Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
53 о своемъ видѣніи Аввакуму, Павлу, егі. Коломенскому,, протопопу
Костромскому, Даніилу и всей братіи. Получивъ такимъ образомъ
какъ бы нѣкоторое благословеніе свыше, Аввакумъ и Даніилъ
выступили съ протестомъ, выбрали изъ божественнаго писанія
доказательства противъ Никонова распоряженія о поклонахъ и о
сложеніи перстъ и подали царю большую челобитную, до насъ не
дошедшую. Государь, какъ предполагаетъ Аввакумъ76), отдалъ
ее Никону, но Никонъ ничего не сдѣлалъ челобитчикамъ, вѣро¬
ятно, еще не желая преслѣдовать людей, которые пользовались
' такимъ вліяніемъ въ прежнее патріаршество и съ которыми самъ §
былъ ранѣе друженъ, но теперь уже съ нѣкотораго времени пор¬
валъ связь. смысла, а смыслъ ихъ въ передачѣ Аввакума близко подходитъ къ словамъ
Нѳронова въ его письмѣ. Нѳронову голосъ говорилъ: «дерзай и не убойся до
смерти»; Аввакумъ передаетъ: «подобаетъ вамъ страд&ти неослабно». И въ томъ
и въ другомъ случаѣ мы видимъ призывъ къ великимъ страданіямъ. Нероновъ
слышалъ: «днесь постраждетъ Русія, якожѳ юняты». Аввакумъ пишетъ; «время
присягѣ страданія» вообще, не опредѣляя, для кого, но можно догадываться, что
для вѣрныхъ православію. Г. Субботинъ замѣчаетъ кромѣ того, что слова «да
не постраждетъ днесь Руссія, якожѳ и юниты» ввиты изъ «Книги о вѣрѣ». Но
во-первыхъ, эти слова представляютъ изъ себя не буквальную передачу того
предостереженія, которое заключалось въ «Книгѣ о вѣрѣ», а только изложеніе
общаго его смысла; а во-вторыхъ, что же удивительнаго, что Нероновъ, подъ
вліяніемъ истощенія недѣльнымъ постомъ н тѣхъ тревожныхъ мыслей, которыя
роились у него въ головѣ, могъ слышать голосъ, говорившій ему прямо выра¬
женіями «Книги о вѣрѣ», когда эти слова были у него безпрестанно на умѣ въ
то тревожное время, когда, какъ признаетъ самъ г. Субботинъ, «они занимали
очень многихъ на Руси, особенно расколоучителей»?. Въ этомъ случаѣ жела¬
ніе доказать, что Нероновъ не былъ чудотворецъ, или что съ нимъ дѣйствитель¬
но ие говорилъ Самъ Спаситель (а о такомъ желаніи мы можемъ заключать
по выраженіямъ: «мнимое откровеніе», «будто бы откровеніе и т. п.), на столько
увлекло г. Субботина и митр. Макарія, что они сочли нужнымъ отрицать
фактъ, нисколько не чудесный и вполнѣ вѣроятный съ точки врѣнія историко¬
психологической. *«) Мат. V, стр. 19. Г, Субботинъ (Мат. V, стр. XVIII) и Н. И. Ивановскій
(Критич. разборъ ученія безпоповцевъ о церкви и о таинствахъ, стр. 27) пола¬
гаютъ, что эту челобитную царь отдалъ Стефану Вонифатьеву, такъ какъ
она упоминается въ бумагахъ, отобранныхъ отъ игум. Ѳеоктиста, которому она
была дана Стефаномъ. (Мат. I, стр. 332). Такое предположеніе очень правдопо¬
добно, но оно не исключаетъ возможности и другого предположенія, что чело¬
битная Аввакума была по крайней мѣрѣ сообщена царемъ Никону, а затѣмъ
этимъ послѣднимъ возвращена царю, который и передалъ ее Стефану, а кромѣ
того возможно, что у Ѳеоктиста была отобрана не подлинная челобитная, а
черновая или копія. Оідііігесі Ьу ^лоодіе