Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
297 Аввакумъ сообщаетъ, что его провожали многіе прихожане (Прилож.
стр. 78). Говоря о призваніи Никона на патріаршество, Авва¬
кумъ замѣчаетъ: «царь его на патріаршество зоветъ, онъ бытто
не хочетъ, мрачилъ царя и людей, а со Анною по ночамъ укла¬
дываютъ, какъ чему быть, и много тружався взошелъ на па¬
тріаршество Божіимъ попущеніемъ»,—вѣроятно, здѣсь подразу-
мѣвается особенно ненавистная Аввакуму сторонница Никоно¬
выхъ исправленій Анна Ртищева. Упоминая о своей жизни въ
Москвѣ при Нероновѣ, Аввакумъ передаетъ, что «поговорилъ о
братіяхъ родныхъ духовнику, и онъ ихъ вверху у царевны, а
инова при себѣ жить устроилъ попомъ въ церькви», — это из¬
вѣстіе касается, конечно, тѣхъ братьевъ Аввакума, которые
умерли во время морового повѣтрія. Протопопъ Даніилъ Тем-
никовскій называется Никольскимъ («другова тамъ, Николь¬
скаго»). Въ разсказѣ о первомъ своемъ арестѣ Аввакумъ доба¬
вляетъ эпизодъ объ исцѣленіи бѣсноватаго «брата подначальнаго
изъ Хамовниковъ». Приведя пророчество Неронова о бѣдствіяхъ,
грозящихъ русской землѣ, Аввакумъ прибавляетъ: «а опослѣ и
самъ милой принужденъ тремя персты креститца», и затѣмъ
распространяется о дѣйствіяхъ антихристова духа. Въ повѣствованіи о Даурской ссылкѣ опущены нѣкоторыя
подробности относительно помощи, оказывавшейся семейству
Аввакума женой и снохой Пашкова, на зато пространнѣе ска¬
зано о походѣ отъ озера Иргеня: .вмѣсто предложенія: «одинъ
бѣдной горемыка-протопопъ нарту сдѣлалъ и зиму всю воло¬
чился за волокъ» (Мат. V, стр. 34),—мы находимъ слѣдующій
отрывокъ, болѣе рельефно представляющій положеніе: «Одинъ
бѣдной протопопъ здѣлалъ нарту и зиму всю за волокъ бро¬
дилъ. У людей собаки въ подпряшкахъ, а у меня не было; оди-
нова лишо двухъ сыновъ, маденки еще были, Иванъ и Прошъ
пей тащили со мною, что кобелки, за волокъ нарту. Волокъ—
верстъ за сто—насилу бѣдные и перебрели; а протопопица муку
и младенца за плечами на себѣ тащила, а дочь Ографена брела,
да на нарту и взвалилась, и братья ея по маленку со мною та¬
щили. И смѣхъ и горе, какъ помянутся дніе оны: робята-тѣ
изнемогутъ и на снѣгъ повалятся, а мать по кусочку пряничка
имъ даетъ, и они съѣдши опять лямку потянутъ; и кое-какъ
перебилися волокъ, да подъ сосною и жить стали, что Авраамъ
у дуба мамврійска. Не пустилъ насъ и въ засѣку Пашковъ сперва, Оідііііесі Ьу ѵ^оодіе