Дюмулен Г. История дзэн-буддизма

Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. / Пер. с англ. Ю.В. Бондарева. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. — 317 с.

Содержание
OCR
кими наклонностями. Религиозная окраска образа жиз­
ни вне нравственности может потерять всякий смысл. В
своем религиозном служении, аскетизме и безмерном
терпении Хакуин ни в чем не уступал христианским
мистикам и во всем следовал призывам своей высшей
природы. Для него было ясным как день, что без astine
et sustine, то есть «без воздержания и поддержания»,
нельзя сорвать ни одного духовного плода.
За годы скитаний «святое безумие» привело его на грань
физического и психического истощения. После восстанов­
ления подорванного здоровья он остался таким, каким и
был, чего не скажешь о случаях неадекватного поведения
псевдомистиков. Болезнь не отразилась ни на его личных
качествах, ни на том высоконравственном образе жизни,
который он вел. Однажды он уговорил больного бонзу пе­
ренести свое скорбное ложе в зал для медитаций, чтобы
повторить опыт просветления древнего наставника, кото­
рый обрел просветление в болезни и поклонении Будде.
По мнению Хакуина, любую немощь можно было преодо­
леть силой разума.
Свое религиозное служение он сочетал с учительством.
Следует признать, что монистическая доктрина дзэн не
проводила различий между добром и злом. Однако, подоб­
но всем добросовестным просветителям, Хакуин убеждал
крестьян вести праведную жизнь. Он был одним из тех
наставников, деятельность которых достигла в Японии
такой популярности, о которой в Китае не могло быть и
речи. Само собой, и в Японии были просветленные, кото­
рые в своем безразличии к мирянам наставляли лишь круг
избранных учеников. Тем не менее именно японские адеп­
ты дзэн стали носителями народной религиозности. В на­
ши дни обе тенденции сохраняются, хотя и не совсем по­
нятно, которая из них превалирует. Несмотря на то что в
мистике дзэн проявляет аристократические тенденции, без
оглядки на психологию простых граждан не может быть и
речи ни о каком серьезном влиянии.