Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
шею крѣпкій не изнемогайте, съ Павломъ вопія: кто изнемогаетъ, и азъ нс
изнемогаю. Оттуду паки на иатріаршъ дворъ привезше, того безчестно патріарху
нрсдставиша. Колнко убо Никонъиотщався того крѣпость низложите,кіяхъ
ласканіи не изнесс, всяку кознь, всяку хитрость иодвизая, да превратятъ
•твердодушнаго? Но ничтоже успѣти возможе: вся Сю ухищренія и козно-
дѣйства Никонова добліи, яко паучину, расте^за, немощны и отнюдь не
дѣйственны показа. Паки отвозимъ бываетъ во оный же монастырь, и но
времени вѣкоемъ, хожденію крестному въ Москвѣ сущу, паки приведенъ
бяше добліи в соборныя храмъ, ту сущу самому царю. И разгнѣвайся,
Никонъ повелѣ того 'безчестно и ругателно острнщи, но заступленіемъ
царевыхъ отъ сего освобожденъ бысть: любяше бо царь благоревностааго
Аввакума и почиташе за доброе житіе его, но Никоновыми хитростьми
обязанъ, вѣру емляше тому, яко патріарху. Вмѣсто же остриженія вели¬
кодушный страдалецъ в заточенія и оземствованіе в далечайшыя Сибирскія
страны отвозится, въ самыя глубочайшій предѣлы, за великимъ езероиъ
Байкаломъ сущыя, на самыхъ границахъ варварскихъ стоящыя, нарицае-
мыя Дауры, и с женою и с чады отводимъ бываетъ в толь далеко
отстоящую страну, елико в пятилѣтнее время ему тамо достигнута. Заг
коснѣное шествія и по мѣстомъ медденія во ономъ немилостивомъ зато¬
ченіи, в таковомъ дадечайшемъ путетеченіи которыми не истѣсняшеся
нуждами, которыми не облачашеся тѣснотами, котррыхъ томленіи ругатея-
ныхъ не претерпѣваше страдалецъ! Отъ воздушныя тягости, отъ путнаго
труда, от возящихъ досажденія и ругательства, елнка тому наношаху
несмысленніи! Преданъ бо бысть нѣкоему мужу от началникъ, опредѣлен¬
ному на властительство въ Дауры, безчеловѣчну сущу и вселютѣйшему
томителю, звѣрю паче, а не человѣку нарещися достойну за всеяростное
нрава, къ нему же и повелѣніе тому от патріарха Никона бяше всякое
томленіе наносите священному страдалцу. Но кіи языкъ изгдаголетъ, кая уста исиовѣдати могутъ, яже претериѣ
адамантская она душа от всезлобнаго мучителя, яже руганіи множества,
яже но ланитомъ ударенія, яже за власы терзанія, яже ио главѣ біенія,
яже по хребту, яже по прочимъ частемъ тѣла, оплеванія лица, поруганія
и смѣянія, нѣкогда и в воду метанія! Н не токмо се, ио и до толика
возкипѣ дерзостію беззаконный мучитель, еже и обнажите священнаго
страдалца на страданіе повелѣ, не устыдѣся священства великаго сана,
не усрамился изрядныя честности и дивныя святости мужа. И како усты-
дитися пріиметъ, егда толикая руганія безчестнѣ тому предиоказа! Совле-
чену убо бывшу страдалцу (оле нрава безчеловѣчна!) иовелѣваетъ семікь
десять и двѣма ударами кнутіемъ того уязвите. И не токмо самъ сіе
дѣлаше Пашковъ, но и служащій тому рабы, подобонравни в мучительствѣ
господину, многажды страстотерпца біяху и ругахуся, иногда же тако
раъярпвшеся всегнѣвно, яко и на колъ ругателно посадите его уготоваша. Оідііігесі Ьу Ьоодіе