на то что
этот монах был пятнадцатью годами моложе Кумараджи­
вы, он превосходил его своими добродетелями и по пра­
ву заслужил уважение своих китайских последователей,
63