Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
95 ніе Божіе бысть, азъ на востокъ кланялся Богу, и со слезами припалъ къ
пролубке и напился воды до сыта. Потомъ и пролубка содвинулась. И я,
воставши и поклоняся Господеви, паки побѣжалъ по льду, куда мнѣ
надобе къ дѣтямъ. И мнѣ столько забывать много для прелести сего вѣка.
На первое возвратимся. Видятъ онѣ, что я не соединятся съ ними. Приказалъ государь угова¬
ривать меня Стрешневу Родіону, окольничему. И я потѣшилъ ево: царь то
есть отъ Бога учиненъ. Помолчалъ маленко,—такъ меня поманиваютъ:
денегъ мнѣ десять Рублевъ отъ царя милостыни, отъ царицы десять же
рубленъ, отъ Лукіяна духовника десять рублевъ, а старой другъ—Феодо¬
ромъ зовутъ Михаиловичъ Ртищевъ—тотъ и 60 рублевъ, торкая сиротина
далъ; Родіонъ Стрешневъ 10 же рублевъ, Прокопей Кузмичь Елизаровъ
10 же рублей. Всѣ глядятъ, всѣ добры, всякой бояринъ въ гости зоветъ.
Тако же и власти, пестрые и черные, —кормъ ко мнѣ везутъ да тащутъ:
полну клѣть наволокли. Да мнѣ же сказано было, съ Симеонова дни на
печатной дворъ хотѣли посадить. Тутъ было душа моя возжелала да дья¬
волъ не пустилъ. Помолчалъ я немного, да вижу, что неладно колесница течетъ; одер¬
жалъ ее сице, написавъ, подалъ царю: царь государь и прочая, какъ ве¬
дется, подобаетъ ти пастыря смиренномудра матери нашей общей—церкви
взыскать, а не просто смиренна и потаковника ересехъ. Таковыхъ же на¬
добно избирать во епископство и прочихъ властей. Бодрствуй, государь, а
не дремли, понеже супостатъ дьяволъ хощетъ царство твое проглотить; да
тамъ многонько написано было. Спина у меня въ то время заболѣла, нс
смогъ самъ выбреетъ и подать выслалъ на переѣздъ съ Ѳеодоромъ юроди¬
вымъ. Онъ же дерзо къ корѣте приступилъ и кромѣ царя письма не далъ
никому; самъ у него, протяня руку ис кореты, доставалъ, да въ тѣснотѣ
людской не досталъ. Осердясь велѣлъ Феодора взять и совсѣмъ подъ Крас¬
ное крыльцо посадить; потомъ, къ обѣднѣ пришѳдъ, велѣлъ Феодора къ
церкви привести и взялъ у него письмо, велѣлъ его отпустить. Онъ же
покойникъ побывалъ у меня, сказалъ—царь де тебя зоветъ, да и меня въ
церковь потащилъ; пришедъ предъ царя сталъ предъ нимъ юродствомъ
шаловать, такъ ево велѣлъ въ Чюдовъ отвести. Я предъ царемъ стою, по¬
клонясь на него гляжу, ничего не говорю, а царь мнѣ поклонясь, на меня
стоя глядитъ, ничего жъ не говоритъ, да такъ и разошлись; съ тѣхъ поръ
и дружбы только, онъ на меня за письмо кручиненъ сталъ, а я осердился
же за то, что Ѳеодора моего подъ начало послалъ; да и комнатные на меня
жь: «ты не слушаешь царя», да и власти на меня жь: «ты насъ оглашаетъ
царю и въ писмѣ своемъ бранишъ и людей учишъ къ церквамъ, къ пѣнію
нашему не ходить». Ди опять стали думать въ ссылку меня послать. Фео¬
дора сковали въ Чюдове монастыре, Божіею волею и желѣза разсыналися
на ногахъ. Онъ же влѣзъ послѣ хлѣбовъ въ жаркую печь, на голомъ гузнѣ
ползая на полу — крохи побиралъ. Чернцы же видѣвъ бѣгше, архимариту Оідііігесі Ьу 1^.005 іе