Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

Содержание
OCR
265 полнотой отличается списокъ Е. В. Барсова, заключающій въ
себѣ болѣе особенностей реальнаго Аввакумовскаго стиля, -кото¬
рыя сглажены въ Хлудовскихъ спискахъ; ближе всего къ Бар-
совскому списку подходятъ Богдановскій и ХлудовскіЙ № 267,
въ Хлудрвскомъ же спискѣ № 273 пропущенъ довольно боль¬
шой отрывовъ, касающійся боярыни Морозовой и бывшихъ вмѣстѣ
съ нею въ Боровскѣ княгини Урусовой и Маріи Даниловой. По формѣ своей это сочиненіе представляется вполнѣ дѣль¬
нымъ и законченнымъ: есть и вступленіе «Паки и паки и еще
къ вашей любви побесѣдую», есть и заключеніе «Богу нашему
слава о всемъ, аминь», а самое изложеніе отличается извѣст¬
ною логическою послѣдовательностью. Возстаетъ Аввакумъ въ
этомъ своемъ полемическомъ трактатѣ противъ новыхъ пріе¬
мовъ православнаго иконописанія, въ которомъ проявляется
нелишнее стремленіе къ живости и естестественности, и въ
этомъ стремленіи онъ видитъ латинское вліяніе. «Есть же дѣло
настоящее, говорить онъ, пишутъ Спасовъ образъ Еммануила,
лицо одутловато, уста червонная, власы кудрявыя, руки и мышцы
толстыя, персты надутыя, такъ же и у ногъ бедры толстыя, и
весь яко нѣмчинъ брюхатъ и толстъ учиненъ, лишо сабли-той
при бедрѣ не написано. А то все писано по плотскому умыслу:
понеже сами еретицы возлюбиша толстоту плотскую и опровер-
гоша долу горняя. Христосъ же Богъ нашъ тонкостны чювства
имѣя вся, якоже и богословцы научаютъ насъ. Чти въ Марга¬
ритѣ слово Златоустаго на Рожество Богородицы; въ немъ пи¬
сано подобіе Христово и Богородично: ни близко не походило,
какъ нынѣ еретицы умыслиша. А все то кобель борзой Никонъ
врагъ умыслилъ будто живыя писать. А устрояеть все по фряжь-
скому, сирѣчь по нѣмецкому. Якоже пишутъ фрязи образъ Бла¬
говѣщенія Пресвятыя Богородицы, чреватую, брюхо на колѣни
виситъ,—во мгновеніи ока Христосъ совершенъ во чревѣ обрѣ-
теся! А у насъ въ Москвѣ обрѣтеся,—въ Жезлѣ написали слово
въ слово противъ сего: въ вачатіи-де Христосъ обрѣтеся въ дѣ¬
вицѣ совершенъ человѣкъ, яко да родится. А въ другомъ мѣ¬
стѣ яко тридесяти лѣтъ. Вотъ смотрите-су, добрые люди: коли
съ зубами человѣкъ родится! На васъ всѣхъ шлюся отъ мала
до велика: бывало ли то отъ вѣка? Пуще они фряговъ-тѣхъ
напечатали враги Божіи». Въ своемъ обличеніи новаго иконо¬
писанія Аввакумъ прибѣгаетъ къ ироническому предположенію Оідііііесі Ьу Ьоодіе