Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
39 неже праздника ради но томимъ іілоти метаніемъ, а главу наклоняемъ в
поясъ без лѣности и без гордыни Господу Богу и Творцу нашему. Субота
бо есть упокоенія день, в онъ же Господь ночи от всѣхъ дѣлъ своихъ, а
недѣля—всѣхъ насъ востаніе воскресенія ради. Тако же и праздники ра¬
достно и духовно веседящеся торжествуемъ. Видишъ ли, боголюбче, какъ
у святыхъ тѣхъ положено розводно, и спасительно, и покойно, не какъ у
нынѣшнихъ антихристова духа: и в великой постъ метанія на колѣну
класть окаянные не захотѣли, гордыни и лѣности ради. Да что сему ко¬
нецъ будетъ! Развѣ умерши станутъ кланятца прилежьно, да мертвые уже
на ногахъ не стоять и не кланяются, лежатъ всѣ и ожидаютъ общаго
востанія ц противо дѣлъ воздаянія, а мнѣ видятся равны уже онѣ мертве¬
цамъ тѣмъ, аще и живи суть, но исполу живи, но дѣла мертвечія тво¬
рятъ—срамно и глаголати о нихъ. Онѣ же бѣдные мудрствуютъ трема
персты крестится—большой и указательный и великосредній, слагая в
Троицу, а не вѣдомо в какую, болшо в ту, что во Апокалепсисѣ пишетъ
Иванъ Богословъ—зміи, звѣрь, лживый пророкъ (Толкованіе: зміи — гла¬
голется діяволъ, а лживый пророкъ учитель ложный, папа или патріархъ,
а звѣрь—царь лукавый, любяй лесть и неправду). Сіи три перста предалъ
Фармосъ, папа римской, благословлялъ и крестился ими, и по немъ бывый
Стефанъ, седмый папа, выкопавъ, поругалъ его, перстъ отсѣкше бросилъ
на землю, и разступилася земля и ножре перстъ; таже отсѣкше другій,
бросилъ, и бысть пропасть велика; потомъ и третій отсѣкше бросилъ,
изыде изъ земли смрадъ лютъ и начата люди отъ смрада издыхати. Сте¬
фанъ же велѣлъ и тѣло Фармосово в Тиверь рѣку кинутп и, сложа персты
своя, но преданію благословилъ пропасть и снидеся земля но прежнему
паки (о семъ писано в лѣтописце латынскомъ, о вѣрѣ книги указуетъ,
лѣтописецъ которой). Но аще ревнитель Стефанъ и обличилъ сію три-
нерстную ересь, а однако Римляне и до нынѣ трема персты крестятся,
потомъ и ПолЬшу прельстили и всп окрестныя рѣши — Немецъ, и
Серби, и Албанасы, и Волохи, и Греки вси оболстились, а нынѣ и наша
Русь тѣже три перста возлюбила—преданіе Никона отступника со дьяво¬
ломъ и с Фармосомъ. Еще и новый адовъ'песъ выскочилъ из бездны в Гре¬
кахъ Дамаскинъ иподьяконъ безъимянникъ, и предалъ безумнымъ Гре¬
камъ тѣже три перста, толкуетъ за Троицу, отсѣкая вочеловѣченіе Хри¬
стово. Чему быть! Выблядокъ того же римскаго костела, братъ Никону
патріарху! Да тамъ же въ Грекахъ какой-то, сказываютъ, протопопъ Ма-
„лакса архіереомъ и іереомъ благословлять рукою повелѣваетъ нѣкако
странно, сложа персты Ісусъ Христомъ. Все дико: у давешняго врага во¬
человѣченія нѣтъ, а у сего Малаксы Святыя Троицы нѣтъ; чему быть?
время то пришло, нѣкимъ имъ играть, аже не Богомъ. Да что на нихъ и
. сердитовать. Писанное время пришло. Ипполитъ святый и Беремъ Сиринъ,
издалеча уразумѣвъ о семъ времени, написали сице: и дастъ имъ сквер¬
ный печать свою за знаменіе Спасителево; се о трехъ перстахъ реченно —• Оідііііесі Ьу