Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
161 свое скверное еретическое волшебное тѣло и пѣніе партесное нѣти
устави. По нѣкоемъ же времени, боляринъ нѣкто Никита, рекомый Зюзя, вѣ-
дый Никоново ради ярости царскія притворное престола патріарша оста¬
вленіе, п хотя его въ большій стыдъ ввести, и царскую ярость нань воспа¬
лите, написанъ нему писаніе, якобъ по царскому велѣнію писанное, пове¬
лѣвающее ему на свой престолъ возвратится. Онъ же, яко изъ младен¬
чества славолюбіемъ поглощенный, скоро пойде въ Москву. ІІриспѣвшу же
ему къ Смоленскимъ вратамъ, стражіе же не вѣдуще, кто таковый входитъ,
и не впущаху его во врата. Онъ же поведѣ служителемъ его сказати, якобъ
Савйнскаго монастыря власти пріидоша, и тако вниде во градъ ц вшедъ во
соборную церковь во время утрени, и вскочи яко песъ на патріарше мѣсто,
хотя скверныя своея клятвы злосмрадную блевотину облизати, и жезлъ
Петра мптрополита въ руцѣ взехъ, нача благословляли люди. Къ нему же
первіе подъ благословеніе пріиде въ той же отступленія темницѣ сѣдый
слѣпецъ, ростовскій митрополитъ Іона, невѣдый, яко уста его клятвы, а
не благословенія полны суть, и горесть и лесть подъ языкомъ его, и по¬
томъ пніи мнози. Слышавъ же о семъ самодержецъ и призвавъ князя и боляры, и сними
совѣщавъ, повелѣ ему возвратитися въ реченный построенный имъ Воскре¬
сенскій монастырь. Онъ же, яко аспидъ яряся, поѣха, везый съ собою жезлъ святителя
Петра митрополита. Сіе увѣдавгае боляре и духовніи, послаша вслѣдъ его
и гнавше постигоша и оный жезлъ святый, яко у разбойника дражайшую
дидрахму и утварь церковную, отъяша и привезше поставила ,его на пер¬
вомъ патріаршѣ мѣстѣ, да побѣдитъ той крестообразный жезлъ хотящаго
помалѣ на его мѣстѣ стати зміеобразнаго жезла, крыжъ латинскій на себѣ
имущій, двѣма зміиными жалы соблюдаемый. В то же время отъ мірозданія 7175 г., отъ воплощенія же Бога Слова
1666 лѣто, пріидоша въ царствующій градъ Москву гречестіи патріарси.
Паисіи александрійскій, Макарій антіохійскій, влекомн желаніемъ и волею
великаго государя царя. Имѣяіие же Никонъ у себе во услуженіи два жидовина новокрещен¬
ныхъ, ихъ же зѣло любляше за христоненавистный ихъ нравъ, потаенный
сый злый жидовинъ, и ничесо же оть нихъ не потаеваше дѣемыхъ собою
богопротивныхъ дѣлъ. Единъ же изъ нихъ часто отхождаше въ Москву, и
новѣдаше иному жидовину, именемъ Даніилу, доктуру царскія обтеки сущу,
вся дѣемая Нікономъ беззаконія и дерзости. Той же Даніилъ вся тая цареви
сказоваше. Слышавъ же сія Никонъ вземъ живущаго у него жидовина,
жестоко бія плетьми, вопрошаще у него: аще тако суть? Той же не пови-
неся, и того ради повелѣ его воврещп въ темницу. Другій же жидовинт^
видя Ніконово другу его учиненное томленіе и затворсніе въ темппп ‘
бѣжа въ Москву, п воскрича зовый: «за мною слово государево». II а. п Оідііігесі Ьу